Category: медицина

Закат над Кремлем

То, что происходит с детьми в России – трагедия, которая еще не реализовалась полностью

a_krutelev: МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА

Индивидуальное сознание, инстинктивно защищаясь от всего слишком сложного и неприятного, сохраняя силы для решения насущных, неотложных повседневных проблем, старается не замечать качественного усложнения и повышения многообразия своей среды обитания. Когда от него не удается отвернуться, индивидуальное сознание склонно считать его то ли не имеющей практического значения фантазией, то ли не существующим в действительности миражом, то ли чудовищной ересью.

Сознание воспринимает только наиболее близкие к нему, наиболее доступные и потому неизбежно разрозненные элементы нового образа человечества – так действует феномен вытеснения реальности из сознания. Но…вот факты, которые требуют по меньшей мере интерпретации и соотнесения с реалиями и перспективами нашего существования.
*********************
Еще в далеком 1974 году в США вышел в свет МЕМОРАНДУМ National Security Study Memorandum 200: «Осложнения роста населения в мире для безопасности интересов США в Америке и во всём мире», созданный коллективом авторов под руководством Советника по Нац. Безопасности Генри Киссинджера

http://en.wikipedia.org/wiki/National_Security_Study_Memorandum_200
Меморандум 200 объявил депопуляцию в мире основной стратегической задачей США.
Текст Меморандума: http://www.population-security.org/28-APP2.html


«Сначала мы получили население. В мире сегодня 6,8 млрд человек. Это число возрастет до примерно 9 млрд. Теперь, если мы действительно сделаем большую работу по новым вакцинам, здравоохранению, услугам в области репродуктивного здоровья, мы уменьшим его, возможно, на 10 или 15%»
Bill Gates - Population Reduction @ TED 2010
«Индивидуум абсолютно беспомощен перед лицом глобального заговора, который настолько чудовищен, что он не может и не хочет в него поверить». – «The individual is handicapped by coming face to face with a conspiracy so monstrous he cannot believe it exists.»-- J. Edgar Hoover


Против России ведется медико- биологическая война, которую мы не замечаем, предпочитая интерпретировать происходящее как естественные процессы, как издержки цивилизации либо извращения управляющих систем. Это война нового типа, война концептуальная и косциентальная, война которая ведется на уничтожение базовых смыслов и символов в сознании противника, война отравления колодцев здравого смысла, национального самосознания и достоинства, война для организации отчуждения и раздора, для инициации палачей и предателей среди нас, война, в которой мы сами должны уничтожить себя и друг друга.

[Человеческий рассудок не допускает возникновение и существование чудовищных явлений. Тем не менее то, что вчера еще казалось совершенно немыслимым и недопустимым, воспринималось бы как проявление злых потусторонних сил, как победа сил зла над нормальным человеческим миром - сегодня воспринимается как должное и занимает в умах людей такое место, как в прошлом - вполне безобидные и стандартные явления.]
Человеческий рассудок не допускает возникновение и существование чудовищных явлений. Тем не менее то, что вчера еще казалось совершенно немыслимым и недопустимым, воспринималось бы как проявление злых потусторонних сил, как победа сил зла над нормальным человеческим миром - сегодня воспринимается как должное и занимает в умах людей такое место, как в прошлом - вполне безобидные и стандартные явления. Сегодня то, что еще недавно не придумало бы самое изощренное садистское воображение, осуществляется на практике, и большинство из нас либо не замечает того, что происходит, либо, так или иначе соприкоснувшись с происходящим, принимает это как само собой разумеющееся.

Медицинская мафия, базирующаяся главные образом в Израиле и Соединенных Штатах навязывает всему миру свои порочные методы, свои ядовитые медикаменты и свою бесчеловечную, аморальную медицинскую практику. Эта политико-экономическая структура практически полностью контролирует основное производство лекарственных препаратов в мировых масштабах, оказывает основное влияние на политику медицинских исследований и медицинских учреждений, навязывает все главные и доминирующие лечебные методики, нормы и методы врачебной практики, регламент отношений между врачами и пациентами, а также полностью контролирует систему образования в области медицины.

Создана система, планомерно уничтожающая человечество с помощью направленного изменения среды обитания. Организованы тяжелые дисэлементозы и гиповитаминозы, извращающие и блокирующие базовые биохимические реакции и влекущие спектр тяжелых и фатальных заболеваний, таких как диабет, кардиоваскулярные патологии, онкопатологии и пр. Рост фатальной заболеваемости и смертности прямо коррелирует с медико-фармацевтической агрессией.

Целенаправленно с применением фармакологической химиотерапии и модулирующих компонентов пищи осуществляется эрадикация (уничтожение) симбионтных микроорганизмов, необходимых для реализации важнейших физиологических и биологических процессов, таких как окислительное фосфорилирование, регуляция реологических параметров крови, синтез жизненно важных витаминов и иммунных комплексов и влекущих полное изменение микробиоты (нормофлоры) человека с доминированием патогенных бактерий и вирусов.

Разработаны и применяются системы ослабления иммунной системы детей и взрослых путем введения т.н. «вакцин», содержащих тяжелые металлы, фрагменты патогенных вирусов и наноразмерные объекты, обеспечивающие проникновение патогенов через гематоэнцефалический барьер и депонирование их в тканях мозга. Созданы и применяются десятки «лекарств», официально запрещенных во всем мире, и активно использующихся только в России: такие как Имодиум (Лоперамид), Кагоцел (отходы производства хлопка с обойным клеем, вызывает азооспермиею - неинвазивную альтернативу хирургической вазэктомии), Бронхомун (вызывающий аутоиммунные реакции-то есть бронхиальную астму и аллергии), ацетилированные салицилаты и т.д.

Президент межрегионального Общества фармакоэкономических исследований, заместитель председателя Формулярного комитета РАМН, доктор медицинских наук, профессор Павел ВОРОБЬЕВ, по оценке которого более 70% лекарственных препаратов, которые реализуются на территории России, не оказывают необходимого лекарственного эффекта, что такие «лекарства» как Солкосерил, Церебролизин и Актовегин (эффективность этих препаратов не доказана); иммуномодулятры, такие как Ингарон, Кагоцел, Арбидол, Альфарон и Ингавирин; Рибоксин и Кокарбоксилаза;; Кaвинтон и Винпоцетин, Пантогам, Аминалон, Тенотен, Пирацетам, Ноотропил, Семакс, Фезам, Фенибут и Пикамилон, использующиеся под видом ноотропов Фенотропил, Мексидол и Милдронат, такие популярные препараты как Мезим Форте, Ливолин Эссенциале Н, Эссенциале, Ново-пассит, Валокордин и Корвалол не имеют терапевтического эффекта, и являются в лучшем случае пустышками. Мнения специалистов игнорируются в угоду маркетинговым отделам фармкорпораций.

Показательно выглядит история «противовирусного» препарата Кагоцел. Кагоцел – препарат, широко применяемый для лечения ОРВИ, гриппа и герпесвирусной инфекции у взрослых и детей от 3 лет.
ОРВИ и грипп – самые распространённые заболевания у взрослых и детей. Заболеваемость составляет 18 тыс. на 100 тыс. человек, среди детей в 3,6 раз выше – более 67 тыс. на 100 тыс. человек, что обеспечивает широту ниши применения и охвата.
В 1985 году ежегодный отчёт Rockefeller Foundation (Фонда Рокфеллера) подчеркнул, что все силы надо бросить на разработку и внедрение в практику найденного, обладающего антифертильной активностью вещества "Госсипол" “gossypol”, или ? C30H30O8. Его описание гласит: Изучение вызывания химической стерильности мужчин концентрируются на госсиполе, природного вещества, извлекаемого из семян хлопка, который обладает длительным контрацептивный действием на мужчин. Действительно, токсический полифенол, извлекаемый из хлопка, показал себя эффективным стерилизующим веществом.

В состав препарата входит наноразмерный полимер. Особенность наноагрегатов –то что они обеспечивают проникновение микроорганизмов через гематоэнцефалический барьер, в том числе и патогенов. Весьма вероятно, что отмечающиеся в последние годы «загадочные» вспышки менингита, характерные необъяснимым фактом наличия разных возбудителей в однородной группе заболевших, вызваны именно наноагрегатами. Этот вопрос не исследован, несмотря на известность феномена.

ВОЗ еще в 1998 г. запретила применение госсипола. Тем не менее препарат активно продвигается и рекомендуется врачами к применению. По данным аналитического агентства IMSHealth, противовирусный препарат «Кагоцел» за май 2014 года занял первое место по продажам в своем сегменте. Вот так государственная корпорация «Роснано» и компания «Ниармедик плюс» открыто и откровенно выполнило заказ Rockefeller Foundation по депопуляции населения РФ.

Важными факторами являются изменение структуры питания: квота природных компонентов, особенно содержащих растительные волокна и сорбенты неуклонно снижается, увеличивается доля дисрапторов, искажающих эндокринные реакции организма, таких как соевые шроты, содержащие эстрогеноподобные вещества, химические контаминанты в пище и бытовой химии. Например, ПАВ (поверхностно- активные вещества), попадающие в клетку, изменяют базовые физические параметры цитозоля, блокируют митохондрии и ионные каналы, меняют свойства и реакции клеточной мембраны.

Вокруг РФ работают 8 так называемых «референсных лабораторий» министерства обороны США, отслеживающих и регулирующих трансформацию базовых метаболических процессов и морфофункциональных изменений в популяции населения РФ. Биохимическая несостоятельность организма современного человека и обусловленные ей иммунная несостоятельность, и патологические изменения эндокринной и адаптивной реактивности смоделированы сознательно и всегда рассматривались и рассматриваются в Форт-Детрик и Пентагоне и как факторы управляемой биологической деградации и как преморбидный фон для боевого применения биологического оружия.

ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ – ЭТО ВОПРОС ЖИЗНИ И СМЕРТИ РУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ  

Самое страшное, самое непоправимое и необратимое в происходящем – здоровье детей.
Сегодня только 4% детей считаются условно здоровыми, остальные больны. В аналитическом отчете академика РАМН Баранова А.А. (2010) указано, что в последние годы (2000-2010) педиатры отмечают уменьшение количества детей, относящихся к 1 группе здоровья и увеличивающуюся инвалидизацию детского населения России. Существенные негативные тенденции произошли в состоянии здоровья школьников.

За 1992 – 2002 гг. уровень распространенности функциональных отклонений учащихся младшей школы повысился на 84,7%, хронических болезней – на 83,8. Каждый третий ребенок уже с периода новорожденности имеет различные болезни и отклонения в состоянии здоровья. Заболеваемость новорожденных в целом увеличилась за 5 лет на 20% и достигла 5801,8 на 10000 родившихся живыми
.
Это цифры 2002 года – сегодня ситуация за гранью медико-биологической катастрофы.

Впервые в истории человечества растут дети, которые будут жить намного меньше родителей и будут находиться в полной зависимости от медицинского «сервисного сопровождения» и от «лекарственных» средств, снимающих симптоматику.

По комплексу медицинских и психолого-педагогических критериев 30-50% детей шести лет не готовы к школьному обучению. Только 20% юношей призывного возраста полностью соответствуют международным стандартам для службы в армии.

«Эффективность» работы здравоохранения иллюстрируют следующие результаты их работы: за период обучения в школе с I по VIII классы число здоровых детей снижается в четыре раза. Число детей с близорукостью возрастает с 3 до 30%, с нервно-психическими расстройствами — с 15 до 40%, с гастроэнтерологическими заболеваниями — в два раза.

Социально обусловленную патологию определяет не столько общая распространенность болезней, сколько частота и тяжесть хронических болезней, появление необычных заболеваний у детей, а также «омоложение» ряда нозологических форм (язвенная болезнь, гипертоническая болезнь, сосудистые нейровегетативные дистонии, неврозы, сахарный диабет, инфаркт миокарда и даже мозговые инсульты у детей и др.).

Многими практикующими педиатрами отмечается негативная динамика: усугубление патологической нагрузки по возрастам. Чем ниже возраст ребенка - тем хуже состояние здоровья в аспекте прогноза.. Этот процесс прямо коррелирует с увеличением ятрогенной и антропогенной нагрузки на состояние здоровья популяции. Тот факт, что эти процессы не находят интерпретации в научных исследованиях и медицинской периодике, свидетельствует о деградации и имитационности педиатрической службы и здравоохранения в целом – как системы.

Неконтролируемый рост хронической патологии – одна из основных причин ухудшения демографической ситуации в России. Срочные мероприятия по охране детского здоровья в России жизненно необходимы, иначе у России нет будущего.

Наряду с соматическим, ухудшается репродуктивное здоровье. Также проявляются и нарастают явления децелерации, снижаются антропометрические показатели, возможности адаптации из-за нарушений энергетического обмена, уровень функционирования иммунной системы как следствие незрелости лимфоидной ткани, проявляются неврологические патологии и расстройства поведения вследствие энцефалопатий. Распространенность основных форм психических заболеваний среди детей и подростков каждые десять лет возрастает на 10–15%. Нервно-психические заболевания являются причиной 70% инвалидности с детства.

Резкий рост дезадаптации подростков, проявляющийся в девиантных формах поведения, связан с минимальными мозговыми дисфункциями, с неврозами, психопатиями, характерологическими аномалиями личности, психопатоподобными состояниями. В настоящее время не вызывает сомнения существование минимальных мозговых дисфункций не менее чем у 20% детей в общей популяции.

ЭТИ СОСТОЯНИЯ ОБУСЛОВЛЕНЫ ГИПОКСИЧЕСКИ-ИШЕМИЧЕСКИМИ ПОВРЕЖДЕНИЯМИ МОЗГА В ПЕРИНАТАЛЬНОМ и ИНТРАНАТАЛЬНОМ ПЕРИОДЕ.

Осложнения беременности, родов и послеродового периода в течение десятилетия выросли кратно – в 2,7 раза. Нерешенность этого вопроса влечет за собой дальнейшее обострение медико-биологической ситуации. Отсутствие нутриционной профилактики в антенатальном периоде в условиях дисэлементозов и гиповитаминозов, влечет за собой развитие цепи патологических процессов, приводящих к развитию диспластических процессов в онтогенезе и является ведущим фактором снижения здоровья детей. Элементарная информация о необходимости приема в период гестации витаминов и минералов как необходимого условия эмбриогенеза акушерами-гинекологами пациентам не транслируется.

Необходимо немедленно прекратить порочную практику необоснованного разрешения родов путем КС (кесарева сечения). Депрессивное влияние средств для анестезии, физиологическая неподготовленность ребенка к внеутробному существованию вследствие выключения естественного биомеханизма и ауторегуляции родов и нарушения процессов интранатальной адаптации, а также осложнения при проведении анестезиологического пособия и самой операции вызывает каскад адаптивных, компенсаторных и регуляторных нарушений.

Актуальнейшей проблемой является профилактика нарушений метаболизма в эмбриональном и постнатальном периодах и антенатальная церебропротекция или превентивная защита мозга новорождённых от развития гипоксически-ишемического поражения ЦНС. Необходимо пресечь главную причину интранатальной гипоксии, дающую основной массив энцефалопатий – наложение зажима Кохера на пуповину сразу после рождения ребенка до полной инфузии плацентарной крови ребенку. 150-160 мл. плацентарной крови, содержащей кислород, стволовые клетки, сигнальные молекулы, индуцирующие открытие альвеол должны поступать ребенку. Одно лишь это мероприятие способно кратно снизить послеродовые энцефалопатии.

        СОЦИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ      

Неудовлетворенность качеством медицинского обслуживания стала одной из значимых причин невротизации населения. Неэффективность лечения порождает социальную апатию, депрессию, чувства обреченности, страха, неуверенности, социальной невостребованности.

СОСТОЯНИЕ И КАЧЕСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДОМИНАНТОЙ СОЦИАЛЬНОГО НАПРЯЖЕНИЯ.

Состояние здравоохранения стало значимым фактором, снижающим репродуктивную активность населения и значимо углубляющим демографическую пропасть. Рождение больного ребенка, фатальная обреченность и бессилие педиатров и специалистов, антинаучная теория о генетической детерминированности заболеваемости – мощный инструмент депопуляции населения России.

населения до критического уровня, следствием которого станет кризис экономический, социальный и общественно-политический. Состояние системы здравоохранения стало вопросом стратегической безопасности государства.
Рост заболеваемости, особенно фатальной, рост хронизации, инвалидизации в ближайшие годы снизит количество трудоспособного

Критически низкий уровень состояния популяционного здоровья в ситуации неконтролируемой здравоохранением медико-биологической катастрофы диктует необходимость объединения усилий государства и общества, а также координацию действий всех общественно-политических структур в целях разработки и реализации мероприятий, в том числе федеральных, отраслевых и региональных целевых программ для содействия осуществлению практических мер в области сохранения здоровья и в первую очередь, среди детей и молодёжи. Необходимы действенные, адекватные меры для восстановления эффективного, соответствующего требованиям времени, высококомпетентного и социально-ответственного здравоохранения.


Крутелев Александр Сергеевич, к.б.н., нутрициолог, ВФД

Медики "бьют тревогу": лишь 10% детей к окончанию школы абсолютно здоровы

«Родовспоможение» как инструмент депопуляции.


Существующую в РФ эпидемиологическую ситуацию корректно характеризовать как направленную хорошо организованную биологическую деградацию Homo sapiens как вида, ставящую под вопрос его дальнейшее существование на планете. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА вышла за рамки медико-биологической проблемы и стала проблемой социальной, экономической, политической, демографической, мировоззренческой и метафизической.

Снижение качества медицинской помощи, дезинтеграция системы профилактики отразились на здоровье не только больных, но и здоровых. Снижение уровня здоровья коснулось всех слоев населения - работоспособных лиц, пенсионеров, детей. По данным НИИ социальной гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н.А. Семашко РАМН, состояние здоровья населения представляет реальную угрозу национальной безопасности страны.

ПИШЕТСЯ ПОСМЕРТНЫЙ ЭПИКРИЗ ПАЦИЕНТА ПО ИМЕНИ РОССИЯ.

Доклад Форуму ЗДРАВООХРАНЕНИЕ Общероссийского Народного Фронта полностью.

__________________
Аптека
ещё по теме ранее:



Теперь самое главное. Этот доклад обязан быть в каждом доме. Поэтому пост будет "висячим", чтобы его легко можно было найти. Разберитесь, найдите, пожалуйста, время, не поленитесь пойти по всем ссылкам. Изучите вопрос. Переварите его в голове. Распечатайте, расскажите домашним, друзьям, коллегам.

ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНА ДЛЯ НАШЕЙ ЖИЗНИ. НЕОБХОДИМО что-то делать, системно, давайте вместе думать что.
Где посадки?

там дорог нет, город запущен, словно застрял в 90-х, медицина в ж... а эта идиотка памятники ставит

7 декабря 2019 года в городе Александрове Владимирской области на набережной реки Серой состоится торжественное открытие памятника Иоанну IV Грозному. Эту информацию подтвердила глава Александровского района Людмила Кузьмина. Кроме фигуры самого царя на набережной Серой должны появиться фигуры двух стрельцов.


не два стрельца, а два опера нужно для этой мадам, ну и для всей администрации - посадить нах и чтобы не питюкали и хотелки свои поприжали


PS
кстати, обратите внимание: это "знаменательное культурное событие" входит в программу мероприятий 100-летия музея-заповедника «Александровская слобода» (1919 – 2019).
т.е. в 1919 году - в разгар иностранной интервенции, разрухи, восстановления и т.д. - Советское Правительство приняло решение о создании музея в Александрове. Наверняка реставрация была и т.п. (прим. - точно! Барановский, Кавельмахер и др).. И сколько музеев, институтов - научных и учебных - было открыто заново, сколько институтов, заводов, фабрик получили вторую жизнь. С 90-х - произошло ровно наоборот, до практически нуля. Зато памятников низкого пошиба - завались. И при этом РФ - преемница. А большевики плохие. Оксюморон какой-то.


Закат над Кремлем

ещё бы Роспотребнадзор подключился и Минздрав - разъяснили бы нам всем, откуда такой рост онкологии



где это ФАС увидел Ариеэль и проч. импортного производства? - всё говно производится в Новомосковске
а отрава для животных под видом западных марок - в Ступино

Закат над Кремлем

Воронеж

Лечебный стул № 0001.
Лечебный стул № 0001
Его ещё называют «стул от жлобства». На спинке стула написано: «Всяк садящийся заряжается добром и утрачивает жлобскую свою натуру». Лечение происходит «при помощи энергии, исходящей от рук на сиденье, но прежде всего от самого искусства, которое воплощено в стуле».



из комментариев:
Герои сказок Пушкина, конечно же, никакого отношения к бизнес-центру не имеют, когда их устанавливали, этих бизнес-центров ещё и в помине не было. А относятся они к архитектурному комплексу кукольного театра. Кстати, у большинства из них уже очень давно не хватает различных деталей: у старика спёрли золотую рыбку, у звездочёта - золотого петушка с подноса, у Ивана-царевича - жар-птицу из подмышки (это, кстати, единственный герой не из пушкинской сказки), короче, утащили всё, что блестело, а у Балды непонятно зачем отломали длинный конец верёвки, которой он мутил воду, осталось только то, что он в руках держит. Вот только бес с лошадью и не пострадали :))
И вы себе не представляете, какое безумное количество разных "узоров и звёзд" не так давно понавешали над улицами в центре города. Очень надеюсь, что старенький экскаватор при этом остался цел. Нужно будет как-нибудь съездить проверить...
Закат над Кремлем

вперёд, к 1913 году



ранее

Кстати.
17 ноября 1917 года (!) был образован Наркомат государственного призрения, в составе которого 1 января 1918 года начал функционировать отдел охраны материнства и младенчества... Возглавила работу по организации охраны материнства и детства Вера Павловна Лебедева.


[советская педиатрия рождалась в стенах Московского Воспитательного дома.. и не случайно]31 января 1918 года декретом наркомата все учреждения государственного призрения сливаются в одну государственную организацию и передаются в ведение упомянутого отдела.

13 мая 1918 года вышло распоряжение Комиссариата социального обеспечения № 14, подписанное А. Винокуровым: «Ввиду того, что существующие Воспитательные дома с их питомническим промыслом не отвечают задачам Социального обеспечения младенчества, поручаю Отделу Охраны Материнства и Младенчества при Народном Комиссариате Социального Обеспечения немедленно приступить к реорганизации воспитательных домов и, в первую голову, Московского Воспитательного дома, на началах действительной охраны младенчества». Председателем комиссии по реорганизации Московского Воспитательного дома назначен выдающийся акушер Александр Николаевич Рахманов.. Так Московский Воспитательный дом был преобразован в «Дом Охраны Младенца». Основными его работниками стали члены комиссии по реорганизации Московского Воспитательного дома, а сам дом явился образцом показательного учреждения такого рода.
Вид на Кремль, Воспитательный дом
Московский Воспитательный дом был выбран не случайно - так логично были продолжены его традиции, его суть, изначально заложенная Екатериной Великой в 1763 году. Екатерина II в своем Манифесте определила его как Государственное учреждение для сохранения жизни и воспитания в бедности рожденных младенцев, большинство из которых поступали в тяжелом состоянии и требовали медицинской помощи. В связи с такой ситуацией в Воспитательном доме изначально существовали лазареты для больных детей, штат врачей и среднего медперсонала. С годами в Доме происходили организационные и структурные изменения, и он все больше приобретал черты медицинского учреждения. Кроме лазаретов была построена больница, открылись специализированные отделения, значительно увеличилось количество врачебного персонала. По словам В. П. Лебедевой, «Вспитательный дом превратился в учреждение, которое в неприкосновенности своей сохранилось до Октябрьской революции, которое было реорганизовано большевиками и которому только после Октябрьской революции был придан характер научного учреждения…»

Из учреждения Московского подотдела ОММ, предназначенного первоначально для выполнения функций по призрению подкидышей и сирот в раннем возрасте, Дом трансформировался в лечебно-профилактическое учреждение. В Доме изменился характер работы: сократили число поступающих в него младенцев, открыли отделения для здоровых и больных детей, клинику для тяжелобольных детей, лабораторно-диагностические подразделения, соответствовавшие современным для того времени научным запросам и практическим требованиям, консультацию для детей раннего возраста, молочную кухню.

Воспитательный дом стал единственным в Советской России центром, где началась разработка различных научных направлений по исследованию физиологии и патологии ребенка раннего возраста, его психологии, воспитания и педагогики, а также изучение вскармливания и новейших методов лечения, социальных вопросов, влияющих на организм матери и ребенка. Позже Интституты Охраны маьтеринства и младенчества открылись во всех республиках Советского Союза.

С 1919 года в отделениях Дома охраны младенца проводилась подготовка врачей и среднего медицинского персонала по вопросам педиатрии и акушерства, а к 1921 году он стал уже центральным учреждением, куда приезжали врачи из всех республик.

В 1920 году родовспомогательное заведение Московского Воспитательного дома было реформировано под руководством в Институт акушерства, который тоже осуществлял научно-педагогическую работу и который возглавил А. Н. Рахманов

Т.е. научную направленность приобретала деятельность Московского родовспомогательного заведения, преобразованного в 1920 г. в Институт акушерства, которое до 1888 г. входило в состав Императорского Московского воспитательного дома и включало в себя Родильный госпиталь, основанный в 1763 г., и Повивальный институт, открытый в 1801 г. Институт акушерства занимался исследованием физиологии и патологии женского организма во всех его стадиях и различных возрастных группах. Его педагогическая работа заключалась в подготовке акушерок и медсестер, специалистов по охране материнства и младенчества в городе и деревне. Слияние этих двух показательных учреждений положило начало единому Научному институту ОММ.

10 ноября 1922 года, на коллегии Наркомздрава было утверждено положение о Государственном научном Институте охраны материнства и младенчества


Сотрудники Государственного Научного Института Охраны Материнства и Младенчества (ГНИОММ). Конец двадцатых – начало тридцатых годов.
Во втором ряду в центре директор Института ГН. Сперанский (в шляпе).
В первом ряду вторая слева старшая сестра ЕЭ. Цоппи (в фартуке к с красным крестом); второй справа Н. Ф. Альтгаузен


Документы выданные Георгию Несторовичу Сперанскому в Майкопе и Краснодаре






Дом охраны младенца, 1921 год
Вспоминает внук Сперанского:
В начале 1921 года дед получил от В. П. Лебедевой приглашение приехать в Москву и официальный вызов из наркомата здравоохранения. Летом этого же года Сперанские вернулись в столицу и вновь стали жить в своей квартире во 2-м Неопалимовском переулке, правда, занимая там теперь только две комнаты. Организованный ещё в XVIII веке, Воспитательный дом на Солянке, прозванный за чрезвычайно высокую смертность детей «фабрикой ангелов», был к этому времени преобразован в Дом охраны младенца Народного комиссариата здравоохранения (ДОМ НКЗ). Перемена названия мало что изменила в этом заведении. Елизавета Эрнестовна Цоппи, много лет проработавшая там медицинской сестрой, вспоминала о порядках в Доме в первые годы советской власти: «В первое время смертность была ужасающая, так как после революции прекратили отдавать детей в деревню. Ежедневно «палаты» (в них находилось 30 и более детей) обходила женщина с корзинкой, заглядывавшая в дверь с ежедневным стереотипным вопросом: «Покойнички есть?». В случае положительного ответа забирала трупики в корзину. С кормлением детей дело обстояло очень плохо, не хватало ни женского, ни коровьего молока, хотя при Воспитательном доме имелась загородная ферма на 40 коров, откуда ежедневно на Солянку привозили молоко. После революции доставка молока прекратилась… Горбатые пеленальные столы принадлежали ещё Воспитательному дому, а умывальники в палатах сделали только через несколько лет после революции…». Е. Э. Цоппи утверждает, что уже перед революцией в нише каменного забора никакой корзины (для подкидышей. – А. О.) не было, и когда это было, она не знает, может быть, в прошлом веке. В этом столетии подкидышей сдавали в Дом либо те люди, которые нашли младенца, либо городовой, которому они передавали ребёнка.

9 сентября 1921 года на общем собрании врачей Георгий Несторович был единогласно избран старшим врачом этого учреждения и стал заведовать отделением для больных детей, так называемым тринадцатым отделением, организованным в отдельно стоящем здании, окна которого выходили на набережную Москвы-реки около Устьинского моста. В том же году, судя по сохранившемуся у меня документу, Георгий Несторович был приглашен «консультантом для учреждений охраны материнства и младенчества» Губздравотделом Нижнего Новгорода. Вскоре, как пишут А. И. Баландер и М. Я. Пуковская, он был избран профессором по кафедре детских болезней медицинского факультета Государственного нижегородского университета. Как ему удавалось совмещать работу в Москве и Нижнем Новгороде, куда поезд шёл в то время больше 12 часов, остается для меня загадкой, но энергии и сил у моего деда в молодости было хоть отбавляй.

Выходя за рамки своих прямых обязанностей в Доме охраны младенца, он стал проводить еженедельные конференции, на которых обсуждались лечебные и научные проблемы. В 1922 году под редакцией Г. Н. Сперанского стал выходить «Журнал по изучению раннего детского возраста», а в ноябре этого же года по представлению В. П. Лебедевой Народный комиссариат здравоохранения постановил реорганизовать Дом охраны младенца в Государственный научный институт охраны материнства и младенчества (ГНИОММ). Этому предшествовала большая организационная работа, в которой Георгий Несторович принимал самое активное участие.



кто хочет почитать подробно про институт, где рождалась советская педиатрия - пожалуйста
(а сейчас и Института педиатрии толком-то нет - какие-то аббревиатуры, оптимизация, понимаешь)


***
А теперича "принято решение" в Московском Воспитательном Доме устроить хотель, с иностранным капиталом, естесььно... хапнули в центре Москвы домищееее... представляете цену вопроса???? для этого даже статус памятника был внаглую изменён: из федерального он стал региональным - делай, что хошь.. куполом накрыть - да пожалуйста, интерьеры укокошить - да делайте, что хотите, глазки на всё закроем.. .. сколько писем написано, сколько встреч проведено - хоть бы хны.. бабло побеждает историю и разум... а по телеку восхваляют Екатерину.. и чо? то, что она сделала - тоже гробите.

так что, учитывая нынешнее состояние нашего народа, с вопиющей бедностью и прочими лишениями, вплоть до духовного геноцида=десоветизации=системной русофобии и распоясовшихся казнокрадства и коррупции - внушения бесполезности прожитой жизни целой страны, наглющее уничтожение социалистических завоеваний, попрания подвига советского народа в Великой Отечественной войне за эти социалистические завоевания, попрание героического труда советского народа и в годы войны, и в восстановление Родины.. кто бы, как говорится говорил
Закат над Кремлем

Младший брат, Дмитрий Ильич Ульянов.

Дми́трий Ильич Ульянов (4 (16) августа 1874, Симбирск — 16 июля 1943, Горки Ленинские)

Дмитрий Ульянов. Борис МиÑайлович Яроцкий. Иллюстрация 5Из воспоминаний Ольги Дмитриевны Ульяновой

Дмитрий Ильич поднялся от студента-медика, который лечил еще в студенческие годы людей бедного сословия, до земского врача, и затем — до ученого-медика.

Статьи его по жизненно важным проблемам санитарного и врачебного дела в России, такие как: «О холерной эпидемии 1892 г. в Симбирском уезде» (1905 г.), «О желательности бесплатного лечения госпитальных больных в земских больницах Феодосийского уезда» (1913 г.), «Задачи Советской власти в деле охраны народного здоровья» (1918 г.), «Крымская здравница» (1921 г.) и другие, имели большое научное значение.

Дмитрий Ильич регулярно участвовал в съездах эпидемиологов и бактериологов в Крыму и в Москве. После окончания Гражданской войны отец занимался научной деятельностью в Коммунистическом университете имени Свердлова, в научном секторе поликлиники Комиссии содействия ученым при Совнаркоме СССР.

Дмитрия Ильича справедливо считают не только врачом-практиком, но и видным ученым-медиком. Он вел большую санитарно-просветительскую работу.

«Лечебная медицина — это далеко не все в деле охраны народного здоровья», — писал он. — «Там где мы не умеем лечить, мы можем предупреждать болезни, пресекать распространение их, предохранять других от заболеваний.

Мы можем не знать, как лечат какую-нибудь болезнь, но знать причину ее появления, знать, отчего люди ею заболевают. Тогда в чем же задача врача, в чем наша задача?

В том, чтобы устранить те вредные причины, которые вызывают болезнь, предупреждать заболевания.

В противоположность лечебной медицине это будет медицина предупредительная, или общественная санитария (от латинского слова Sanitas — здоровье)...»

Мой отец — младший брат Владимира Ильича Ленина — родился 4(16) августа 1874 года в Симбирске (ныне Ульяновск).

...Весной 1893 года он окончил Самарскую гимназию и подал заявление на медицинский факультет Московского университета. Его приняли, а в мае следующего года сдал экзамены и перешел на второй курс.

[нарком здравоохранения Республики Крым.]
Одновременно Дмитрий Ильич знакомится с революционно настроенными студентами, принимает участие в нелегальных студенческих и рабочих кружках.

В выступлениях Дмитрия Ильича перед рабочими, по свидетельству очевидца, «звучала такая удивительная сила убеждения, такая твердая и всем понятная логика, что слушатели затаивали дыхание, когда он говорил...»

7 ноября 1897 года Д. И. Ульянов был арестован по делу московского «Рабочего союза» и помещен в Таганскую тюрьму в одиночную камеру, на которой было написано: «Государственный секретный преступник».

На допросах Дмитрий Ильич проявил большую выдержку.

В. И. Ленин, находившийся тогда в ссылке в Сибири, тревожился за судьбу брата. Во всех письмах к матери он спрашивает о Дмитрии.

«Надеюсь, что Митя будет уже на свободе ко времени получения этого письма...» — писал он.

«Досадно ужасно, что Митино дело несколько затягивается; неприятно ему будет терять год. Вероятно, все-таки разрешат ему поступить в другой университет или держать экзамен экстерном».

Снова и снова спрашивает Владимир Ильич о брате: «Поджидаю я все, дорогая мамочка, известия о Митином освобождении, да что-то долго его нет». «Приехали ко мне, наконец, дорогая мамочка, и гости...Ужасно грустно только, что ничего хорошего о Мите не привезено!»

Дмитрий Ульянов. Борис МиÑайлович Яроцкий. Иллюстрация 4

В июле 1898 года он вновь спрашивает у матери: «Когда же наконец выпустят Митю? Вот не ожидал, что из-за пустяков раздуют такую ахинею? И куда он поедет, когда выпустят?»

Родные Дмитрия Ильича опасались, что заключение в одиночной камере может подорвать его здоровье. Они г всячески стараются поддержать его морально, передают ему в тюрьму книги, заботятся о нем.

Владимир Ильич советовал ему заниматься гимнастикой:

«...По своему опыту скажу, что с большим удовольствием и пользой занимался каждый день на сон грядущий гимнастикой. Разомнешься, бывало, так, что согреешься даже в самые сильные холода, когда камера выстыла вся, и спишь после того куда лучше. Могу порекомендовать ему и довольно удобный гимнастический прием (хотя и смехотворный) — 50 земных поклонов... но только, чтобы не меньше 50-ти подряд и чтобы, не сгибая ног, доставать рукой каждый раз об пол — так ему и написать...»

В августе 1898 года Дмитрий Ильич был освобожден из тюрьмы, и Владимир Ильич прислал матери радостное письмо:

«Вчера получил я, дорогая мамочка, телеграмму от 21-го о Митином освобождении и письма твое и Анютино. Очень был рад всем известиям, особенно первому. Митя освобожден, следовательно, по окончанию следствия: теперь интересно узнать, что именно приуготовляет для него обвинительная власть».

«Обвинительная власть» высылала Дмитрия Ильича в Тулу, а затем в Подольск. В предписании указывалось, что Д. И. Ульянов «подчинен гласному надзору полиции на один год в г. Подольске», после чего ему было воспрещено жительство в столицах и С.-Петербургской губернии вплоть до особого распоряжения.

Но и будучи поднадзорным, Дмитрий Ильич вместе с сестрой Анной Ильиничной принимает участие в нелегальном издании книг В. И. Ленина, который в го время находился в Шушенском; он держал корректуру книги «Развитие капитализма в России», сверял цитаты, таблицы и т. п., свои замечания он посылал Владимиру Ильичу.

26 января 1899 года Владимир Ильич пишет Дмитрию: «Ошибку в начале IV главы (с. 346) ты отметил совершенно верно, спасибо за это...» «Очень и очень благодарен В. А. (В. А. Ионову. — О. У.), Мите и особенно тебе, — писал Владимир Ильич старшей сестре Анне, —- за все хлопоты с книгой, за судьбу которой... я теперь уже вполне спокоен».

В Московском университете Д. И. Ульянову запретили учиться. После долгих хлопот власти разрешили, наконец, завершить образование в Юрьеве (ныне Тарту). Там тогда учились многие революционно настроенные студенты. Поэтому при поступлении в университет с Дмитрия Ильича взяли подписку о том, что он обязуется не вступать ни в какое тайное общество.

3 октября 1900 года Д. И. Ульянов был принят в число студентов медицинского факультета. Он получил матрикул (зачетную книжку), в которой написано: «Императорским Юрьевским Университетом сим удостоверяется, что Дмитрий Ильич Ульянов нижеозначенного числа принят в число студентов сего Университета по медицинскому факультету. Октября 3 дня 1900 года. № 18020».

В. И. Ленин не переставал интересоваться делами брата. В каждом письме к родным спрашивал, как идут у него занятия. Переписка тех лет между ними, к сожалению, не сохранилась, однако в письмах к матери и сестрам Дмитрий Ильич подробно рассказывал о своих занятиях, о жизни в Юрьеве.

«У меня теперь двое клинических больных и четверо в городе, один, кажется, брюшной тиф, я еще не вполне выяснил, беготни много, совсем некогда дома заниматься». Сохранилась история болезни эстонского кузнеца Иогана Пульса, которого лечил практикант Ульянов (так написано на истории болезни!) в Юрьевской больнице...

В декабре 1901 года Д. И. Ульянов успешно окончил Юрьевский университет и сразу же уехал из Юрьева. Но и после окончания университета он продолжает изучать медицину, разные области ее. Сохранилась тетрадь его, датированная 1902 годом, в которой он вел записи по медицине, фармакологии, неорганической химии; приведены рецепты различных лекарств, применяемых при опасных болезнях, таких, например, как холера, брюшной тиф, дифтерит, туберкулез и др.

Еще ранее, в начале 1900 года, по возвращении В. И. Ленина из Сибири, Дмитрий Ильич горячо поддержал план организации «Искры».

Агенты «Искры» — «... убежденные марксисты, имевшие за своими плечами опыт нелегальной работы...» —- по словам В. И. Ленина — были посланы в крупнейшие города страны. Дмитрий Ильич был направлен в Одессу.

В мае 1902 года он поступает в лечебницу на Хаджибейском лимане под Одессой.

Искровская литература в Одессу доставлялась морским путем через Болгарию. Несколько раз «Искру» доставлял болгарин Иван Загубанский. Одесским революционерам в этом деле оказывал большую помощь Дмитрий Благоев, основатель Болгарской рабочей социал-демократической партии.

Дмитрий Ильич продолжал конспиративную революционную деятельность. Но полиция постоянно следила за ним, и в августе 1902 года его арестовали. В предъявленном ему обвинении говорилось, что Д. И. Ульянов арестован за принадлежность к кружку социал-демократов и за распространение прокламаций, призывавших крестьян присоединиться к революционному движению рабочих. Через три недели он был освобожден за недостаточностью улик.

Владимир Ильич, узнав о том, что Дмитрий Ильич уже на свободе, с радостью пишет матери: «Митино освобождение, о котором я в прошлый раз писал, что в нем уверен, — оказалось, произошло даже скорее, чем я ожидал. Особенно я рад за Анюту, что ей не пришлось долго мыкаться по разным «присутственным» местам... Имеет ли Митя заработок и не думает ли навестить нас?»

Некоторое время Дмитрий Ильич еще оставался в Одессе, но продолжать революционную работу становилось все сложнее из-за полицейской слежки. В декабре 1902 года он переезжает в Самару, а весной следующего года — в Тулу. Здесь он познакомился с Платоном Васильевичем Луначарским (братом А. В. Луначарского), Сергеем Ивановичем Степановым и другими большевиками. В тульском комитете Дмитрий Ильич вел интенсивную работу по подготовке II съезда партии и был вместе со Степановым избран делегатом на этот съезд, который состоялся за границей.

Дмитрий Ильич не мог, конечно, выехать за границу легальным путем. В автобиографии он писал: «В июне я перешел границу нелегально, так как ехать по паспорту было недопустимо по конспиративным соображениям. До съезда я прожил с неделю в Женеве у брата, а затем жил в Брюсселе и в Лондоне, где происходили заседания съезда. На съезде я примкнул к большевистской фракции, в которой и оставался в последующие годы».

Д. И. Ульянов был членом партии с 1896 года, а не с 1903 года, как написано в БСЭ. При вступлении в общество старых большевиков (1931 год) Дмитрий Ильич, отвечая на вопросы анкеты, написал, что в революционном движении он принимал участие с 1896 года, партсаж — также с 1896 года.

В. И. Ленин в своей книге «Шаг вперед, два шага назад» отметил активное участие Дмитрия Ульянова в работе II съезда РСДРП.

М. Горький впервые услышал Владимира Ильича на V съезде РСДРП.

«Первый раз слышал я, — вспоминает он, — что о сложнейших вопросах политики можно говорить так просто.

По счету времени он говорил меньше ораторов, которые выступали до него, а по впечатлению — значительно больше; не один я чувствовал это, сзади меня восторженно шептали.
- густо говорит...
...так оно и было; каждый его довод развертывался сам собою — силою, заключенной в нем».

Сказывалось правило: чтобы словам было тесно, а мыслям — просторно.
<..>
Зимой 1909/10 года Дмитрий Ильич попал в аварию (ехал к больному на санях, торопился, сани перевернулись), и в результате — перелом ноги и вывих ключицы. Получив от брата письмо, Владимир Ильич встревожился. Он сразу же пишет Марии Ильиничне: «От Мити я имел письмо. Крайне удивлен был известием о несчастии с ним. Он пишет, что поправляется, скоро начнет учиться ходить. Напиши мне, пожалуйста, как идет его выздоровление. Потерял ли он место или за ним оставили и оставят до выздоровления? Сможет ли он после выздоровления разъезжать по своему участку по- прежнему?» «...Как идет твое выздоровление?.. — спрашивает Владимир Ильич брата. — Я здесь частенько думал об опасности аварий, когда на велосипеде ездил по центру Парижа, где движение дьявольское, но в деревне, зимой вывалиться так, как ты! Должно быть, лошадь совсем бешеная и езда была бешеная тоже?»

Работая в Московской губернии, Дмитрий Ильич все время пытался перебраться на Украину. Этого требовали интересы партии: по заданию Владимира Ильича Дмитрию Ульянову нужно было продолжать там революционную деятельность. Только в начале 1911 года, под видом укрепления своего здоровья, ему удалось устроиться на работу в Крыму, в Феодосии. Правда, место врача он получил не сразу: таврического губернатора пугала политическая неблагонадежность и крайняя конспиративность Ульянова.

С 12 апреля 1911 года Дмитрий Ильич работает санитарным врачом Феодосийского уезда, устанавливает связи с местными большевиками, включается в активную подпольную революционную работу.

Примечательно, что московская жандармерия прислала в Симферополь секретное сообщение о том, что «11 мая 1909 года по делу крестьянина Селезнева у Ульянова был произведен обыск; при обыске были обнаружены 127 экземпляров издания социал-демократической партии нелегального содержания, политические книги, а также два листка корректуры, озаглавленной «Жизнь Александра Ильича Ульянова».

В Крыму Дмитрий Ильич много работал. Он выступал с докладами на заседаниях Таврического земства об улучшении быта, культуры рабочих, об улучшении жизни детей. Некоторые его доклады были опубликованы в сборниках «Врачебно-санитарной хроники Таврической губернии за 1911 — 1914 годы».

В 1914 году, когда началась Первая мировая война, Дмитрий Ильич сразу же был мобилизован.

В Крыму
Дмитрий Ильич был назначен старшим ординатором Второго крепостного госпиталя города Севастополя. Об этом он послал матери коротенькое письмецо: «Дорогая мамочка, я призван на войну и назначен врачом в Севастополь. На днях еду туда...»

В конце июля, покинув Феодосию, он поехал навстречу своей судьбе. Прожив несколько дней в гостинице, он наконец снял недорогую комнату у присяжного поверенного М. Н. Гавриша. Там он встретился с Александрой Федоровной, в девичестве Карпова, чтобы не расставаться всю жизнь. Любовь, которую каждый из них ждал всю жизнь: он 39 лет, она 31 год, — охватила их обоих.

У него в первом браке с Антониной Ивановной Нещереговой не было детей. У нее в первом браке с М. Н. Гавришем тоже.

Не буду описывать все долгие драматические обстоятельства, связанные с обоими разводами. Теперь они были вместе, и это самое главное. Но ведь шла война, и это омрачало их счастье. Жизнь беспрерывно разлучала их.

Дмитрий пока ничего не писал родным. Ему трудно было поверить в свое счастье, и он боялся спугнуть его. Сказал им об этом значительно позже.

Какое-то время они жили у племянницы Александры Нины, дочери ее старшего брата Януария. Шурочка и Нина были почти ровесницами, и всю жизнь дружили. Нина называла Шуру Санечкой. Я помню это хорошо, так как Нина постоянно бывала у нас, помогала маме, обожала ее и папу необыкновенно.

Конечно, жить в чужой семье, хоть и у родственников, непросто. Нина, ее муж, Орест Иванович Фомин, двое маленьких ребятишек, но деваться было некуда.

У Дмитрия большая работа в госпитале, а главное — он один из руководителей революционного подполья Крыма, большевик, член РСДРП около 20 лет. Кроме того, он постоянно находился под негласным надзором полиции. Жизнь была очень и очень непростой. И чем дальше, тем становилась сложнее.

Родители Шурочки (моей милой мамы) жили здесь же, в Севастополе, на северной стороне. Они были совсем старенькие. Ведь Шура была их младшим ребенком, единственной дочкой, а старшие сыновья — Януарий, затем Иван, Андрей; их дети приходились мне двоюродными сестрами и братьями, но все они были гораздо старше меня.
<..>
Наступил 1917 год...
Дмитрий Ильич приказом по войскам Севастопольского гарнизона и крепости «Севастополь» № 93, 22 февраля 1917 года был награжден орденом Святой Анны 3-й степени «За отлично усердную службу и труды, понесенные по обстоятельствам военного времени».

Да, лекарю севастопольского крепостного временного госпиталя приходилось нелегко.

В мае по предложению профессора Н. Н. Бурденко, бывшего тогда главным военно-санитарным инспектором Румынского фронта, Д. И. Ульянов переезжает на работу в Одессу. Однако здесь он проработал недолго. Революционные события развивались бурно, и ему надлежало быть в Севастополе, где находился центр большевистской организации Крыма.

Сразу же после победы Великой Октябрьской революции Дмитрий Ильич приехал в Севастополь. Он ведет большую пропагандистскую работу среди рабочих Крыма и моряков Черноморского флота.

В ноябре 1917 года Д. И. Ульянов избирается членом Таврического областного комитета партии, в январе 1918 года он вошел в редколлегию большевистской газеты «Таврическая правда». «Все свои статьи, — рассказывал Дмитрий Ильич, — подписывал или инициалами Д. И. или вовсе не подписывал». В одном из номеров «Таврической правды» была напечатана его статья «Задачи Советской власти в деле охраны народного здоровья».

В марте 1918 года в Крыму была создана Советская Республика Тавриды. Дмитрий назначается наркомом здравоохранения. Совнарком возглавил Антон Слуцкий. Однако Советская Социалистическая Республика Таврида просуществовала недолго. В конце апреля 1918 года, нарушив условия Брестского договора о мире, войска германских империалистов оккупировали Крым. Кончилась короткая мирная передышка. Началась долгая кровопролитная война за свободу.

Дмитрий с грустью думал о том, что коммунистам снова приходится уходить в подполье, и опять разлука с любимой женой. Они почти не жили вместе.

В Крыму начались массовые аресты. Германские интервенты, татарские националисты, белогвардейцы обрушили на коммунистов Республики Таврида шквал репрессий. Члены Крымского правительства ожидали корабля из Севастополя, чтобы перебраться морем в Новороссийск. Однако, корабля не дождались, и 21 апреля решили на автомобилях проскочить из Ялты в Феодосию, затем в Новороссийск.

Когда Алексей Коляденко позвонил в Алушту, к телефону подошел начальник милиции — левый эсер Белов. Он заверил комиссара, что в городе Советская власть держится крепко, можно ехать спокойно, а сам тут же передал главарям татарского контрреволюционного мятежа встретить большевиков как следует. У деревни Бикламбат татарские националисты устроили засаду, и члены правительства Советской Республики Таврида были схвачены и доставлены в Алушту к Белову.

Татары избили связанных комиссаров, затем раздели и втолкнули их в каменный подвал дома. Двое суток Белов зверски издевался над комиссарами-большевиками, а на третий день в бухту вошел миноносец с десантом красных моряков, спешивших выручить членов ВЦИКа. Татарские националисты увели мучеников в горы и зарубили их шашками. Теперь на могиле близ Алушты стоит гранитный памятник, на котором высечены их имена — это Антон Слуцкий, Ян Тарвацкий, Станислав Новосельский, Алексей Коляденко, Тимофей Багликов.

Владимир Ильич получил известие об их гибели вместе с фронтовой сводкой. Фамилии брата среди погибших не оказалось. Никто о нем ничего не мог сказать. Владимир Ильич забеспокоился, обратился в Реввоенсовет республики с просьбой сообщить что-либо о брате. Но член РВС республики С. И. Аралов ответил, что пока никаких сведений о наркоме здравоохранения нет. Запросили комиссара Черноморского флота Н. А. Авилова, и тот тоже ничего не знал. Владимир Ильич и обе сестры — Мария и Анна, очень беспокоились, где он может быть, что случилось.

Через некоторое время выяснилось, что Дмитрий Ильич был направлен в Евпаторию для создания там нелегального большевистского центра. Он был также связан с партизанским отрядом «Красные каски», находившимся в Мамайских каменоломнях, близ Евпатории. Командовал отрядом рабочий-большевик Иван Петриченко.

В начале 1919 года развернулось наступление Красной Армии на Южном фронте. В Евпатории был создан ревком, которым руководил Д. И. Ульянов. Весной войска, возглавляемые П. Е. Дыбенко, подошли к побережью Черного моря. В Крыму вспыхивали рабочие забастовки, организуемые большевиками. Это в значительной мере облегчало продвижение частей Красной Армии. 10 апреля были освобождены Симферополь и Евпатория.

В беседе с корреспондентом газеты «Прибой» Дмитрий Ильич назвал политику Антанты политикой открытой вражды к Советской Республике. «Правительства этих стран, — сказал он, — уверяют свои народы, что якобы не вмешиваются в русские дела, тем не менее открывают огонь по приближающимся советским войскам».

В автобиографии Дмитрий Ильич пишет: «...В апреле 1919 года из Москвы с поручением от ЦК РКП (б) приехал в Севастополь товарищ Ю. П. Гавен, бывший в первую Советскую власть в Крыму (1917—1918 гг.) председателем Севастопольского ревкома и наркомвоенмором. С товарищем Гавеном я был знаком с 1917 года по совместной работе в севастопольской «Таврической правде».

В конце апреля, после окончательного занятия нами Крыма, из Москвы приехали товарищи К. Е. Ворошилов, М. К. Муранов и другие. Был поставлен вопрос об образовании Крымского правительства, возглавить которое было поручено мне. Помня руководящую роль товарища Гавена в Крымском Советском правительстве, я настойчиво возражал против моей кандидатуры, предлагая Юрия Петровича (Гавена). Однако Гавен и приехавшие москвичи, ввиду болезни Гавена, поручили мне стать зампредом Совнаркома Крыма...»

В опубликованной 7 мая Декларации об образовании Крымской Советской республики говорилось, что она — братская всем советским республикам и что, «отвергая всякий национальный гнет, являющийся только маской классового господства, Временное Рабоче-Крестьянское правительство объявляет полное и безоговорочное равенство всех национальностей Крыма». Этот пункт был особенно важен, поскольку население Крыма было многонациональным.

Как только Крым был освобожден от войск оккупантов, Советское правительство Крыма приступило к восстановлению народного хозяйства республики, налаживанию мирной жизни. Дмитрий Ильич, будучи членом обкома и фактически председателем Совнаркома, принимал в этом самое непосредственное участие. «...Спать удавалось не больше 3—4 часов в сутки, но я совершенно ожил в этой обстановке и чувствовал себя превосходно», — писал Дмитрий Ильич.

Предстояла уборка урожая, и Дмитрий хлопотал о присылке в Крым сельскохозяйственных орудий.

Однако лето 1919 года разрушило все планы мирной жизни. Началось новое вражеское нашествие на родные земли. Антанта, белогвардейские, буржуазно-националистические войска начали разрушительный поход против молодой Советской республики. Войска генерала Деникина продвигались на юг. В конце июня Красная Армия была вынуждена оставить Крым. Дмитрий Ульянов вместе с Николаем Подвойским уехал из Крыма. Их путь лежал через Перекоп на Алешки, Херсон, Николаев, Одессу в Киев.

Вопрос о положении в Крыму был обсужден 28 июня 1919 года в Киеве на президиуме Совета рабоче-крестьянской обороны. О состоянии Крымской армии и военном имуществе Крыма докладывал Дмитрий Ульянов.

Владимир Ильич писал Надежде Константиновне, в это время находившейся в агитпоездке: «Митя поехал в Киев: Крым, кажись, снова у белых».

8 июля 1919 года Дмитрий приехал в Москву. Более десяти лет он не виделся с Владимиром Ильичем. Несколько лет не видел Анну и Марию. Позднее, вспоминая о том времени, Дмитрий писал: «Когда я приехал в Москву, то сразу поехал к Владимиру Ильичу в Кремль, прошел к нему в кабинет. Он работал. Владимир Ильич сказал, что я буду жить у него в Кремле в комнате Надежды Константиновны, которая в это время была в агитпоездке на Волге. Он сказал — это было дня за три до субботы — в субботу поедем на дачу, покажу очень хорошие места. И в субботу мы приехали в Горки». Так Дмитрий Ильич впервые приехал в Горки, в которых потом он прожил многие годы своей жизни.
<..>

Однако в Москве Дмитрий Ильич пробыл совсем недолго и опять уехал на фронт. Возвращаться в Крым было нельзя, он был занят белыми. Поэтому члены Крымского ревкома и обкома РКП (б) — Дмитрий Ульянов, Юрий Гавен и Михаил Ветошкин находились в Мелитополе и Александровске (теперь это город Запорожье) вместе со штабом 13-й армии, командармом которой был А. Геккер (позже — И. Уборевич).

Крымский обком партии организует борьбу с бандитизмом, создает продовольственный фонд в уезде. Когда началась эпидемия сыпного тифа, Дмитрий Ильич организует борьбу с эпидемией, налаживает санитарное дело. Крымский ревком устанавливает связь с большевиками, подпольщиками Крыма, посылает туда людей для помощи.

31 января 1920 года Владимир Ильич подписал постановление Совета обороны. В нем говорилось: «Членам Крымского ревкома товарищам Гавену, Ветошкину, Ульянову предоставляется право переговоров по прямому проводу. Председатель Совета обороны Владимир Ульянов (Ленин)».

В первую очередь нужно было эвакуировать госпиталь. В госпитале работала молодой врач Фаина Захарова — жена Степана Степановича Захарова, работавшего вместе с Дмитрием Ильичем в Крыму во время Гражданской войны. Фаина Захарова была одновременно и казначеем Крымского ревкома. В Мелитопольском банке была большая стальная комната, как она рассказывала, сейф, и в нем хранились фонды для снабжения подпольщиков в Крыму, фонды Крымского обкома.

Фаина связалась с военным комиссаром Андреем Митрофановичем Могильным, впоследствии большим другом Дмитрия Ильича, договорились о тачанках, вагонах, об охране и стала перевозить раненых. Когда госпиталь был погружен в поезд, Фаина побежала в банк и вместе с несколькими сотрудниками стала грузить мешки с деньгами на тачанки.

В это время начался ливень, сильная гроза. Пока деньги везли к поезду, Фаина вымокла до нитки, а из мешков с бумажными деньгами лилась серая краска. В ревкоме уже никого не было, все уехали. Эшелоны с войсками и с госпиталем ушли. Фаина одиноко стояла на вокзале, не зная, куда ей деться. Она промокла до нитки. Черные волосы свисали с головы совершенно мокрые, ремешки на сандалиях вымокли и разлезлись. Она осталась босиком.

Эшелон с ранеными ушел. Деньги были благополучно погружены в поезд, но Фаина решила вернуться в город, чтобы присоединиться к своим, но в ревкоме уже никого не было, и она побежала опять на вокзал, эшелоны ушли, стоял только бронепоезд из пяти вагонов. Фаина стояла, прижавшись спиной к дереву, и ждала, что, может быть, кто-нибудь придет из наших. Внезапно послышался топот копыт. Это верхом на коне прискакал Дмитрий Ильич Ульянов. Она окликнула его. Он увидел совершенно мокрую женщину, обрадовался встрече и стал расспрашивать ее.

Оказывается, он узнал об отступлении красных в деревне, где был у больных крестьян и помчался на вокзал. Дмитрий повел Фаину к бронепоезду, стоявшему на путях и представил ее командиру: «Это наша врач». Командир с недоумением смотрел на промокшую, босую девушку. Ничего себе врач, наверное, подумал он, с растрепанными мокрыми волосами. Фаина была больше похожа не на врача, а на беспризорную.

Узнав от нее подробности спасения госпиталя и всех ценностей, Дмитрий Ильич крепко пожал ее руку. «Ты молодчина», — сказал он.

Дмитрий Ильич позаботился, чтобы Фаине выдали обмундирование.

Ночью наши войска отступили, а на другой день Дмитрий Ильич и все остальные члены ревкома, обкома, госпиталя, а также и ценности были в Александровске. Ценности эвакуировали в Харьков и там сдали в банк.

Раненых же пришлось сопровождать до Москвы.

...После освобождения Крыма деятельность Дмитрия Ильича стала необычайно разнообразной. Кроме его основной работы в качестве главуполномоченного Наркомздрава, ему приходилось заниматься многими вопросами Крыма.

Работавший в те годы в Крыму чекист Ф. Т. Фомин рассказывал о том, как Дмитрий Ильич содействовал в организации помощи беспризорным детям.

«Изо дня в день он занимался делами, связанными с трудоустройством, воспитанием, образованием, отдыхом, лечением бывших беспризорников. Специально для них в Ялте был отведен один из лучших санаториев. В Севастополе, Симферополе и других городах для беспризорных детей были выделены особые курортнолечебные помещения. Устраивались трудколонии, детские сады. За короткое время около 500 беспризорников были обеспечены всем необходимым для нормальной жизни и учебы».

Весной 1921 года Дмитрий Ильич, вместе с выделенными ему в помощь для курортной работы молодыми коммунистами, отправился в Крым. Среди них была в последствии известная советская писательница Г. Серебрякова. Хорошо знавшая семью Ульяновых, она в своих воспоминаниях дала яркий образ Д. И. Ульянова: «Дмитрий Ильич внушал большое уважение. Он как бы заставлял людей подтянуться. Это гипнотическое свойство присуще лишь натурам прямым, честным и значительным. Он стал не только нашим руководителем, но и учителем. Он был душой всего дела. Дмитрий Ильич часто приезжал на Южный берег, проводил там конференции, проверял, как готовятся санатории к приему первых больных. Уверенный наездник, не зная усталости, Дмитрий Ильич верхом объезжал районы, не тревожась тем, что белобандитская пуля могла настигнуть его за любым горным поворотом» «Все мы знали его суровый путь в революции, отвагу стойкость и самоотверженность. Вскоре мы смогли еще раз убедиться в этом. Ночью за станцией Лозовой на наш эшелон напали белобандиты. Началась перестрелка. Дмитрию Ильичу пришлось руководить внезапно разыгравшимся боем, вселять в нас уверенность в конечную удачу и необходимое спокойствие. Он оказался отличным командиром. Хладнокровие и бодрость не покидали его. Он оживился, шутил тем остроумнее, чем положение становилось труднее. К счастью, мы благополучно прорвались сквозь огонь, отогнали нападающих».
И еще: «Дмитрий Ильич обладал присущим всей семье Ульяновых обаянием. Высокий, худощавый, со строгим лицом и мелодичным голосом, он умел слушать собеседника, подбодряя его доброжелательным, умным взглядом и вниманием. Сам он был не говорлив, но тверд и в трудные минуты для дела суров. В эту пору в его жизни произошли счастливые перемены, он отыскал в Крыму любимую жену (А. Ф. Ульянову — О. У), от которой долго не имел вестей. Опытный врач и хороший организатор, он старался, собирая нас, прежде чем отправить на места, объяснить, сколь важны и ответственны наши обязанности, и подучить нас хоть немного для предстоящей работы».

Дмитрий Ульянов фактически был создателем Крымской здравницы. Не раз задумывался отец над тем, как превратить цветущий уголок Крыма в здравницу для трудового народа. Еще в 1911 году он писал: «...Крым, чтобы он стал действительно тем, что о нем воображают северяне, должен быть залит водой. Воду эту необходимо достать из моря путем опреснителей, хоть из облаков, путем искусственной конденсации, во что бы то ни стало. И начать в широких размерах лесонасаждение, тогда это будет Крым, а не Сахара».

В сентябре 1920 года, когда войска Южного фронта под командованием М. В. Фрунзе начали наступление на белогвардейские полчища Врангеля, Советское правительство назначило Дмитрия Ильича главным уполномоченным Наркомздрава по курортам Крыма. Уже тогда началась подготовка к тому, чтобы превратить Крым в «настоящую пролетарскую здравницу для всей Советской России...». В ноябре того же года полуостров был полностью освобожден. А уже 21 декабря В. И. Ленин подписал декрет об его использовании для лечения трудящихся. Нарком здравоохранения РСФСР Н. А. Семашко в своих воспоминаниях рассказывал о том, что В. И. Ленин просил его составить декрет так, «чтоб каждая фраза пела», чтобы он носил политический характер. В декрете, в частности, говорилось:
Ливадия, фото А. ШайÑета
«...Санатории и курорты Крыма, бывшие раньше привилегией крупной буржуазии, прекрасные дачи и особняки, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян». В разделе, где указывалось, что курорты Крыма предназначены для лечения трудящихся нашей страны, Владимир Ильич своей рукой внес важное дополнение: «также для рабочих других стран, направляемых Международным советом профсоюзов». Этот декрет положил начало созданию всесоюзной здравницы в Крыму. Всего пять недель прошло со дня его освобождения, а Советское правительство уже приступило в широком масштабе к организации курортов!

Как член Крымского обкома партии и член ревкома, Дмитрий Ильич постоянно осматривал курортные места, иногда попадая под огонь недобитых белогвардейских банд, выступал на заседаниях революционного комитета Крыма и обкома партии по вопросам создания здравницы. Он организовывал снабжения курортов медикаментами, медицинским оборудованием, продуктами и многим другим. В Ливадии в бывшей царской летней резиденции в 1925 году открылся первый в Советской республике и в мире крестьянский санаторий. (ПОДРОБНО ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ)

Сохранилось много записей Дмитрия Ильича, связанных с его медицинской и партийной деятельностью. Представляет интерес его оценка руководителя учреждения, предприятия. Дмитрий Ильич считал, что для того, чтобы быть руководителем, нужно:

1) Четкое, ясное понимание характера производства, правильная оценка основных задач, основных целей.

2) Внимательный, вдумчивый подход к людям (если видишь, что работник плохо разбирается в своих задачах, растолкуй ему по-товарищески, объясни спокойно).

3) Посоветуйся с товарищами, если сам неясно понимаешь что-нибудь, обсуди вопрос... и тогда уже решай».


С годами здоровье Дмитрия Ильича ухудшалось. По решению правительства он был направлен на лечение за границу. Но хотя здоровье Дмитрия Ильича ухудшалось, он по-прежнему оставался жизнерадостным и бодрым. Обаятельный человек, с большим чувством юмора, интересный и эрудированный собеседник, отец всегда был в кругу друзей. Он встречался с руководителями партии и правительства, с видными деятелями международного коммунистического движения — Георгием Димитровым и Василем Коларовым, с которыми у него были теплые дружеские отношения. Хорошо запомнился мне Г. М. Димитров, который в конце 30 — начале 40-х годов особенно часто бывал у отца. Они подолгу беседовали, прогуливаясь по парку в Горках. Георгий Михайлович (как мне рассказывал сотрудник его — Г. Кухиев) подарил однажды отцу шахматный столик. Помню, что нередко они играли в шахматы.

Мне хотелось бы закончить свой рассказ об отце короткой оценкой его деятельности одним из соратников по работе в Крыму — старого большевика С. С. Мануйлова: «Дмитрий Ильич всегда был в гуще рабочих красноармейцев, крестьян... он умел самые сложные вопросы политики преподносить ясно, просто и доходчиво. Его любили как человека, у которого никогда не расходилось слово с делами».

ПОЛНОСТЬЮ ВОСПОМИНАНИЯ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ






PS
оказывается, в Москве на улице Дмитрия Ульянова существует отель «Дмитрий Ульянов».
Это что за наглость, пошлость и мерзость???
Где посадки?

самое печальное, что это не только СТОЛИЧНАЯ, собянинская, медицина, такое положение ПО ВСЕЙ СТРАНЕ

Пишет Ольга Ерёмина erema_o
29-я больница, отделение гнойной хирургии
Выпало мне провести почти неделю в отделении гнойной хирургии 29-й больницы.
Воспалительные процессы иногда протекают стремительно. Мне дали направление в поликлинике. Не на скорой - ехать пришлось самой. Три часа просидела в приёмном отделении с температурой.
Ещё через три часа после госпитализации, в 12 ночи, мне сделали операцию.
Врачи и медсёстры там - выше похвал. Благодарю всем сердцем.

Но сейчас не о них.
В вестибюле встречает портрет Собянина в интерьере больницы в белом халате.
По факту: в Москве было 20 отделений гнойной хирургии. На весь город осталось ДВА: в 15-й и 29-й больницах. Операции идут круглосуточно.


Отделение занимает седьмой этаж четвёртого корпуса. Палаты вперемежку: женские и мужские. В палатах по 6 человек. Иногда поступившие с утра по несколько часов сидят в коридоре, ждут, когда выпишут предыдущих. В палате раковина. Туалетов и душей нет.
Туалет один в конце коридора - 4 кабинки, фанерные перегородки не до пола и по высоте чуть ниже мой поднятой руки. Почему пишу подробно? Потому что туда ходят и мужчины, и женщины. Все в один. И на каталках, и на костылях, и с ранами на животе, и в любом другом месте: кто сесть не может, кто не может согнуться, все в одно место. Душ один, от него один ключ - и его забирают мужики, потому что в шушевой комнатке есть окно, и они ходят туда курить. А весь дым идёт в туалет и в коридор, и в палаты напротив. Медсёстры ничего поделать не могут - они и так едва успевают справляться с потоком задач. Весь день бегают, как заведённые.

Коридор длиннющий, и в двух концах его - двери стеклянные, которые выходят в никуда. Ну, там есть железная решёточка в аршин. И каталки сломанные стоят, чтобы никто не уронился.
Кстати, меня везли на операцию на каталке со сломанным колесом. Санитарка говорит: а если упадёт? Другая: ничего, обойдётся! Обошлось.
Вентиляции в отделении нет, так что двери всегда почти открыты. В коридор выходишь - сквознячище. А не открывать нельзя - буквально задыхаешься.
Полотенец нет. Своё не взял - сиди без него.
Кровати скрипят. Лично моя скрипела так, что ночью просыпалась вся палата. Я не могла ни сесть без музыки, не встать.
Больным людям нужен покой. Дверь в палату постоянно раскрыта - иначе, повторяю, задохнёшься. По коридору постоянно возят больных на операцию или в туалет, цокают костыли, грохочут по кафельной плитке, положенной на пол, тележки сестёр с лекарствами, с капельницами, санитарки постоянно гомонят, ругаются как хабалки или громко хохочут. Дверь в пять утра, чтобы померить температуру, открывают с ноги и сразу включают свет: что для больных покой и сон - первое лекарство, здесь не знают. Градусник электронный, которым меряют температуру, безбожно врёт. У всех показывает 36 и 6. Хорошо, у нас с палате у одной женщины был свой ртутный. Если температура поднялась, то должен ходить и доказывать, что она у тебя высокая. А сил ходить после операции и что-то доказывать нет.

После обеда, когда все более-менее успокаиваются и больные начинают дремать, непременно заходит санитарка (откуда-нибудь из Николаева родом) и громогласно вопрошает:
- Тарелки грязные есть?
И сна как не бывало.

В субботу работают не две перевязочные, как с будни, а одна. Перевязывают один врач и две, кажется, медсестры. Перевязки длятся с восьми до часу. Причём в перевязочной одновременно несколько больных. Кого сидя, кого на низком столе, кого на высоком. Темп - будто из пулемёта стреляют. Врача и сестёр после этого выжимать можно.
В палатах нет тревожных кнопок. Сестры на посту почти никогда нет. Если что случится - дозваться помощи почти нереально, если только из палаты кто-то не подорвётся и не побежит на поиски.

Мужик однажды вошёл. Я думала - к кому-то из больных. Нет, все молчат. Оказывается, торговец, носки шерстяные продавать пришёл! на седьмой этаж в гнойное отделение! как? По чёрной лестнице! Выгнала его.

Про больничную пищу умолчу. Если вы давно не жевали замазку - прошу в 29-ю больницу.
Если к этому прибавить стоны тяжёлых больных, неконтролируемую громкость соседок по палате, когда они в пять утра начинают ругать Путина, постоянные по пятому кругу обсуждения своих болезней, вопли, порой долетающие из операционной, которая находится на этом же этаже, то станет понятно, почему я отказалась полежать ещё денёк, как того хотела врач для пользы дела, и рванула домой. За шесть ночей в больнице не спала ни разу. Дома два дня отсыпалась.

Врач сказала ходить на перевязку в дневной стационар. Приехала на другой день. Дневной стационар - блеф. Очередь из пятидесяти человек сидит в узеньком коридорчике - а перед этим ещё надо в приёмную, затем в какой-то десятый корпус оформлять бумаги на поступление в дневной стационар - и только потом ты можешь сеть и часов пять ждать перевязки. Рванула я оттуда (ну, со скоростью 2 км в час - быстрее-то не могу!) в поликлинику. А там принять по новым правилам могут в месяц лишь 4 раза, а мне перевязки надо делать каждый день, и перевязочного материала подходящего у них нет, только узкие-узкие ленты пластыря.


Короче, друзья: не болейте!
И очень хочется мне увидеть на недельку на той койке, на которой я лежала, Сергея Семёновича и иже с ними.
___________________________

ситуация с травмой не лучше
оптимизированы и туберкулезные диспансеры, т.е. больные или заражённые туберкулезом (а его МНОГО) шляются по городу, в траспорте, чтобы доехать до нужного места.

на ВСЮ 15-миллионную столицу вставшей с колен России 2 (две) урологические скорые, которых нужно ждать, естественно, часами. Врачи умоляют рассказать об этой ситуации погромче.

что творится в регионах, даже ближних - стоит только отъехать на полсотню-сотню км - это не просто ужас. Самоотверженные врачи, медсестры, медбратья - выше всяких похвал и искренне сочувствие, но организация здравоохранения... - расстреливать каждого второго, если не первого. А потом будут ныть - репрессии, 37 год... гуманизьм, бля.. да РАССТРЕЛИВАТЬ за фактический геноцид... эти мрази, для которых деньги важнее жизни пациента и чести профессии и чести страны - не имеют права жить... ну на крайняк - на стройки, трудотерапия наше всё.

при том, что денег вливается в здравоохранение - море, но министерша скворцова и её подчинённые удовлетворяется отписками с мест и на жалобы не реагируют.


сцучка голикова, мадам арбидол, которая погубила медицину, опять рулит и заявляет, что оптимизация прошла неудачно.. таладно, неужели?... никаких выводов Путин в отношении ни Голиковой, ни Скворцовой не сделал.. или не захотел? закон преступный о здравоохранении опять же сам подписал, себя же не накажешь

для тех, кто не видел: сводный пост про новейшую россиянскую медицину. примерно то же происходит на Украине.. система Семашко, признанная лучшей - практически уже уничтожена.

Петербург

Выставка, посвящённая выдающемуся хирургу Фёдору Григорьевичу Углову

В Военно-медицинском музее Минобороны РФ проходит выставка «Сто лет для человека слишком мало», посвященная 115-летию со дня рождения хирурга Федора Углова. Об этом рассказали в пресс-службе Западного военного округа.

В экспозицию вошли рукописи, письма, личные вещи и фотографии, а также книги с автографами авторов. Их предоставил Фонд сохранения и развития научного, литературного и общественного наследия академика Ф.Г. Углова. Ранее экспонаты, которые раскроют основные этапы жизни врача, не были представлены широкой публике.

Федор Григорьевич Углов (1904-2008) – основоположник отечественной торакальной и сердечно-сосудистой хирургии. В годы Советско-финской и Великой Отечественной войн работал военным врачом, самостоятельно разработал и запатентовал искусственный сердечный клапан и множество других важнейших изобретений. Наряду с врачебной деятельностью хирург вел большую просветительскую работу.

Углов был занесен в Книгу рекордов Гиннесса накануне своего столетия как старейший в мире оперирующий хирург.

Наталья Околотина