НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

100 лет назад, 11 декабря 1919 года, Красная Армия освободила Харьков от интервентов

Английские, французские и американские империалисты в эти дни лихорадочно вооружали деникинские войска. В черноморских портах спешно разгружались транспорты с оружием и боеприпасами. На фронт прибывали один за другим эшелоны с танками, орудиями, снарядами. В захваченных деникинцами губерниях шли насильственные мобилизации крестьян в белую армию. Сформированные части немедленно посылались на фронт.

Одновременно империалисты Антанты продолжали вооружать армии Юденича и Колчака, которые собирались с силами для нового удара по Советской республике.

Буржуазия всего мира вновь ликовала. Капиталисты Донбасса назначили миллионный приз тому из белогвардейских полков, который первым ворвется на улицы «белокаменной Москвы». Весь мир, затаив дыхание, следил за развитием событий в России.

Бронированные тягачи, присланные английскими империалистами войскам Деникина. 1919 г.


К осени 1919 года войска Деникина заняли огромную территорию. Они захватили большую часть Украины, Крым, Северный Кавказ, Донскую область, часть Курской, Орловской, Воронежской губернии и район Царицына. На всем этом пространстве при активном содействии империалистов Англии, Франции, США был установлен террористический режим военной диктатуры.

[Вся власть на территории, контролируемой деникинцами, принадлежала военному диктатору и приставленным к нему миссиям и представительствам держав Антанты. Английским представителем при Деникине был генерал Хольман. Франция была представлена миссией во главе с генералом Манженом. При белогвардейской ставке находилась также специальная миссия США, возглавляемая адмиралом Мак-Келли.]Деникинская военная диктатура являлась властью капиталистов и помещиков, господством воинствующей, оголтелой реакции. Ее целью была ликвидация всех завоеваний Октябрьской революции, восстановление старых, дореволюционных порядков.

Вокруг Деникина сплотились все контрреволюционные силы. Опорой его был блок антинародных партий — от черносотенцев и октябристов до эсеров и меньшевиков. Им помогали буржуазные националисты всех мастей и оттенков. Меньшевики и эсеры, верой и правдой служившие Деникину, своей «социалистической» ширмой прикрывали его черносотенно-погромную политику, проповедовали классовый мир в белогвардейском тылу. Осенью 1919 года, в самый опасный для Советской республики момент, меньшевики опубликовали обращение к рабочим Западной Европы с гнусной клеветой на Советскую власть. При активном содействии блока контрреволюционных партий Деникин восстанавливал в захваченных им районах административно-полицейский аппарат буржуазии и помещиков, сметенный Октябрьской социалистической революцией.

Вся власть на территории, контролируемой деникинцами, принадлежала военному диктатору и приставленным к нему миссиям и представительствам держав Антанты. Английским представителем при Деникине был генерал Хольман. Франция была представлена миссией во главе с генералом Манженом. При белогвардейской ставке находилась также специальная миссия США, возглавляемая адмиралом Мак-Келли.

1919. Британские офицеры , артиллерийская  подготовка, III Донской корпус Новочеркасск, июнь

1919. Британские офицеры , артиллерийская подготовка, III Донской корпус Новочеркасск, июнь
все архивы - что храрктерно - находятся в британском и американском архивах "миссий" в России

Original: https://golospravdy.eu/iz-arxivov-britanskoj-missii-na-yuge-rossii-1919-1920/


К осени 1918 года при Деникине существовал совещательный орган — так называемое «особое совещание», призванное создавать видимость демократичности деникинского режима. Задачей «особого совещания» была разработка разного рода законопроектов. С санкции военного диктатора оно исполняло также некоторые правительственные функции. Большинство членов «особого совещания» составляли черносотенцы. «Левая» его часть была представлена наиболее реакционными лидерами кадетской партии.

Органы власти на местах создавались с таким расчетом, чтобы они могли быстро восстановить собственность иностранной и российской буржуазии и помещиков, подавить революционное движение трудящихся масс и национально-освободительную борьбу народов юга России.

В Кубанской, Донской и Терской областях власть осуществлялась белоказачьими «войсковыми правительствами» — органами военной диктатуры верхушки казачества: кулаков, помещиков, фабрикантов и генералов. Однако эти «правительства» под давлением народных масс нередко вынуждены были становиться в оппозицию к белогвардейскому правительству Деникина. Эти колебания порой усиливались стремлением верхов казачества Дона и Кубани сохранить автономность своих областей в составе воссоздававшейся Деникиным «единодержавной империи».

Народ судил о деникинцах не по их словам, а по делам. А жизнь беспощадно разоблачала антинародную, крепостническую суть деникинщины. Захватывая тот или иной район, белогвардейцы прежде всего восстанавливали помещичью и буржуазную собственность. Все фабрики и заводы, всю землю и другие средства производства деникинские власти возвращали иностранным и российским капиталистам и помещикам, следовавшим в обозе белых армий.

Неуверенные в прочности и долговечности деникинского режима, капиталисты и помещики хищнически грабили богатства юга Россия, разрушали его производительные силы, стремясь обеспечить себя «на всякий случай» солидными вкладами в лондонских и парижских банках.

В районах, занятых белогвардейцами, царила дикая спекулятивная вакханалия. Крупнейшие предприятия — железные дороги, шахты, рудники, заводы — закладывались и перезакладывались иностранным капиталистам, продавались каждому, кто мог предложить иностранную валюту. Многие предприниматели, не имея возможности быстро сбыть свое предприятие, распродавали его оборудование по частям. В Англию, Францию, Италию, США за бесценок вывозились хлеб, сырье, уголь.

М. И. Калинин, характеризуя поведение буржуазии при Деникине, говорил:

«Как пропившиеся старые помещики в 60 годах проматывали за границей крестьянские деньги, так они и теперь, эта буржуазная свора, проматывает русское достояние, раздает фабрики и заводы, дома и наделяет другие государства целыми лоскутами русской земли» [297].

За короткий срок своего хозяйничания интервенты и белогвардейцы вывели из строя почти всю промышленность юга.

В полный упадок пришли угольные шахты Донбасса. Большая часть крупных шахт была заброшена и подверглась затоплению. Около них стали возникать мелкие, примитивные шахты — «журавки», владельцы которых хищнически эксплуатировали недра. Добыча угля к 1 октября 1919 года сократилась на 80 процентов, антрацита — на 70 процентов, отправка угля по железным дорогам — на 80 процентов. Число рабочих, занятых в каменноугольной промышленности, уменьшилось в три раза.

В катастрофическом положении оказалась металлургия юга. Из 65 доменных печей действовали лишь две. Крупнейшие металлургические и металлообрабатывающие предприятия — Дружковский, Краматорский, Луганский и другие заводы — полностью прекратили работу. На других заводах действовали лишь силовые станции. Число рабочих в железорудной промышленности уменьшилось в 25 раз. Богатейший Криворожский железорудный бассейн, дававший в 1917 году три четверти всей добычи железной руды, превратился в мертвую пустыню.

В полуразрушенном состоянии находилась нефтедобывающая промышленность Грозного и Майкопа. Интервенты вывели из строя судостроительные заводы Николаева. Захирела легкая и пищевая промышленность: кожевенная, сахарная, табачная, винокуренная, соляная и т. д. Добыча соли в Бахмутском районе, на который приходилось 90 процентов производства каменной соли в России, почти прекратилась. Сахароварение сократилось в семь раз.

«Наш когда-то цветущий и шумный район, — констатировало правление Марьевских рудников в Екатеринославской губернии, — превратился ныне в рудничное кладбище; не видно дымящихся труб, не слышно часовых гудков; изредка только кое-где одиночный гудок напоминает о том, что есть еще пар в котлах; не видно рабочих, отправляющихся и возвращающихся густыми вереницами на смену. Все вымерло. Дороги и стежки поросли густым бурьяном, казармы заколочены, полуразрушены. В районе не осталось и десятой части рабочих… и только незначительная горсточка мыкается на местах, голодные и оборванные…» [298].

Так было всюду, где хозяйничали белогвардейцы и интервенты.
<..>

Победа под Орлом знаменовала собой начало коренного перелома в борьбе против Деникина. Мощный контрудар советских войск заставил «Добровольческую» армию, понесшую тяжелые потери, перейти на центральном участке фронта от наступления к обороне. Путь белогвардейцам на Тулу и Москву был прегражден. Теперь следовало не дать противнику привести в порядок свои разбитые части, не допустить, чтобы он закрепился на выгодных для него рубежах.

Второй удар по врагу на Южном фронте был нанесен в районе Воронежа Конным корпусом С. М. Буденного и войсками 8-й армии. Основная задача советских войск на этом участке состояла в том, чтобы освободить Воронеж, выйти к Дону и разгромить конные корпуса Шкуро и Мамонтова, стремившиеся прорваться между 8-й и 13-й армиями в тыл Южного фронта. Главная роль в разгроме белогвардейской конницы отводилась Конному корпусу Буденного. Накануне наступления корпус получил — пополнения, переброшенные с Юго-Восточного фронта и из Запасной армии Республики. В состав корпуса были переданы также 56-я кавалерийская бригада, конная группа 8-й армии и несколько батальонов пехоты.
<..>

Фронт армии растянулся более, чем на 700 километров. Ей приходилось вести боевые действия не только против деникинцев, но и против петлюровцев и белополяков. Общая численность вражеских войск, противостоявших 12-й армии, составляла более 52 тысяч штыков, 4 тысяч сабель с 1300 пулеметами, 318 орудиями, 17 бронепоездами, 9 бронемашинами, 4 танками и 17 самолетами. Кроме того, у белых был резерв в районе Киева, насчитывавший свыше 14 тысяч человек, преимущественно вновь мобилизованных, не имевших военной подготовки.

12-я армия в это время имела 35 453 штыка, 1440 сабель, 656 пулеметов, 132 орудия.

Таким образом, в численном отношении превосходство было на стороне противника: в пехоте — более чем полуторное, в коннице — почти тройное, по пулеметам — двукратное, по артиллерии — в два с половиной раза. Однако в морально-политическом отношении советские войска несравненно превосходили интервентов и белогвардейцев. На стороне Красной Армии были миллионные массы трудящихся Украины. Борьбу советских войск облегчали также противоречия между деникинцами, с одной стороны, белополяками и петлюровцами, с другой. В дни решающих боев на Южном фронте в октябре — ноябре 1919 года белополяки фактически прекратили активные боевые действия против Красной Армии.

Приказ о наступлении частей 12-й армии на Чернигов был дан Реввоенсоветом армии 29 октября. Намечалось одновременно ударить по врагу с запада, севера и востока. На 58-ю стрелковую дивизию и Днепровскую военную флотилию возлагалась задача не допустить переброски в Чернигов резервов противника из района Киева.

11 ноября Реввоенсовет Южного фронта вынес постановление о создании 1-й Конной армии. В нее были включены 4-я, 6-я и 11-я кавалерийские дивизии и одна стрелковая бригада. Предполагалось впоследствии включить в Конную армию еще одну стрелковую бригаду. В состав Реввоенсовета 1-й Конной армии вошли: командующий армией С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов и Е. А. Щаденко.

Реввоенсовет 1-й Конной армии: К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный и Е. А. Щаденко. 1919 г.


<..>
Бои приближались к Харькову, освобождения которого с нетерпением ждала вся страна. 14-я армия наносила удар из района Ахтырки в юго-восточном направлении. С северо-востока, из района Волчанска, наступали части 13-й армии.

1-я Конная армия, нанося главный удар от Валуек на Купянск, создавала угрозу глубокого обхода харьковской группировки белых с юго-востока. Преодолевая сопротивление противника, войска 14-й армии овладели 9 декабря городом Валки, отрезав тем самым пути отхода деникинцам из Харькова на юго-запад. Через два дня (11 декабря) 8-я кавалерийская дивизия 14-й армии заняла станцию Мерефа. Противнику был отрезан путь отхода и на юг.

Чтобы сдержать наступление Красной Армии на Харьков белогвардейцы сосредоточили в Константинограде несколько бронепоездов, большое количество артиллерии и кавалерии, намереваясь нанести контрудар по советским войскам. Необходимо было любой ценой задержать деникинцев в районе Константинограда. Эту задачу выполнили партизаны. Партизанский отряд численностью в 80 человек 8 декабря произвел внезапный налет на Константиноград, нанес врагу большой урон и заминировал железнодорожный мост. В тот же день при прохождении эшелона с белоказаками мост взлетел на воздух. Враг не смог перебросить свои силы к Харькову, намеченный контрудар провалился.

Ночью 11 декабря части Латышской дивизии совместно с 8-й кавалерийской дивизией вошли в предместье Харькова. Деникинские войска, находящиеся в городе, оказавшись под угрозой окружения, прекратили сопротивление. На следующий день советские войска с помощью трудящихся полностью очистили Харьков от белых.



Вступление в Харьков Латышской стрелковой дивизии Красной Армии 12 декабря 1919 г
полностью прочитать тут
ещё здесь


часть 2. зверства деникинцев



СЛАВА ГЕРОИЧЕСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ,
ОСВОБОДИВШЕЙ НАШУ РОДИНУ ОТ ОККУПАНТОВ И ИНТЕРВЕНТОВ
В 1917-1920 ГОДЫ
Tags: 100-летие, 1917, 20-е годы, Великобритания, Германия, Донецк и область, Красная Армия, Ленин, Малороссия/Украинская ССР/Украина, США, Сталин, Франция, Харьков, архивы и документы, карты/чертежи/планы/макеты, плакат, подвиг, преступление, старые фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments