?

Log in

No account? Create an account

Категория: образование

lidiya_nic в Внимание родители! Москва !
vg_saveliev

Познакомился с учителем математики Александром Васильевичем Спиваком

А.В. Спивак (2).png

Замечательная личность!

Оказывается, в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова с 1982 существует так называемый Малый мехмат МГУ.
Получается, когда я там учился, он уже существовал.
Правда, я учился в другом корпусе. И мне было совершенно не до этого.

Не пугайтесь названия.
Занятия доступны абсолютно всем школьникам.
Они бесплатные и свободные.
То есть любой родитель может привести своего ребенка, если сможет уговорить его позаниматься.

Фактически это такая воскресная школа, только по математике.
Вот в прошедшую субботу я неожиданно для себя и попал во 2-й гуманитарный корпус МГУ на занятия этого самого Мехмата, которые ведет Александр Васильевич Спивак.

Впечатление сильное.


Читать дальше...Свернуть )


Встреча с Людмилой Аполлоновной Ясюковой, руководителем лаборатории социальной психологии СПбГУ, главой центра "Диагностика и развитие способностей", более двадцати лет работающей школьным психологом.

О ныне действующих школьных программах и стандартах.
Каким образом эти программы ведут к неграмотности школьников, отсутствию у них понятийного мышления, а так же к чему приводит отказ от академического подхода к школьному обучению. Практические советы для родителей, как минимизировать вред от подобных реформ.

З.04.2015 г, СПб, клуб газеты "Точка Ру" при участии «Общества единомышленников Ю. Ю. Болдырева» и сообщества «Сергей Георгиевич Кара-Мурза. Группа сторонников».
___________________________________

кто в ответе за уничтожение всеобщей грамотности в стране? - Кузьминов, ВШЭ и их подельники из Мирового банка
они же убивают историю, разрывают символы, уничтожают свидетельства истории. уничтожают русскую деревню, как единицу русской цивилизации.
но они уничтожают образование не только фонетически, но и зрительно, убивая вкус, чувство Гармонии - удар напрямую, прямо в мозг. Все эти "благоустройства", моу которым задают московские чиновники и их аффилированные проектанты и компании (последние 4 года исключительно заграничные) - это ни что иное, как переформатирование личности в сторону деградации.
Аналогичная история происходит со звуком - думаете, просто так Капков развлекал всякими дурацкими пошлыми приплясами и децибелами?
нас всех намеренно загоняют в невроз. Итог - очевиден. Сопротивляйтесь. Или.
Фото Бориса Игнатовича
День физкультурника.

Речь на совещании передовых колхозников и колхозниц Таджикистана и Туркменистана с руководителями партии и правительства 4 декабря 1935 года.

[читать и смотреть дальше]Товарищи! Президиум настоящего совещания поручил мне заявить вам о двух вещах:

Во-первых, о том, что у президиума имеется намерение представить к высшей награде — к ордену — всех участников и участниц данного совещания за отличную работу.

Во-вторых, о том, что у правительства имеется решение дать по грузовику каждому колхозу, представленному здесь, и преподнести каждому из участников совещания по патефону с пластинками и часы мужчинам — карманные, а женщинам — ручные.

Мне говорят отовсюду, что я должен кое-что сказать.

Что тут сказать? Все сказано.

Очевидно, что дело с хлопком у вас пойдет. Это видно из всего того, что у вас здесь происходит. Колхозы у вас растут, желание работать имеется, машины дадим, удобрение получите, помощь всякая, какая только необходима, — товарищ Молотов, председатель Совнаркома, уже заявил вам об этом, — будет оказана. Стало быть, дело с хлопком у вас пойдет и зажиточная жизнь развертывается.

Но есть, товарищи, одна вещь, более ценная, чем хлопок, — это дружба народов нашей страны. Настоящее совещание, ваши речи, ваши дела говорят о том, что дружба между народами нашей великой страны укрепляется. Это очень важно и знаменательно, товарищи. В старое время, когда у власти в нашей стране стояли царь, капиталисты, помещики, политика правительства состояла в том, чтобы сделать один народ — русский народ — господствующим, а все народы — подчиненными, угнетенными. Это была зверская, волчья политика. В октябре 1917 года, когда у нас развернулась великая пролетарская революция, когда мы свергли царя, помещиков и капиталистов, великий Ленин, наш учитель, наш отец и воспитатель, сказал, что не должно быть отныне ни господствующих, ни подчиненных народов, что народы должны быть равными и свободными. Этим он похоронил в гроб старую царскую, буржуазную политику и провозгласил новую, большевистскую политику— политику дружбы, политику братства между народами нашей страны.

С тех пор прошло 18 лет. И вот мы имеем уже благие результаты этой политики. Настоящее совещание является ярким доказательством того, что былому недоверию между народами СССР давно уже положен конец, что недоверие сменилось полным взаимным доверием, что дружба между народами СССР растет и крепнет. Это, товарищи, самое ценное из того, что дала нам большевистская национальная политика.

А дружба между народами СССР — большое и серьезное завоевание. Ибо пока эта дружба существует, народы нашей страны будут свободны и непобедимы. Никто не страшен нам, ни внутренние, ни внешние враги, пока эта дружба живет и здравствует. Можете не сомневаться в этом, товарищи.
Мамлакат Нахангова

Мамлакат Нахангова и Эне Джелдыева. Слева -  М.А. Чернов, нарком сельского хозяйства

В 1935 году передовых колхозников южных республик пригласили в Кремль. Из Москвы девчушка с орденом Ленина на теплой кофте — подарили ей, мерзла с непривычки — поехала в Ленинград. Встречалась со школьниками, рассказывала о своем звене и колхозе. Приглашали Мамлакат наперебой. Еще бы — первая пионерка-орденоносец!


* * *

Артековцы.Артековцы:

Барасби Хамгоков — юный джигит из селения Кенже Кабардино-Балкарской республики, вырастивший для Красной кавалерии замечательных лошадей: „Костика", „Казбека", „Заурбека".
Мамлакат Нахангова из Таджикистана, награжденная орденом Ленина за введение стахановских методов сбора хлопка.
Магомет Гасанов — юный чабан Дагестана, показавший пример заботы о порученной отаре;
Этери Гванцеладзе из Грузии — отличница учебы, приветствовавшая правительство на приеме грузинской делегации в Кремле;
Буза Шамжанова из Казахстана — воспитанница детдома, инициатор ухода за телятами и оказания помощи соседнему колхозу.

* * *

отрывок из книги Юрия Абрамовича Крутогорова «Чистый голос горна» (1980)

МАМЛАКАТ

«Ты, душа моя...»
Мне было шесть лет, когда я в первый раз услышал про Мамлакат. Её портреты печатались во всех газетах. Такая весёлая, улыбающаяся девочка. Вот она с кипой хлопка в руках. Вот она среди пионеров. Держит полосатый мяч. Тюбетейка, сто косичек падают на плечи. Она так хитренько смотрит с фотографии, будто приглашает поиграть.
я подолгу рассматривал эти снимки.

Мне нравилась Мамлакат. Даже во сне однажды приснилась. Будто я с папой иду на демонстрацию и в нашей колонне знакомая девочка. Вспоминаю и никак не могу вспомнить, кто это.
«Тебя как авать?» — спрашиваю я во сне.
«Мамлакат. Давай в мяч играть».
Мяч взлетает высоко, но не падает, а синим воздушным шариком уплывает в небо.
Девочка смеётся, и сто её косичек смешно подрагивают на плечах.
Такой это был сон.

Мы в детском саду тогда разучивали звонкую песенку про Мамлакат, в музыке звучали колокольчики, и слова были необычные, немножко смешные. Спустя много лет, я разыскал эту песенку, она отозвалась во мне переливчатыми колокольчиками, напомнила о тех далёких-далёких днях.
Девочка-таджичка, джан. Всей стране известна стала. Добрый хлопок ты дала. Сделала дешёвой ткань. Ты, душа моя... Шёлковый наряд надела, Чай зелёный попила, В школе принялась за дело. На «отлично» всё сдала. Ты, душа моя...

Мамлакат стала памятью детства, детства моих сверстников. Она собрала столько хлопка, сколько до неё никто не собирал.
Она, одиннадцатилетняя девочка, рекорд поставила, удивила белый свет своей редкой, поразительной расторопностью, умением работать взахлёб, весело и дерзко. Ей в Кремле вручили орден Ленина. До этого ни один мальчишка, ни одна девчонка в красном галстуке не удостаивались такой высокой награды.

И опять вспоминаю, вспоминаю...
В магазинах тогда продавались тюбетейки, как у Мамлакат, расшитые золотом, узорные, с чёрной шёлковой под кладкой. Такую тюбетейку мне привезла из Москвы бабушка, и я ходил в ней, гордый и счастливый.
Имя Мамлакат звучало для всех нас так же привычно и знакомо, как имена челюскинцев, первых полярных лётчиков, папанинцев.
Пролетели годы.
Но всё равно с самого донышка детства светит мне с фотографии улыбка девочки в тюбетейке, с орденом Ленина на лацкане пёстрой кзфточки...
Недавно я был в Душанбе.
Я встретился с Мамлакат.
Знаете, что мне сразу захотелось сказать?
— Здравствуй, девочка, джан...
Но. я сдержался. Мамлакат... укачивала внучку.
Она встретила меня просто, как старого знакомого.
И мы разговаривали обо всём на свете. О жизни и о своих детях. О работе и о друзьях. И о тех далёких днях, которые для каждого по-своему близки и незабываемы.
Мамлакат Нахангова словно берёт меня за руку и ведёт в своё детство.
Её кибитка
Начало тридцатых годов.
Для Таджикистана это суровое, тревожное и удивительное время.
Крупные заголовки в газетах:
«Басмачи свирепствуют!»
«Кулаки уничтожают скот».
«Убийство коммуниста».
Басмачи не желают мириться с новой жизнью. Они вероломно нападают на кишлаки.
Они обрезами хотят запугать колхозников.
Они хотят остановить время.
Но время не остановить. Оно победно шествует по республике. И в газетных заголовках — летопись этого победного марша. Только что научившиеся читать дехкане повторяют незабываемые газетные строки:
«Подвиг пограничника Кали Яфаева...»
«Горный переход студентов — переход мужества...»
«Имена героев Памирского восхождения должна знать Республика...»
Подвиг. Мужество. Герои.
Эти слова в самом времени. Они крылья времени. Таджикским мальчишкам хочется подражать пограничнику Яфаеву, студентам-альпинистам.

...В кибитке колхоза имени Лахути, на окраине нынешнего Душанбе, живёт со своим семейством Курбан-Биби-Нахангова.
Это скромная работящая женщина. У неё одиннадцать детей. Ей трудно. Попробуй прокорми такую ораву! Но ничего, она не унывает: дети у неё хорошие, она не нарадуется на них.
Когда мать уходит на работу, кибитка ходуном ходит.
Мамлакат, её младшая сестрёнка Огуль-Биби такие заводилы! Своей энергией они могут зарядить не одиннадцать — сто детей! Всех могут оделить песнями, играми, радостью жизни.
По кругу кибитки они устраивают чехарду, карусель, верховую езду друг на друге, бег с препятствиями и без препятствий. Огуль-Биби забирается на спину Мамлакат, но спрыгивать вовсе не думает. Пришпоривает сестру, дёргает, как за вожжи, за сто её косичек. Мамлакат притопывает голыми пятками, к ней на четвереньках, черепашкой подползает младший братишка, и вот уже в кибитке чуть не до потолка вырастает куча-мала. Куча-мала галдит, стонет от смеха, рычит на все голоса, кудахчет, воет, ворочается, рассыпается и вновь поднимается, как только что народившийся вулкан.
И Мамлакат внутри этого живого вулкана кипит, как лава, переворачивается, пытается вырваться, ищет лазейку, чтобы всех обмануть.
Вот, найдя лазейку, Мамлакат выползает наружу, набирает полную грудь воздуха и стремглав несётся к табуну лошадей — они пасутся рядом...
— Э-э-эй! До-о-го-оняйте...
Где догнать её, вёрткую, летящую, словно птица.
Мамлакат с разгона вскакивает на молодого жеребчика, хлопает его ладонью по шее, просяще и нетерпеливо, и у того на холке вздрагивает кожа. О, она умеет держаться на
коне, не беспокойтесь, недаром ей говорят: «Будешь невестой — ни один жених не догонит на коне».

Мамлакат мчится в горы. Они напоминают пёстрый персидский ковёр — кажется, взяли и завесили им горизонт. Мамлакат пригнулась к гриве, лишь тёмные косички полощутся на ветру, бег коня быстр, как стук её сердца. Мамлакат спрыгивает с лошади, цепляясь за ветви фисташковых деревьев, взбирается по крутому отрогу. Это энергия толкает её вверх, девочке надо выплеснуть из себя озорную силу. Может быть, она увидит горного козла, который приходит сюда со своими козлятами. Они близко не подпустят, рванутся дальше, за кручи, и смотреть ей на это интересно и забавно. А ещё отсюда хорошо виден кишлак Шахман-СЗФ, родной кишлак, окружённый со всех сторон белой шерстью хлопковых полей.
— Ма-а-ама-а-а... Ку-у-рбан-Би-иби-и... — Её голос гаснет высоко в горах: аа-а-а, и-и-и... Её слова словно ударяются о каменную гряду, рассыпаются на отдельные буковки, а подняв вверх ладони, можно вновь собрать эти буковки, опять швырнуть их навстречу далёкому кишлаку:
— Ма-а-ма-а... Ку-у-урба-а-н-Би-и-би-и...
Нет, не слышит её мама.

Мамлакат собирает орехи, скатывается к подножию. Вот на лице девочки уже взрослое, озабоченное выражение. Повеселилась, хватит. Пора домой. Младших покормить надо, плов сварить, лепёшки испечь. Ой, ой, сколько у неё дел, а она в горы умчалась...
Она подходит к коню, гладит его морду: «Домой, домой!»
Взрослая жизнь очень рано шагнула в её детство. Когда у мамы одиннадцать детей — мал мала меньше — кому-то надо отвечать за дом, за братьев и сестёр. Что тут поделаешь? Ничего не поделаешь...
«Мама, пришей три кармана» Мамлакат одиннадцать лет.
Иногда Курбан-Биби берёт своих детей в поле. Они резвятся на берегу арыка. Мамлакат помогает маме сортировать хлопок. Это совсем просто, терпение только надо иметь. Самые пушистые комочки — в одну кучу, менее зрелые — в другую. Первый сорт, второй, третий... Мамлакат в хлопке разбирается, она даже на ощупь может сорт угадать; у неё пальцы длинные, тонкие, и каждый знает свою работу, ни один не бездельничает. Большой палец, как старший, помогает мизинцу, указательный — среднему, а безымянный помогает сразу всем пальцам. Так даже можно играть, так веселее делать работу. Когда играешь, время бежит незаметно. Она работает и рассказывает малышам сказку про пальцы:
— Устал однажды большой палец, а мизинец сказал: Ты пока отдохни, а мы без тебя хлопок переберём». Большому пальцу стало стыдно, и он стал работать...
Огуль-Биби, младшая сестрёнка, смеётся.
— Мамлакат, я тебе тоже помогу.
— Помогай! Вот это сорт первый, он такой шелковистый...
Да, девочка-таджичка хлопок хорошо знает. Как это получилось, разве скажешь? Она никогда не знала цветных кубиков — откуда в кишлаке кубики? — на кошме раскладывали хлопковые коробочки. Хлопковыми ленточками заплетали тряпичным куклам косички. «Какой снег?» — спрашивала она. «Белый, как хлопок», — отвечала мама.
Когда Мамлакат была совсем маленькая, ей казалось, что плывущие за горы облака — тоже хлопок. Мама причёсывалась, с её волос стекали белоснежные струйки хлопка. Мир был соткан из хлопка, он был лёгок, бел, бесконечен, как хлопковое поле. А может быть, далёкий белый снег, который падает с неба там далеко-далеко — тоже белый хлопок?
Ей хотелось самой собирать хлопок.

Но один из её дедов, медлительный аксакал, жующий табак, слушая девочку, взмахом коричневой ладони обрывал её:
— Будешь невестой, получишь колхозную книжку. Сейчас за парту ходи, ума набирайся.
Он жевал свой зелёный табак, утирая платком старческую слезу, не желая слушать возражений.
Мамлакат обижалась. Во-первых, ей не хотелось быть невестой. Будет невестой — жених её станет догонять на коне. Будет невестой — колхозную книжку дадут. Бот ещё!
Бо-вторых, маме надо помочь, одиннадцать детишек всё-таки.
Но ей не давали колхозную книжку. Аксакалы в правлении колхоза тоже жевали табак, пили неторопливо чай, утирали платками старческие слёзы с глаз. Они были похожи на визЕсрей, заседающих в государственном диване. Что, они станут слушать девочку?
— Иди, девочка, иди. Не мешай думать, не мешай слушать радио.

Тогда в кибитке правления поставили детекторный приёмник, интересный такой ящик. Он по-таджикски очень хорошо и понятно говорил, пел таджикские песни, читал таджикские стихи. Мамлакат любила слушать приёмник, она знала, что это он ей подмигивает зелёным кошачьим глазком: «Подожди, девочка, я тебе ещё такое расскажу, что удивишься...»
Она, правда, удивлялась. Этот говорящий ящик знал про всё на свете.
Приёмник говорил: «Хорошо работает молодая крутильщица Авшова Хол-Биби. Она первая на Ходжентском шёлкомотальном комбинате перешла работать с одной машины на две. У неё теперь шестьдесят веретён. Хол-Биби справляется».
Какая молодец эта незнакомая Хол-Биби! Интересно, она тоже девочка? Мамлакат запомнит это имя.
Приёмник говорил: «Драгер Вахшского ирригационного строительства товарищ Иванов вместо тридцати пяти выбрасывает своей машиной в два раза больше грунта. Слава ударнику пятилетки!»
Товарищ Иванов — тоже молодец! Она, Мамлакат, ещё не знает, что такое драга. А про ирригационное строительство — знает. Это чтобы вода скорее пришла на хлопковое поле.
Мамлакат запомнит и эту русскую фамилию — товарищ Иванов.
Председатель колхоза увидел глаза Мамлакат, когда она слушала детекторный приёмник. Он сказал:
— Ладно, пускай мама сошьёт тебе фартук. Дам тебе колхозную книжку.

Дома Мамлакат сказала:
— Мама, к фартуку пришей три кармана.
— Зачем три? Два хватит.
— Буду идти и сортировать хлопок сразу. В один карман — первый сорт, в другой — второй сорт, а в третий... Вот так. — Она показала. — Три кармана лучше, мама.
— Умница, — сказала Курбан-Биби. — Так правда быстрее. Умница!

Белая хлопковая осень
Пришла осень, белая хлопковая осень. Мамлакат получила участок. Участок Мамлакат Наханговой. Её имя и фамилия внесены в колхозную книжку. Кто посмеет теперь сказать: «Вот будешь невестой, тогда...» Никто не посмеет, а если кто посмеет — она засмеётся. Теперь она маме поможет, все свои трудодни маме отдаст.
В те дни вся страна узнала об Алексее Стаханове. Детекторный приёмник в колхозной кибитке сказал: «Ударом своего отбойного молотка Алексей Стаханов вместо семи тонн вырубает за смену сто две тонны».
— Сто две тонны много? — спросила Мамлакат у мудрых аксакалов, которые в кибитке пили чай.
— Гора это!
— Большая?
Аксакал посмотрел на потолок. Он пожевал губами. Высота потолка ему показалась маленькой. Она не давала взгляду простора.
— Выйди на улицу, посмотри, какая гора, — сказал девочке мудрый аксакал.

Сейчас, спустя много лет, Мамлакат рассказывает мне:
— Я всё думала: целых сто две тонны. Гора! Как много! Колхозная норма была пятнадцать килограммов хлопка в день. Я собирала хлопок и думала: сто две тонны — гора целая. Не давала эта цифра покоя...
Сейчас Мамлакат об этом просто говорит, улыбается, словно удивляясь своим детским причудам. Это бывает иногда у взрослых. Чуточку снисходительнее относиться к своему детству. Но я понимаю Мамлакат Нахангову. Не хочется ей, чтобы о ней подумали: «Глядите, какая необыкновенная, ни на кого не похожая». Боится Мамлакат прослыть необыкновенной, ни на кого не похожей.

Но вернёмся в те осенние дни 1935 года. Давняя фотография вновь поможет нам увидеть невысокую худенькую девочку в узорчатой тюбетейке, с кипой белого хлопка в руках...
Время, как сказочный клубок, раскручивается передо мной, уводит в кишлак Шахмансур, в кибитку, где сидят аксакалы, обсуждают колхозные дела, говорят, между прочим, и о девочке, которая придумала фартук с тремя кармашками, такого ещё не видели аксакалы, о таком не слышали аксакалы...

Лёгкие руки, лёгкие ноги у Мамлакат.
Она не идёт — летит по полю, не делая ни одного лишнего движения, ни на что не отвлекаясь.
Есть такая старая восточная притча.
Один визирь сказал своим подданным: «Кто пройдёт по каменной стене и не расплескает из тарелки молоко — того награжу». Пошёл по стенке первый человек. Он шёл и думал, как бы не поскользнуться. И он расплескал молоко. Пошёл по стенке второй человек. Он думал о том, что тарелка очень мелкая. И расплескал молоко. Третий пошёл. Он неторопливо шагал, осторожно, бережно неся тарелку. И не расплескал молоко. «О чём ты думал?» —спросил удачливого джигита визирь. «О молоке».
Мамлакат, собирая хлопок, думала только о хлопке.
Ей нравится собисрать хлопок, хотя это нелёгкая работа. Солнце жарко печёт — косынку повяжет на голову. Пить захочется — чашечку зелёного чайку выпьет. И снова в поле.

На хирмане, месте, куда складывают собранный хлопок, приёмщик шутит:
— Девочка, ты на крыльях летаешь? Ай, джан. Одна девочка стоит трёх взрослых мужчин.
Ей смешно. Услышали бы аксакалы, которые сидят в кибитке правления!
Верный жеребчик пасётся рядом на пастбище. Он косит глазом на девочку: «Почему давно не садишься, почему в горы не скачем?»
Какие горы? Разве ей сейчас до этого? Хлопок соберём, поскачем в фисташковый лес. Но — потом, потом...

Ей в голову пришла счастливая мысль: «А если собирать коробочки двумя руками?»
Приноровилась. Руки двигались согласно, будто сговорились друг с другом. Будто одна рука, левая, говорила правой: «Я буду коробочку в карман класть, а ты пока не теряй времени даром». А правая рука отвечала: «Вот так я и сделаю, и ты тоже не мешай, мы не должны мешать друг дружке».
Пальцы знали, в какой карман из трёх укладывать мягкие комки. Само собой плавно, красиво, расторопно выходило!
Ведь она на ощупь знала хлопок, будто всю жизнь только так и делала.
Руки как будто маршировали, как пограничники, которые приезжали в кишлак с горной заставы: «Левой, правой, левой, правой».
Левая рука. Правая рука.
Правая рука. Левая рука.
Вот так она шла вперёд. Руки, как маленькие, аккуратные рычажки, двигали вперёд её лёгкое тело.
Мамлакат не нужно низко пригибаться, как взрослым женщинам, она сама вровень с кустами. Так экономилось время, секунда за секундой.
Но секунды складываются в минуты.
А минуты складываются в часы.
Часы — в новые кипы хлопка.
Левая рука. Правая рука.
Правая рука. Левая рука.
Это была работа и игра. Всё-таки она девочка, а не взрослая сборщица. А если с игрой веселее шагать?
Однажды на поле явилась младшая сестрёнка Огуль-Биби.
— Поздно, домой иди, мама зовёт.
Мамлакат отозвалась с дальнего конца поля:
— А я и не заметила.
— И нам, Мамлакат, без тебя скучно. Кучу-ма-чу не делали давно.
Мамлакат кивнула на хирман.
— Там сейчас моя куча-мала...
Она вышла из кустов хлопчатника, сорвала с себя фартук.

Рядом арык катил свою тёмную и тёплую стрзто. Вечер закрасил очертания гор. Звёзды низко повисли. Тёплый
хороший вечер. Он завершал день, который девочка-таджичка навсегда запомнит.
Утром следующего дня взвесили её сбор: сто килограммов! Сам председатель колхоза на лошади прискакал: может, напутали? Нет, не напутали. Всё в порядке. Сто килограммов, точь-в-точь. Ай, девочка, джан! Ай, душа колхоза!
Меньше всего удивилась сама Мамлакат.
Она подумала: «Завтра соберу на два килограмма больше. Как у шахтёра Стаханова пускай будет цифра, того самого, о котором рассказал детекторный приёмник в колхозной кибитке».
Она устала, как никогда не уставала.
Она не помнила, как домой добралась. Зато она собрала свои сто два килограмма. И теперь знала: столько и будет всегда собирать.
А вскоре детекторный приёмник рассказал о Мамлакат всей стране.
Слушала мама. Слушали седобородые аксакалы.
И она сама слушала. Только не верилось, что это про неё. Ей казалось, что это про другую девочку говорят — похожую на неё другую девочку. Разве мало в Таджикистане девочек, у которых сто косичек, у которых десять сестёр и братьев?..
Корреспондент приехал, спросил у неё:
— Расскажи, как смогла? Как гору хлопка собрала?
Как сказать? Она не знала, как сказать. Наверно, работу, которая стала твоим существом, нельзя выразить — нельзя же песню пересказать. Песню можно только спеть.
— Старалась, вот и всё, — говорила Мамлакат. — Маленькая ростом, нагибаться не надо, — отвечала Мамлакат.
Потом развела руками.
— Вот так...
— Двумя руками?
— Да.
Корреспондент записывал, а старый аксакал, пощипывая острую хлопковую бороду, размышлял вслух:
— Всё с ног на голову поставила эта девочка. То чуть кибитку в игре не перевернёт, то, как ветер, на коне скачет, то хлопка собрала целую гору. Правду сказал поэт-мудрец Хайям: «Всё, что ты в мире изучил, — ничто...»

Спешит по улице дружина...
Говорят, время незаметно летит. Но это как для кого. Дни и годы не опадают легко и беззвучно, как листки календаря. Они оставляют свою мету в жизни, западают в тебя навсегда.
МАРИНА РЫНДЗЮНСКАЯ (1877-1946). Юная стахановка хлопковых полей Мамлакат Нахангова. Гранит, высота 225см. 1940. Третьяковская галерея

И сейчас, много лет спустя, я слушаю Мамлакат, хочу понять, что же всё-таки главное в её характере, почему она сделала то, что стало подвигом. И вот что думаю: есть люди, которым с ранних лет присуще особое жизнелюбие, желание сделать чуть-чуть больше, чем позволяет возраст. Да, Мамлакат хотела помочь маме, всё-таки одиннадцать детей непросто на ноги поставить. Но ещё она никогда не думала о том, что кто-то другой сделает за неё работу, которая и ей самой по плечу. Её руки просили работы, и она не прятала их в кармашки фартука. Пусть послужат хлопковому полю... Лежебокам и белоручкам не понять Мамлакат. Её смогут понять люди, которые меньше всего думают о себе и больше думают о тех, кто рядом.
О маме, которой ты должна помочь.
О поле, которому ты можешь быть нужной.
О стране, которая зовёт тебя в трудную минуту.
Вот позади школа. А дальше? Ей хочется быть хлопкоробом, учительницей, учёной. Сто желаний — впереди сто дорог. Какую единственную выбрать? Она ещё не знает. Счастливая девчонка в счастливом неведении, что делать дальше...

И тут наступает 1941 год.
Война.
Теперь она знает, что делать. Какие сомнения могут быть?
Мама Курбан-Биби, как и все мамы на свете, знает: сейчас никакие уговоры не помогут. Она, правда, пытается остановить девочку:
— Доченька, ты ещё совсем маленькая. Орден тебе дали, как взрослой. Но я-то знаю, ты ещё девочка...
— Мама, мне надо туда, на фронт.
Старый её дед, аксакал с хлопковой бородой, жуёт свой вечный табак. Он любит свою внучку. Она на всю страну прославила фамилию Наханговых. Больно отпускать её туда, где свистят пули фашистских шайтанов. Но она права, его маленькая девочка. Она уже решила: мчащегося скакуна нельзя останавливать на полном скаку...

Мамлакат бежит ранним утром в военкомат. И становится в очередь к военкому. Очередь — это её ровесники, те, кому ещё не прислали краткую повестку: «Явиться на призывной пункт». Зачем ждать повестки? Она сама явилась — худенькая, невысокая, в белом, до колен, платье; в школьном платье выпускницы...
Вот её очередь подошла. Она входит в кабинет военкома.
— Здравствуй, Мамлакат.
Её знают, вот и этот военный сразу признал. А раз знают, разве посмеют отказать?
— Я пришла записаться добровольцем.
— Тебе семнадцать есть?
— Да, да, есть. Целых семнадцать.
Она подтягивается. Пусть военком увидит, какая у неё выправка, она и в строю так может стоять, только запишите её...
— Видишь ли, Мамлакат, — говорит военком, — если все пойдут воевать, кто будет собирать хлопок? Солдат одевать надо, верно? А ты хлопок хорошо собираешь. Пальцы, которые умеют ловко собирать хлопок, так же нужны стране, как пальцы, которые нажимают на курок винтовки. Ты поняла?
Она тогда только одно поняла: ей отказывают. Не хотят зачислить добровольцем. И она забывает все слова, которыми можно переубедить военкома.
Ещё год проходит.
Она собирает хлопок. Но не думайте, что Мамлакат так легко сдалась. Может быть, есть люди, которые думают, что она настойчива, когда собирает хлопок. Нет, она всегда и во всём настойчива. Подождите, она ещё перехитрит кое-кого. Хлопковое поле — это важно! Но хлопок могут малые дети собирать, она сама это доказала. Да только она, Мамлакат, не ребёнок, и ей надо быть на фронте!
Она ещё раз пыталась попасть на фронт.
Эта история связана с резиновым мячом.

За несколько лет до войны, уже после того, как Мамлакат получила орден, её пригласили к себе в гости ленинградские ребята. Город на Неве встретил девочку очень гостеприимно. Мамлакат была счастлива. Она побывала в Смольном, в Зимнем дворце, на Марсовом поле.
Во Дворце пионеров её спросили:
— Что тебе подарить?
Она словно в игрушечное царство попала. Машины ждали, когда она заведёт их. Куклы смотрели на неё своими голубыми неподвижными глазами. И даже двухколёсные велосипеды — мечта всех довоенных мальчишек и девчонок — предлагали ей усесться на свои кожаные сиденья.
— Выбирай, — сказали ей ленинградские ребята, — что хочешь бери...
До этого Мамлакат никогда не играла в мяч. А тут увидела огромный, двухцветный, с сияющими звонкими щеками. Мяч сам просился в руки, он уже от нетерпения звенел в ладонях, он подпрыгивал до потолка, плескался в тёмной струе арыка, брызгался, выскальзывал из рук всех её братьев и сестёр. Там, внутри мяча, был не воздух. Там жила радость из воздушных звонких хлопков. И Мамлакат сказала:
— Мяч! Хочу мяч!
Ей подарили мяч.
Она с ним до самого кишлака не расставалась. Он и правда оказался чудным, он просто не мог в руках удержаться, такой был непоседливый. Это был первый в её жизни мяч, первая незабываемая игрушка.
И после трудной работы на поле Мамлакат купалась с ним в арыке.

И вот прошли годы.
В 1942 году комсомольцы и пионеры Таджикистана собрали для детей осаждённого Ленинграда много подарков— фрукты, овощи, книги, игрушки.
И много, много мячей. Это Мамлакат сказала, чтобы были мячи. Ничего, что мячи занимали много места в вагоне — зато сколько радости они принесут детям!
В составе делегации была и Мамлакат.
Она была рада, что сможет вручить подарки детям осаждённого города.
Вот тогда-то и произошла та памятная история.
Перед самым отъездом из Ленинграда таджикская делегация всполошилась:
— Где Мамлакат?
Туда, сюда бросились — нет Мамлакат.
Не уезжать же без неё.
А Мамлакат тем временем пробиралась по пустым улицам города к Неве. Ещё раньше она увидела там крейсер.
Матросы привели её к адмиралу. Узнали! Мамлакат Нахангова.
Адмирал усадил девушку на диван, угостил чаем.
— Чем могу быть полезным?
Усталый. Занятый.
Мамлакат не стала медлить.
— Мы подарки привезли.
— Знаю.
Потом она залпом выпалила:
— Прошу зачислить в экипаж.
— Вот как? Кем же?
— Зенитчицей...
Адмирал хитро посмотрел на неожиданную просительницу.
— Вот ты какая, девочка-таджичка, джан. Решила свою делегацию вокруг пальца обвести?
— Не совсем так. Воевать хочу.
Адмирал понравился Мамлакат. Сразу всё понял. Сейчас отдаст приказание, ей выдадут форму, научат стрелять по фашистским стервятникам, глаз у неё острый, руки крепкие, не дрогнут.
— Что же мне надо сделать? — спросил адмирал.
— Вот я заявление написала. Прошу зачислить зенитчицей. А вы приказ отдайте.
Он спросил:
— Приказ по кораблю?
— Да, — распорядилась Мамлакат.
Адмирал написал на листке бумаги что-то. Он вручил приказ девушке. Там было выведено: «Приказываю Мамлакат Наханговой немедленно вернуться в гостиницу, к своей делегации...»
Адмирал посерьёзнел:
— Я понимаю тебя, Мамлакат. Но моих моряков нужно кому-то одевать. Ты там, у себя на родине, тоже нужна...
Ей хотелось расплакаться. Но сдержалась. Не удалась хитрость!
Вот такой характер у Мамлакат.

Конечно, можно теперь сказать: она себя недисциплинированно вела. Никого не спросясь, удрала на крейсер. Но она просто не могла иначе. Считала: должна воевать!
Не станем осуждать Мамлакат, постараемся просто лучше её понять.
Такой беспокойной, желающей всегда помочь людям, она была и тогда, когда студенткой ухаживала в госпиталях за ранеными, когда несколько лет спустя выступала в Лондоне на конференции сторонников мира.
Словом, она всегда оставалась и остаётся пионеркой, хотя нынче сама преподаёт в педагогическом институте, готовит учителей. Так повернулась её судьба: стала учительницей и учёной одновременно.
Ей сейчас больше пятидесяти.
У неё двое внуков. Крошечную Мехрдот она мне показала, введя в детскую:
— Вылитая я, правда?
Бабушка как бабушка. Очень бабушкам льстит, если внуки на них похожи. Правда, Мамлакат Наханговой к роли бабушки трудно привыкнуть.
И я думаю: она никогда к этой роли не привыкнет. Потому что бабушки тоже разные бывают. В Мамлакат до сих пор живёт, смеётся, скачет на коне, барахтается в ку-че-мале та девочка-таджичка, джан, которая всей стране известна стала...

Ей до сих пор пишут ребята и обращаются просто, как к подруге: «Дорогая Мамлакат»!
И она отвечает, не задерживает ответы. Пишет не нравоучительные письма. Это всегда разговор с глазу на глаз: честный, прямой, откровенный. Когда надо — добрый, когда ей что-то не нравится, так прямо и напишет: мне это не нравится.
И ещё Мамлакат Наханговой трудно привыкнуть к «бабушкиной роли», потому что ребята седьмой душанбинской школы избрали её своей почётной пионеркой. А это много значит: хоть и почётная, а пионерка.
Мамлакат, как выдастся свободная минута, забегает в свою родную школу. На торжественный сбор — в белой кофточке, пионерском галстуке, подтянутая, весёлая, больше похожая на старшую пионервожатую, чем на бабушку. Она уже больше сорока лет пионерка, с 1934 года.

Ощущение детства, память о пионерском возрасте звучит в ней неумолкаемо, как чистый звук горна. Поэтому она всегда считает себя пионеркой. Всегда и везде. Недаром она была вместе с ребятами на втором, а потом и на пятом пионерском слёте в Артеке.
Позже я сам увидел: она не такая, чтобы лишь числиться в почётных списках... Совсем нет.
В воскресенье с одним из отрядов своей школы она собирала металлолом.
Сама пришла. Её никто не упрашивал. Понимают ребята, что у неё своих забот хватает. Лекции читает в институте, дом надо вести, внучка есть.
Пришла Мамлакат на воскресник в стареньком спортивном костюме.
С одним мальчишкой на пару тащила ржавую колченогую кровать. Мальчик рассказывал забавную историю — Мамлакат смеялась, чуть кровать не уронила.
Осенью школьники и студенты отправляются на хлопок.
В автобусах, в машинах, в поездах.
Время горячее, хлопковое поле много требует рук.
Весь город почти на поле переезжает.
И Мамлакат не отсиживается дома. А она не просто преподаватель. Она доцент, кандидат наук, учёный. Казалось бы, сиди в тиши кабинета, занимайся наукой.
Нет, не может. Считает, что не имеет права. Какая-то внутренняя пружинка поднимает её. На хлопок, на хлопок! Уж кто-кто, а она знает, что это такое...
Левая рука, правая рука.
Правая рука, левая рука.
Белое хлопковое поле расстилается перед ней, как чистая страница её детства и юности.
Первый в её жизни детекторный приёмник говорит хорошие, интересные слова...
Мама Курбан-Биби пришила к её фартуку три кармана и сказала: «Умница».
Седобородый аксакал удивляется: «Всё, что ты в мире изучил, — ничто».
И та гора хлопка — её рекорд, её гордость.
Что годы! Что пятьдесят лет! Она ещё покажет своим студентам, как собирать хлопок.
Это так похоже на Мамлакат.
Поэтому и в дружине она часто делает то, что положено обыкновенному пионеру.
Поэтому её тут любят и уважают.
Каждый по-своему хочет быть похожим на неё.
Я в седьмой школе вот какие записи сделал в своём блокноте.
Первоклассник Батыр Киязов мне сказал:
— Одна кошка птичку поймала. Я кошку схватил, она до крови царапалась. Я отпустил птичку. Мамлакат тоже бы так сделала.
Семиклассница Фируза Нарзыкулова так говорила:
— Что сделала Мамлакат? Больше, чем другие хлопка собрала? Да. Но не это, я думаю, самое важное. Она сделала больше, чем могла. И я тоже хочу всё время делать чуть больше, чем умею. Тогда всего можно достигнуть! Правда?
Правда, Фируза. Я согласен с тобой.
И ребята седьмой школы стараются делать так, чтобы не посрамить имени Мамлакат, своей почётной пионерки. Может быть, они не так уж много сделали, но всё-таки...

Улица Рудаки. Сквер. Цветы. Кустарники. Вдоль тротуара журчит свежий арык. Это сделали мальчишки п девчонки седьмой школы.
Неподалёку от улицы Рудахси — детский сад. Во дворе — игротека, деревья побелённые, ухоженные. И это сделали ребята седьмой школы.
Ходит по Душанбе новенький троллейбус. Он изготовлен из металлолома, собранного ребятами седьмой школы.
...Пединститут, где преподаёт Мамлакат Нахангова, и седьмая школа — рядышком. Уроки в школе и лекции в институте начинаются в одно и то же время. Поэтому нередко можно видеть Мамлакат с ребятами — они шагают в одном направлении. Мамлакат — на первую лекцию, ребята — на первый урок.
Попутно можно поговорить о том о сём.
Солнце всё выше поднимается.
Надо поторапливаться. У каждого своё дело — дружина спешит.

“Прекрасная смена у нас, и перед каждым — свое хлопковое поле”.

* * *
Дорогая Нахангова Мамлакат Акбердыевна, дай Вам Бог здоровья!

sverc Исторический факультет НовГУ под угрозой уничтожения
В группе истфака НовГУ ВКонтакте пишут:

Дорогие выпускники и все, кто неравнодушен к судьбе новгородского истфака!

Случилось то, во что почти невозможно поверить: в Новгороде, городе, где началась история Российского государства, оказалось под угрозой исчезновения историческое образование. Впервые за все годы существования нашего факультета, более чем за 80 лет, исключая трудные военные годы, Министерство образования РФ посчитало необоснованным выделение в 2015 году бюджетных мест для подготовки историков в Великом Новгороде. Это означает, что подготовка учителей истории, архивоведов, работников музея, окончательно пали жертвой коммерциализации высшего образования.

За годы "реформирования высшей школы" факультет привык ко многому. Вот уже несколько лет кафедры факультета подвергаются беспрецедентному сокращению штатов, не оставляющему надежды на приглашение молодых специалистов и сохранение преемственности поколений. Мы привыкли задыхаться под ворохом бумажной работы. В соответствии с "дорожной картой реформы высшего образования" в этом году на одну треть была увеличена норма часов, которые должны вывести преподаватели нашего вуза. И это при том, что часы на индивидуальную работу со студентами практически исчезли из оплачиваемой работы. Ради того, чтобы остаться в профессии, преподаватели давно смирились с унизительными зарплатами, которые не имеют ничего общего с так называемыми "средними доходами" и зачастую ниже оплаты неквалифицированного труда. При этом факультет жив, работает, преподаватели и студенты продолжают научные исследования, пытаются сохранить все лучшее, что создано на факультете за долгие годы.

Мы просим всех, кто хотел бы сохранить традицию исторического образования в Великом Новгороде, присоединиться к нам и принять участие в сборе подписей в поддержку истфака. Текст нашего обращения будет опубликован в группе завтра. Вы сможете распечатать приложенный подписной лист и принести его в деканат исторического факультета, в Антоново. Или вы можете воспользоваться этим грустным поводом для того, чтобы навестить свою Альма Матер и лично подписать обращение в деканате или на кафедрах факультета.


И, собственно, сбор подписей в поддержку исторического факультета НовГУ
______________________________________

Ивашов говорит:
Все эти заявления протеста, просьбы или требования прекратить бомбардировки - это равносильно тому, что мы бы Гитлеру в 1941 году посылали ноты с просьбами "Не бомби Смоленск", "Не бомби мирные города"

так и эти письма: "не уничтожайте историю!", "не уничтожайте образование!"
или к собянинским обращение: "Не уничтожайте наш город!"
никакой разницы
oraculov Ливанов продает крупному застройщику здание МГГУ за взятку в миллионы долларов!

Да, друзья, остались еще после 13-ти лет борьбы с коррупцией жулики и воры в министерских креслах. Сегодня поговорю о знаменитости - нет, не о Сердюкове о котором вы подумали, а о министре образования Дмитрие Ливанове, который переплюнул своими скандалами дело "Оборонсервиса" еще на этапе вымогательства у государства 300 миллионов рублей на борьбу с хакерами, которые якобы каждый год воруют ответы ЕГЭ. Только вот прокуратура следов атак на ресурсы МинОбрНауки не обнаружила, ну и как следствие государство денег не дало.

Ливано тогда кстати не успокоился. Он эти же 300 миллионов запросил на то, чтобы веб-камеры в кабинетах проведения ЕГЭ поставить, для контроля за списывающими. Пока официального отказа нет, но Владимир Бурматов, уже как год вносящий во все это министерское беспутство здравый смысл, предложил просто использовать камеры, которые остались с выборов 2012 года. Надеюсь, здравый смысл все-таки будет услышан.

Но сейчас если честно я хотел рассказать не об этом. В сети все больше и больше стал разгораться скандал относительно продажи зданий МГГУ, которые Ливанов слишком рьяно пытается присоединить к МИСиС - ВУЗу, где он когда-то был ректором, а теперь где владычествует госпожа Черникова, абсолютно управляемая со стороны Ливанова особа. Так вот, в мае 2012-го выходит указ министра образования о присоединении МГГУ к МИСиС. В самом МГГУ не поняли: а зачем? Зачем передовой горный университет присоединять к кому-либо?

Но время шло, процесс двигался, а недоумение возрастало. И когда оно достигло своего апогея, в сети появляется информация о наличии проекта бизнес-центра "Октябрь плаза" на том самом месте, где сейчас находится МГГУ. Почему именно там? Да потому что центр Москвы. В этом районе стоимость квадратного метра недвижимости начинается с 20 тысяч долларов за штуку. Общая площадь анонсированного объекта - 40 000 м2.

Итого 8 миллиардов долларов. 8 МАТЬ ЕГО МИЛЛИАРДОВ! Понятно дело, откуда в заднице Ливанова скипидар, что он так быстро форсирует присоединение: тут все просто как дважды два. Самостоятельности лишить, через подручного ректора продать, откат получить и жить счастливо.

И почему это удивляет меня, но не мотивирует к действию следственные органы.

Россия, черт ее дери...
___________________________

какой может быть бизнес-центр в центре, если и при Лужкове принято ППМ, что в центре офисы строить нельзя, и потом собянин сделал вид, что это его типа решение - нельзя строить в центре офисы.
кто рассчитал нагрузку на метро и автотранспорт? и как можно вот такое прекрасное здание снести? даже процесс возникновения такой мыслишки должен, просто обязан вызвать тревогу о психическом расстройстве предложившего.
и ещё.
эти неучи, воинствующая бездарность просто кушать и спать не может, если не обрушит советские достижения.
Вы только вдумайтесь! Декрет о учреждении академии на основе горного факультета Нижегородского политехнического института был подписан заместителем председателя Совнаркома А. И. Рыковым 4 сентября 1918 года. Торжественное открытие МГА состоялось 12 января 1919 года, с вступительной речью выступил известный геолог и писатель, академик Владимир Афанасьевич Обручев.

кстати, если кто не знает, сейчас вовсю идут торги.. землю ПМ толкает за постройку физкультурного комплекса, например. Т.е. с жителями этот вопрос не решён (и вряд ли будет решён - случай в Свиблово тому пример), но бизьнесьмены на аукционе землю приобретут. Как это называется? особо крупное что?

говоря о бессмысленном присоединении
"в обывателе должно быть воспитано только одно свойство — стойкость к бедствиям. Вот как только мы про это забываем, либералы начинают плодиться. Поэтому я искренне сочувствую людям, которые кладут живот на то, чтобы извести этих врагов отечества. Но я им рекомендую все-таки для пущей уверенности начать с себя. Пусть они вечером встанут перед зеркалом, на себя посмотрят и честно скажут: «Я вкушал кашу с маслом». И после этого прыгнут в окно." Автора цитаты угадаете?
окончание. 2 часть, 1 часть.

В 1930 году ВХУТЕИН был закрыт, но наследие нового художественного ВУЗа не пропало даром. Вместо него возникли Московский архитектурный институт и Московский художественный институт имени Сурикова.
На базе же полиграфического факультета ВХУТЕИНа был создан Московский полиграфический институт, занявший дом Юшкова. А в 1938 году директором (тогда институтами руководили директора — должность ректора появилась в СССР значительно позднее) полиграфического института был назначен инженер А. Н. Дыгерн.
Почему я об этом упоминаю?

Да потому, что 8 декабря 1942 года Алексей Никитович Дыгерн, согласно приказу Народного комиссара боеприпасов СССР, стал первым руководителем (временно исполняющим обязанности директора) Московского механического института боеприпасов Народного комиссариата боеприпасов СССР (ММИБ). А получилось так потому, что с началом Великой отечественной войны полиграфический институт был эвакуирован в Курганскую область. Но большая часть оборудования, институтская библиотека, многие преподаватели и студенты — остались в столице. Позже опасность взятия Москвы гитлеровцами миновала и, когда возникла необходимость создания института боеприпасов, его решили создать на существующей базе полиграфического института. Как оказалось, будущему МИФИ передали не только здание, библиотеку и лаборатории полиграфического института — многие его сотрудники стали сотрудниками ММИБ, включая А. Н. Дыгерна (позже ставшего заместителем директора Московского механического института), и Л. П. Бахметьева, первого заместителя директора ММИБ по научно-учебной работе (он занимал аналогичную должность в полиграфическом институте), впоследствии ставшего деканом инженерно-физического факультета.

Московский механический институт (с 1945-го года уже без боеприпасов в названии) стал хозяином дома по 21 по улице Кирова (Мясницкая была переименована, сейчас ей возвращено историческое название) надолго. Три номерных факультета (трубок и взрывателей; патронов и гильз; снарядов, мин и авиабомб) сначала превратились в факультеты К, Т и М (конструкторский, точной механики и механико-технологический). Потом Т превратился в Ф, став инженерно физическим факультетом, и весь институт стал меняться под новую атомную науку. Это превращение в основном закончилось в 1957 году, когда в МИФИ были уже такие знакомые нам факультеты Ф (физико-энергетический), Т (экспериментальной и теоретической физики) и факультет ЭВУСА (электронных вычислительных устройств — впоследствии распавшийся на К и А). Так началась история «знаменитого ядерного ВУЗа страны». А к плеяде замечательных художников, живших, работавших, учившихся в доме Юшкова, нельзя не добавить и Нобелевских лауреатов из МИФИ. На старой территории МИФИ работали Н. П. Семенов, И. Е. Тамм, П. А. Черенков, А. Д. Сахаров. Пятый лауреат премии Нобеля из МИФИ — Н. Г. Басов — учился на старой территории, а впоследствии пришел работать в МИФИ, который был уже на Каширском шоссе.

Кстати, расположенные в подвале МИФИ лаборатории породили среди недалеких жителей центра Москвы по сей день бытующую легенду, что именно тут, «в непосредственной близости от православных святынь» «по приказу кавказского еврея Берии» был размещен первый советский атомный реактор «на котором работал диссидент Сахаров». Как говориться, без комментариев.

Читать дальше...Свернуть )
продолжение, начало


Герман Львович Ратнер. Тургеневская площадь. 1974Бывает удивительная магия места. И бывают удивительные по своей странности события и совпадения. Вот скажите мне: исходя из какой логики в 1942-м году секретнейший институт боеприпасов решили создать в самом центре Москвы? Да еще и в шикарнейшем когда-то дворце Екатерининской эпохи? Чтобы шпионам было легче?

А вот знакомишься с историей первого дома МИФИ и понимаешь — нет тут ничего случайного. Дом 21 на Мясницкой улице на протяжении веков всегда был тесно связан с отечественной культурой, подчас самым странным и мистическим образом. Нет, понятно, что из художественного училища могут выйти хорошие художники. А из хорошего училища — даже замечательные. Но почему скромным квартирантом, снимавшим комнатку в общежитии училища, как-то неожиданно оказывается известнейший впоследствии поэт? А ребенок, играющий на балконе, вырастет нобелевским лауреатом по литературе. Даже бездомный, спрятавшийся в подвале… но об этом чуть позже. И много лет спустя, когда стране оказались нужными не перо и мольберт, а ядерный щит, — что ж, в доме ковались таланты и в этой области, будущие профессора и академики. И многие знакомые черты МИФИ, как неожиданно выясняется, появились за сотню лет до создания нашего института. И как бы ни менялись владельцы этого странного дома, традиции каким-то непостижимым образом оставались. Ну не мистика ли? Вообще-то, полагаю, что нет. Не со стенами они, конечно, передавались — с людьми, которые оставались в доме при смене владельцев. А вот люди оставались, вероятно, уже из-за стен. Впрочем, обо всем по порядку.Читать дальше...Свернуть )
marina_klimkova: рассказывает

О Сергее Александровиче Рачинском (1833–1902), ученом и педагоге, последнее время пишут много.

Оставив в расцвете лет кафедру Московского университета, которую возглавлял, бывший профессор Рачинский в 1870-е годы стал идеологом церковно-приходских школ России, поэтому в советское время по тем же самым идеологическим причинам его имя вымарали со страниц истории. Однако не все знают, что школа для крестьянских детей в селе Татево Смоленской губернии, которую Рачинский выстроил на свои личные средства, содержал и в которой сам учительствовал, была земской. Сначала Рачинский организовал в школе качественное образование, а уж потом перевел ее в разряд церковно-приходских.

Фото С.А. Рачинского на фоне картины Н.П. Богданова-Бельского
Фото С.А. Рачинского на фоне картины Н.П. Богданова-Бельского "Устный счет. В народной школе С.А. Рачинского". 1896

Читать дальше...Свернуть )
В конкурсе на проект Музейно-просветительского Центра Политехнического музея и МГУ им. М.В. Ломоносова победила команда итальянского бюро FUKSAS и российского - SPEECH Чобан & Кузнецов. Как стало известно на пресс-конференции, состоявшейся утром 26 марта, решающее мнение Попечительского совета совпало с выбором профессионального Жюри.

15 марта 2013 года международное Жюри конкурса (о его предыдущих этапах мы писали здесь) изучило отчеты технической экспертизы по шести проектам, представленным анонимно (под номерами 6001-6006), и составило свой рейтинг. Сегодня, 26 марта, с ним ознакомились и провели решающее голосование члены Попечительского совета Политехнического музея. Его глава, заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Иванович Шувалов, выходя из конференц-зала, где проходило заседание, объявил победивший проект и дал комментарий представителям СМИ: «Все шесть работ, которые мы рассмотрели, - самого высокого мирового уровня. Эксперты признали, что они отвечают ведущим современным тенденциям. Очень жаль, но нужно было выбрать одного победителя. Мнение Попечительского совета совпало с выбором Жюри. Победил проект бюро итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса и российской компании SPEECH. Теперь наша задача – познакомить с этой работой широкую общественность, сообщество МГУ, жителей города, чтобы они восприняли проект как свой».

По авторскому замыслу, вокруг Музейно-просветительского центра должно быть открытое городу пространство. Цельность площади, окружающей здание, обеспечивает его «цокольный» этаж – прозрачный, визуально и физически проницаемый параллелепипед. В нем сосредоточатся различные общественные функции (информационный центр, кафе, конференц-залы...). Это своего рода форум для встреч и общения, и одновременно – «постамент» для главной формы, похожей на гигантскую абстрактную скульптуру сложного абриса. В четырехчастной структуре, контрастирующей с геометрически простым, открытым основанием, несколькими уровнями расположатся выставочные залы.

Части этого причудливого, цельнокроеного «образования» сообщаются между собой посредством атриумов по вертикали и сквозных проходов по горизонтали, что позволит создавать единые экспозиционные пространства. В то же время вырезанные «рукава» удобны для проведения обособленных выставок, обустройства лекториев и кинозалов. Внутреннее пространство отличается функциональной гибкостью, обусловленной концепцией развития Политехнического музея. Это отметил руководитель разработавшей ее британской компании Event Communications Джеймс Александер, один из членов жюри, присутствовавший на пресс-конференции. Он также обратил внимание на высокий уровень проведения конкурса, за что отвечала команда Института «Стрелка» (опять Стрелка - не много ли????? все проекты захапали, город они формируют-ёпрст, кто им отдаёт все заказы? у кого в нужном месте лапа?) во главе с Денисом Леонтьевым.

мур-мур-мурСвернуть )

можно не засорять антиэстетическим мусором журнал? фото здесь
___________________________

участие чиновника такого уровня (вне зависимости от его профессиональных качеств и знаний - хотя тем более) в конкурсе - это моветон. Коррупцией и лизоблюдством несёт даже из экрана.

жители Ленинского и прилегающих районов, примите соболезнования(((
теперь у Вас 2 крупногабаритных дерьма- это и колесо оборзения
 или выступайте активно, не опускайте руки!!!

а про Политехнический... (вздыхая) какие раньше в руководстве были одухотворённые лица....
и ещё:
остановите убийство самого Политехнического, пока не поздно!
vittasim Москва. Лазаревский институт. Армянский переулок 2/6.

Больше двух веков стоит в Москве в Армянском переулке дом Лазаревых. В его стенах размещался знаменитый Лазаревский институт восточных языков или, как его еще называли, Армянское Лазаревых училище, Армянский институт, Переднеазиатскнй институт, Центральный институт живых восточных языков. Сейчас в этом здании находится посольство Армении.



Читать дальше...Свернуть )
_______________________________

с Лазаревским институтом связаны имена Станиславского, Айвазовского, Юрия Алексеевича Бахрушина, Фёдора Корша, Тургенева  других ...
 eqq  Самая красивая школа России
mouse_margarita  Самая красивая школа России

Окраина Ногинска. Улица 8 марта. Двуклассное училище (начальное училище высшего типа) при Богородско-Глуховской мануфактуре Арсения Морозова, ныне ногинская средняя школа № 10. Архитекторы А.М. Марков, Карасев(?). 1908 год.

Вначале прошлого века в 1908 году на Глуховке недалеко от Новоткацкой фабрики было возведено красивое здание школы, в стенах которой обучались дети текстильщиков. Изначально в фабрично-заводской школе обучались только мальчики – будущие рабочие для фабрик, но в 1914 году система обучения изменилась и школа 10 г. Ногинск стала восьмилетней, причем обучались в ней как мальчики, так и девочки. До войны школа была базой методической работы, поэтому в ее стенах работали самые сильные учителя. 1935 год стал знаменательным для города – ногинская школа №10 выпустила десятиклассников.
отсюда
01_IMG_7248
 
Смотреть детали фасадаСвернуть )
 
Вот такая красота встречает Вас прямо от вход
03_IMG_6741
renatar: На сей раз карцер открыли торжественно

Неважно себя чувствую уже не первый день. Сижу себе спокойно, читаю новости и вдруг вижу заголовок: "Президент Польши открыл карцер в Латвийском Университете".
Моргаю - вдруг неправильно прочитала? Заглядываю в текст дальше - все так и есть! В общем, читайте и дивитесь. В качестве иллюстраций поставила в посте старинные открытки с видами бывшего Политехникума, а ныне здания Латвийского университета.
Мы, работницы животноводческой бригады колхоза имени Великого Октября, обращаемся к вам, дорогая редакция, чтобы вы исполнили в концерте по заявкам хор и квинтет из оперы Бенджамина Бриттена "Поворот винта". И ответ редакции: "Дорогие работницы животноводческой бригады колхоза имени Великого Октября, пожалуйста, не выпендривайтесь, и послушайте "Полонез" Огинского".

Старый советский анекдот того времени, когда "Огоньки" показывали по телевизору не чаще трех-четырех раз в год, когда раз в три месяца все ждали программу Александра Иванова "Вокруг смеха", зато каждую неделю по радио Дмитрий Кабалевский рассказывал том, какую музыку надо любить и за что. В это время Давид Ойстрах, Эмиль Гиллельс и юный Мстислав Ростропович вместе с корифеями Большого и Кировского театров выезжали в заводские цеха, чтобы в обеденный перерыв удовлетворить эстетические потребности рабочих, а также разъезжали по городам и сельским весям для просвещения горожан и колхозников. В школе преподавали пение и рисование, и у кинематографистов был шанс снять вполне серьезный фильм "Учитель пения".

Напомню, что эту картину Н. Бирмана по сценарию Э. Брагинского и с музыкой В. Баснера, где солировал Андрей Попов, в первый год проката посмотрели почти 33 миллиона человек - они уважали эту педагогическую профессию. Словом, все просвещенные граждане могли иронизировать над тем, что доярки говорят о Бриттене, но никто не сомневался они твердо знают, что "Полонез" Огинского под названием "Прощание с Родиной" написал именно Михаил Огинский, а не Серафим Туликов или Исаак Дунаевский. Если их этому не выучили в школе, то они помнили об этом из радиопередач.

статья Швыдкого полностьюСвернуть )
__________________________________

ранее по теме:
Что такое образовательная среда?

 babs71  Академия художеств и ее обитатели. Часть 3.

Продолжим фоторассказ об Академии художеств. Сегодняшняя подборка фотографий посвящена советскому периоду ее истории.

Первое заседание профессионального Союза художников. Ноябрь 1918 г.

Буду рад, если френды помогут мне с опознанием тех, кто изображен на этом фото, поскольку я могу сходу опознать только двоих - И. Бродского (9-й слева в 1-м ряду) и Н. Альтмана (13-й слева в 1-м ряду).
Читать дальше...Свернуть )
ne_volina: ущипните меня... это шутка или правда?
Оригинал взят у frau_perez в post
Такой вот чудесный список преподавателей ФГБОУ-ВПО РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева (Федеральное Государственное Бюджетное Обраразовательное Учреждение Высшего Профессионального Образования Российский Государственный Аграрный Университет - Московская Сельскохозяйственная Академия им К.А. Тимирязева), или, попросту Тимирязевки, имена которых невозможно понять и принять, а можно только выучить!

Ракипов Назиб Галиевич
Фаттахова Нейля Кафизовна
Джалилов Февзи Сеид-Умерович
Галимуллина Сирина Камилевна
Гайсина Флюра Султановна
Вайснер Римма Насыховна
Вайснер Леонид Саульевич
Айнетдинова Юлдуз Камилевна
Мусаев Исмаил Саид-Хасанович
Салия Теона Мурмановна
Ханбабаев Рафик Кичибегович
Амерханов Харон Адиевич
Рабаданова Гулизар Шахбановна
Маннапов Альфир Габдуллович
Мурадов Мурад Насырович
Юлдашбаев Юсупжан Артыкович
Грикшас Стяпас Антанович
Бегеулов Марат Шагабанович
Юсупов Рамазан Хабибрахманович
Галяутдинова Динара Фархатовна
Акаева Айна Салаудиновна
Махмудов Абуязид Русланович
Нурбагандова Кавсарат Абдулмажидовна
Эхаев Казбек Муслимович
Раджабов Агамагамед Курбанович
Родман Лара Самуиловна
Шарафутдинов Хасян Вагизович
Будажапова Майя Жалсановна
Нургалиев Ильдус Саетгалиевич
Хусаинов Шаукат Габдулхакович
Довлетярова Эльвира Анварбековна
Гайсин Рафкат Сахиевич
Гатаулин Ахияр Мугинович
Абдулла-Заде Эльдар Гусейнович
Ахметов Равиль Галимзянович
Рамазанов Нюсрет Гамзабекович
Ибиев Гани Закаевич
Кауфман Марк Арнольдович
Мухаметзянов Рафаил Рувинович
Хуртаев Кантемир Исхакович
Джанчарова Гульнара Каримхановна
Шакиров Фарук Кашафович
Уразбахтин Захид Минзагирович
Бусурманкулов Абуали Бурканбекович
Хупацария Титико Ипполитович

Причем списочек этот составил в назидание своим студентам один славный преподаватель той же Тимирязевки!

Сей пост одного моего друга, но у него подзамочный. Так что ссылки нет.
Но мне разрешено перепостить.

friend :

14 мая, в последнюю неделю работы Фурсенко, вышел приказ Минобрнауки №398, подписанный и.о. министра образования Фурсенко о присоединении Московского государственного горного университета (МГГУ) к НИТУ МИСиС в качестве структурного подразделения.

Справочно:
МГГУ – базовый ВУЗ для горной отрасли, один из старейших ВУЗов Москвы (1918 год). За период своего существования университет подготовил свыше 50 тысяч специалистов. В МГГУ работает около 1500 человек и учится 7000 студентов.
МГГУ возглавляет Учебно-методическое объединение вузов России в области горного дела, определяя все идеологические и методологические вопросы его успешного развития. Три поколения Федеральных государственных образовательных стандартов по горным специальностям в России разработаны учеными МГГУ.
При активном участии Московского горного были основаны такие вузы, как Карагандинский, Кемеровский, Пермский и Тульский горные университеты. Сегодня МГГУ является координатором проекта по созданию Российско-Вьетнамского технологического университета.
Долгое времени после войны он носил имя И. В. Сталина. В годы ВОВ в его стенах формировалось народное ополчение Ленинского района города Москвы. В нем есть память тех времен, которую нужно сберечь.


События развивались следующим образом:
18 января 2012 письмом №МК-36/15 за подписью заместителя министра образования М.А. Камболова, без должного на то основания, была на неопределенное время отменена процедура выборов ректора МГГУ на альтернативный основе, и коллектив вуза был лишен своего законного права выбора, данного Федеральным законом № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».
После того как срок полномочий ректора истек, министерство назначило на эту должность Юрия Дмитрака. Коллектив учебного заведения ожидал продолжения процедуры выборов, но в середине мая вышел приказ о реорганизации МГГУ.
Читать дальше...Свернуть )

ОБСУЖДЕНИЕ – здесь

НУЖЕН ПЕРЕПОСТ

________________________________________________________________

ну да, ну да, слышали, страна у нас "небольшая", зачем столько ВУЗов? 

а не там ли находится так называемый дом Путина - история, которая длится вот уже сколько лет.. выселяли, всё пытаются выселить, какой-то физический НИИ.. народ перекрывал Ленинский.. две стороны одного сладкого места?..
кто помнит/знает?



Я родился в Санкт-Петербурге в 18... Актеры и в особенности актрисы не любят давать точные справки о годе рождения. И, между прочим, напрасно, потому что публика все равно к нашему фактическому возрасту прибавляет не менее десяти-пятнадцати лет. Что касается меня, то я уже давно слышу о себе: «Смотрите, Ярону девяносто лет, а как еще танцует!»

Есть такой анекдот: одна артистка выпустила афишу: «Юбилей... (такой-то). Пятидесятилетие сценической деятельности и тридцать лет со дня рождения»... Не хочу ей уподобляться и прямо говорю: «родился в 1893 году». Благодаря профессии родителей я попал в театр очень рано. Оперетту я смотрю с 1906 года, а играю в ней с 1911 года. Если принять во внимание, что жанр, который мы подразумеваем сейчас под словом «оперетта», появился в России на французском языке в 1859 году, а на русском — в 1869 году, то есть сто лет тому назад, то чуть ли не половина истории оперетты в России прошла на моих глазах.
Мой дед со стороны отца (я его знал только по фотографиям) был ветеринарным врачом в Одессе. Семья была огромная, но все-таки он сумел дать детям образование. Все окончили гимназию и постепенно разлетелись из «гнезда», чтобы, перебиваясь уроками или занимаясь журналистикой, окончить университет. Мой дядя, Сергей Ярон (автор известных театральных мемуаров), окончив Владимирский (Киевский) университет, был киевским адвокатом; Иван Ярон окончил Сорбоннский университет, а затем был переводчиком оперетт, комедий и фарсов. Огромное количество переводов принадлежит паре «Л. Пальмский и И. Ярон».

О моем деде — скромном одесском ветеринарном враче — никто бы не узнал, если бы о его смерти (в 1907 году) не написали чуть ли не все газеты России. Он кончил жизнь самоубийством девяноста трех лет от роду. Причина — смерть бабушки (ее я тоже не знал.) Старик год поскучал и отравился стрихнином. После его смерти к нам в Петербург прибыло все, что от него осталось: два ящика нераспроданных книг. Это был написанный им научный труд с очень смешным названием: «Насморк у попугая и его лечение».
Отец мой, будучи еще студентом Новорос сийского университета, начал работать в «Одесском листке»: писал хронику, рецензии, а главное — огромные фельет оны в стихах, имевшие большой успех. Вспоминая об этом времени в книге «Прошлое и настоящее», Л. М. Леонидов писал, что в «Одесском листке» «работали тогда лучшие силы: В. М. Дорошевич, барон Х (Герцо-Виноградский), Марк Ярон и другие». Вскоре отец становится студентом Московского университета и одновременно работает в московских газетах и юмористических журналах: «Будильник», «Осколки», «Развлечение». Чехов напечатал в 1884 году в «Будильнике» рассказ «Французский бал» («Сон репортера»). В этом рассказе есть такие строчки: «Знакомых ужасно много... и все газетчики... Проходит Липскеров. Тут же и Мясницкий, и барон Галкин... и даже Пальмин тут... Проходят Ярон, Герсон, Кичеев... Шехтель и художник Чехов тащат его покупать цветы».

Знаменитый деятель оперетты М. В. Лентовский всегда искал новых режиссеров, артистов, авторов, переводчиков. Он привлек отца к переводам новых, получаемых из-за границы оперетт. Так отец становится одним из ближайших многолетних сотрудников Лентовского и наряду с В. Крыловым, Г. Вальяно и П. Арбениным — одним из основных переводчиков оперетт так называемого «классического периода» (тогда это были последние новинки!).

Здесь у Лентовского отец познакомился с молодой певицей Э. Я. Мелодист, которая и стала его женой. Венчались они в церкви в Богословском переулке, рядом с театром Корша (сейчас это улица Москвина, а в театральном здании помещается филиал МХАТ). Церкви этой нет и в помине. Отца и мать венчал тот самый священник, который, встречаясь с Ф.А. Коршем, жаловался, что в церковь ходит мало народу, на что Корш как-то ответил: «Вам репертуарчик надо переменить, батюшка. Я вот каждую пятницу ставлю новую пьесу и у меня полно...».

Я не собирался идти на сцену..... и чудесный документальный фильм про Имре КальманаСвернуть )
В России с 2011 года в массовом порядке внедряется двухуровневая система высшего образования «бакалавриат – магистратура». Глава Минобрнауки России Андрей Фурсенко считает, что в ситуации, когда трудно прогнозировать потребность общества в специалистах на 5 лет вперед, предпочтительнее готовить специалистов широкого профиля: «Уровневая подготовка в большей степени соответствует быстроменяющейся экономике будущего и в то же время делает российское образование более привлекательным для иностранцев».
Европа – против!

Однако переход на новую систему высшего образования не поддерживают многие российские вузы, сегодня от двухступенчатого высшего образования начинают отказываться европейские страны. Например, в 2009 году по Австрии, Германии, Италии, Франции и Хорватии прокатилась волна студенческих восстаний «Die Uni brennt!» («Университет горит!») против болонской реформы – деления бакалавриат-магистратура.

Главным аргументов протестующих стало то, что вузы из университетов превратились в фабрики по производству специалистов для предприятий. Политики обещали провести «реформу реформы» и пересмотреть учебные планы.

Своими взглядами на реформу высшего образования с главным редактором портала «Православие и мир» поделился заведующий кафедрой истории Церкви на историческом факультете МГУ, начальник инспекции контроля расходов федерального бюджета на науку и образование Счетной палаты РФ, доктор экономических наук,  игумен Филипп (Симонов).
...Свернуть )

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

На странице

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner