НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Category:

самое печальное, что это не только СТОЛИЧНАЯ, собянинская, медицина, такое положение ПО ВСЕЙ СТРАНЕ

Пишет Ольга Ерёмина erema_o
29-я больница, отделение гнойной хирургии
Выпало мне провести почти неделю в отделении гнойной хирургии 29-й больницы.
Воспалительные процессы иногда протекают стремительно. Мне дали направление в поликлинике. Не на скорой - ехать пришлось самой. Три часа просидела в приёмном отделении с температурой.
Ещё через три часа после госпитализации, в 12 ночи, мне сделали операцию.
Врачи и медсёстры там - выше похвал. Благодарю всем сердцем.

Но сейчас не о них.
В вестибюле встречает портрет Собянина в интерьере больницы в белом халате.
По факту: в Москве было 20 отделений гнойной хирургии. На весь город осталось ДВА: в 15-й и 29-й больницах. Операции идут круглосуточно.


Отделение занимает седьмой этаж четвёртого корпуса. Палаты вперемежку: женские и мужские. В палатах по 6 человек. Иногда поступившие с утра по несколько часов сидят в коридоре, ждут, когда выпишут предыдущих. В палате раковина. Туалетов и душей нет.
Туалет один в конце коридора - 4 кабинки, фанерные перегородки не до пола и по высоте чуть ниже мой поднятой руки. Почему пишу подробно? Потому что туда ходят и мужчины, и женщины. Все в один. И на каталках, и на костылях, и с ранами на животе, и в любом другом месте: кто сесть не может, кто не может согнуться, все в одно место. Душ один, от него один ключ - и его забирают мужики, потому что в шушевой комнатке есть окно, и они ходят туда курить. А весь дым идёт в туалет и в коридор, и в палаты напротив. Медсёстры ничего поделать не могут - они и так едва успевают справляться с потоком задач. Весь день бегают, как заведённые.

Коридор длиннющий, и в двух концах его - двери стеклянные, которые выходят в никуда. Ну, там есть железная решёточка в аршин. И каталки сломанные стоят, чтобы никто не уронился.
Кстати, меня везли на операцию на каталке со сломанным колесом. Санитарка говорит: а если упадёт? Другая: ничего, обойдётся! Обошлось.
Вентиляции в отделении нет, так что двери всегда почти открыты. В коридор выходишь - сквознячище. А не открывать нельзя - буквально задыхаешься.
Полотенец нет. Своё не взял - сиди без него.
Кровати скрипят. Лично моя скрипела так, что ночью просыпалась вся палата. Я не могла ни сесть без музыки, не встать.
Больным людям нужен покой. Дверь в палату постоянно раскрыта - иначе, повторяю, задохнёшься. По коридору постоянно возят больных на операцию или в туалет, цокают костыли, грохочут по кафельной плитке, положенной на пол, тележки сестёр с лекарствами, с капельницами, санитарки постоянно гомонят, ругаются как хабалки или громко хохочут. Дверь в пять утра, чтобы померить температуру, открывают с ноги и сразу включают свет: что для больных покой и сон - первое лекарство, здесь не знают. Градусник электронный, которым меряют температуру, безбожно врёт. У всех показывает 36 и 6. Хорошо, у нас с палате у одной женщины был свой ртутный. Если температура поднялась, то должен ходить и доказывать, что она у тебя высокая. А сил ходить после операции и что-то доказывать нет.

После обеда, когда все более-менее успокаиваются и больные начинают дремать, непременно заходит санитарка (откуда-нибудь из Николаева родом) и громогласно вопрошает:
- Тарелки грязные есть?
И сна как не бывало.

В субботу работают не две перевязочные, как с будни, а одна. Перевязывают один врач и две, кажется, медсестры. Перевязки длятся с восьми до часу. Причём в перевязочной одновременно несколько больных. Кого сидя, кого на низком столе, кого на высоком. Темп - будто из пулемёта стреляют. Врача и сестёр после этого выжимать можно.
В палатах нет тревожных кнопок. Сестры на посту почти никогда нет. Если что случится - дозваться помощи почти нереально, если только из палаты кто-то не подорвётся и не побежит на поиски.

Мужик однажды вошёл. Я думала - к кому-то из больных. Нет, все молчат. Оказывается, торговец, носки шерстяные продавать пришёл! на седьмой этаж в гнойное отделение! как? По чёрной лестнице! Выгнала его.

Про больничную пищу умолчу. Если вы давно не жевали замазку - прошу в 29-ю больницу.
Если к этому прибавить стоны тяжёлых больных, неконтролируемую громкость соседок по палате, когда они в пять утра начинают ругать Путина, постоянные по пятому кругу обсуждения своих болезней, вопли, порой долетающие из операционной, которая находится на этом же этаже, то станет понятно, почему я отказалась полежать ещё денёк, как того хотела врач для пользы дела, и рванула домой. За шесть ночей в больнице не спала ни разу. Дома два дня отсыпалась.

Врач сказала ходить на перевязку в дневной стационар. Приехала на другой день. Дневной стационар - блеф. Очередь из пятидесяти человек сидит в узеньком коридорчике - а перед этим ещё надо в приёмную, затем в какой-то десятый корпус оформлять бумаги на поступление в дневной стационар - и только потом ты можешь сеть и часов пять ждать перевязки. Рванула я оттуда (ну, со скоростью 2 км в час - быстрее-то не могу!) в поликлинику. А там принять по новым правилам могут в месяц лишь 4 раза, а мне перевязки надо делать каждый день, и перевязочного материала подходящего у них нет, только узкие-узкие ленты пластыря.


Короче, друзья: не болейте!
И очень хочется мне увидеть на недельку на той койке, на которой я лежала, Сергея Семёновича и иже с ними.
___________________________

ситуация с травмой не лучше
оптимизированы и туберкулезные диспансеры, т.е. больные или заражённые туберкулезом (а его МНОГО) шляются по городу, в траспорте, чтобы доехать до нужного места.

на ВСЮ 15-миллионную столицу вставшей с колен России 2 (две) урологические скорые, которых нужно ждать, естественно, часами. Врачи умоляют рассказать об этой ситуации погромче.

что творится в регионах, даже ближних - стоит только отъехать на полсотню-сотню км - это не просто ужас. Самоотверженные врачи, медсестры, медбратья - выше всяких похвал и искренне сочувствие, но организация здравоохранения... - расстреливать каждого второго, если не первого. А потом будут ныть - репрессии, 37 год... гуманизьм, бля.. да РАССТРЕЛИВАТЬ за фактический геноцид... эти мрази, для которых деньги важнее жизни пациента и чести профессии и чести страны - не имеют права жить... ну на крайняк - на стройки, трудотерапия наше всё.

при том, что денег вливается в здравоохранение - море, но министерша скворцова и её подчинённые удовлетворяется отписками с мест и на жалобы не реагируют.


сцучка голикова, мадам арбидол, которая погубила медицину, опять рулит и заявляет, что оптимизация прошла неудачно.. таладно, неужели?... никаких выводов Путин в отношении ни Голиковой, ни Скворцовой не сделал.. или не захотел? закон преступный о здравоохранении опять же сам подписал, себя же не накажешь

для тех, кто не видел: сводный пост про новейшую россиянскую медицину. примерно то же происходит на Украине.. система Семашко, признанная лучшей - практически уже уничтожена.

Tags: Путин, ССС, СССР, геноцид, коррупция/воровство/казнокрадство, медицина, плакат, преступление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments