НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Усадьба Виноградово в Долгопрудном

Усадьба, церковь зимой 2013 и архивные снимки

подробный рассказ 2014 год

собственно, с фоторепортажей 2011-14гг ничего не изменилось, кроме того, что интерьеры разграблены, да и детский кардиологический санаторий из Дома Банзы выперли, т.е., как и взрослые, дети не нуждаются в медицинском учреждении - хорошем воздухе, спокойном круглогодичном месте для укрепления своего здоровья неподалеку от Москвы.

санаторий первоначально был
подростковым костно-туберкулезным санаторием "Долгие пруды" и открыт, естественно, в 1918 году. В соседнем здании находился Дом отдыха железнодорожников. После закрытия Дома отдыха (в 1928г.), его здание также отдали детскому санаторию, и в нем создали лечебный корпус для детей дошкольного возраста. Впоследствии детский санаторий стал относиться к Объединению Московских санаториев (ОМС), чуть позднее - Санкурорттресту, а в тридцатые годы приобрел союзное значение и превратился в первоклассное лечебное и воспитательно-образовательное учреждение.
В годы Великой Отечественной войны, санаторий на некоторое время с 15 ноября 1941г. по 25 января 1942 превратился в штаб партизанского отряда Краснополянского района.

А в 1959 году оба здания были переданы кардиоревматологическому санаторию «Долгие пруды» Московской области.
Как написано в свеженькой заметке, сейчас усадьба отключена от всех коммуникаций. Её используют только в качестве декораций для съёмок фильмов и сериалов. (кто в теме, понимает, что кому-то киношники платят ОЧЕНЬ внушительные деньги - кем и на что они тратятся? сто раз уже отреставрировали бы здание или хотя бы законсервировали или отапливали бы, суки)

небольшая справка:
Россия является страной с одними из самых высоких показателей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний среди развитых стран. Поэтому эффективное внедрение новых технологий в диагностику и лечение сердечно – сосудистых заболеваний с раннего возраста имеет стратегическое значение.
В России из 27 млн детского населения 1 млн 65 тыс. имеют сердечно-сосудистые заболевания, и 50% из них – хронические формы.
По данным главных детских кардиологов регионов, первое место среди сердечно-сосудистых заболеваний занимают врожденные пороки сердца (25%), второе место – нарушения сердечного ритма (до 20%), артериальная гипертензия – на четвертом месте (12%) (это согласуется с данными официальной статистики), доля кардиомиопатий и кардитов – 4%, также 4% составляют и ревматические болезни.

аналогичная история произошла с советским НИИ детской онкологии и гематологии для организации загородного реабилитационного центра для детей с тяжелыми заболеваниями. Дача Сталина в Липках, где он располагался с 1989 года, закрылась на длительный капитальный ремонт, который длится и поныне.. своеобразный ремонт, конечно.

Теперь воровство и геноцид называется "запутанными имущественными отношениями"

Зато деньги всем миром собирают для больных детей и приплачивают врачам за поставку фондам таких детей.

___________________________

5x6venik в Дом Германа в усадьбе Виноградово. 23.04.2011.

Усадьба Виноградово известна с 1623 г. как владение Гавриила Григорьевича Пушкина, отдаленного предка поэта. Как архитектурный ансамбль она формируется в 1760-70-х гг., когда ей владел Александр Иванович Глебов, занимавший при Петре III пост генерал-прокурора Сената. При нем в усадьбе строится Владимирская церковь. За без малого триста лет своего существования усадьба сменила ряд владельцев, сгорела в пожаре революции 1905 г. и была реконструирована в формах неоклассицизма и эклектики новой владелицей, московской купчихой Эммой Максимовной Банза, в 1911-12 гг. При реконструкции была в целом сохранена планировка XVIII в. В усадьбе были построены два главных дома: восточный, неоклассицистический, на месте старого, сгоревшего в 1905 г., западный, выстроенный на парадном дворе, в формах деревянного модерна. Второй дом известен как дом Германа – по имени зятя Э.М. Банза, Р.В. Германа, владевшего усадьбой до 1917 г. Оба дома, как и весь комплекс поздней усадьбы, были построены по проектам выдающегося архитектора эпохи модерна И.В. Рыльского.





Личность Ивана Васильевича Рыльского заслуживает отдельного рассказа. Рыльский – автор ряда зданий в Москве (доходные дома по Кривоникольскому пер., 8 (1910) и Садовой-Спасской ул., 18 (1914), заводской корпус на Берсеневской наб., 16) и Старице (военный городок с клубом и летним театром, Дом инвалидов, земская школа и реальное училище, 1915-16 гг.). Занимался преподавательской деятельностью, до революции преподавал в УЖВЗ, после - был деканом архитектурного факультета ВХУТЕМАСа, входя в его академическое крыло наряду с И.В. Жолтовским, А.В. Щусевым, Л.А. Весниным, после реорганизации ВХУТЕМАСа-ВХУТЕИНа становится профессором Московского Архитектурного института и академиком Всесоюзной Академии архитектуры (1939 г.). Он известен не только своими архитектурными постройками, но и благодаря своему огромному вкладу в становление архитектурной реставрации в послереволюционный период. С 1911 г. До революции И.В. Рыльский был секретарем комиссии по сохранению древних памятников, в 1918-26 гг. руководил реставрационными работами в Московском Кремле. Рыльский стоял у истоков выработки принципов научной реставрации в СССР. В частности, им был разработан метод укрепления древней кирпичной кладки посредством инъекции раствора. (По идее, здесь должна быть фотография Рыльского, да только где ж ее взять в полпятого ночи).

Однако вернемся к дому Германа. Архитектура этого бревенчатого двухэтажного здания подражает формам барокко. Самым ярким элементом здания и визитной карточкой всей усадьбы является причудливая башенка-бельведер с часами, внешне немного напоминающая башенку на главном корпусе Петровской сельскохозяйственной академии (ныне ТСХА), находящейся на том же Дмитровском направлении. (Интересно, что у этих зданий рифмуются не только башенки – в настоящее время в усадьбе находится агрохимическая станция, носящая имя профессора ТСХА, академика Д.Н. Прянишникова, и непосредственно с ТСХА связанная. Впрочем, это лирическое отступление и мелкое хулиганство). Несмотря на внешнюю симметрию главного фасада, план здания, как и свойственно эпохе модерна, асимметричен, усложнен разнообразными выступами, крыльцами, портиками и террасами. Здание было обильно украшено лепниной, овальными люкарнами и вазонами вдоль крыши. На момент составления паспорта на здание (1982 г.) из интерьеров здания наилучшую сохранность имел двусветный парадный зал с хорами у торцевых стен, наборным паркетом, лепными карнизами и декоративными панно над дверьми. Сохранялись интерьеры вестибюля с парадной лестницей и дубовым кассетированным потолком, стены, обшитые дубовыми панелями, паркетные полы разнообразного рисунка, филенчатые и остекленные двери, белые кафельные печи и камины с мраморной и деревянной облицовкой. Спустя почти тридцать лет все это великолепие еще можно увидеть, но…














Войдем внутрь:










Паркет


Камин




Говорят, подпорки недавние, поставлены при съемках фильма. Ткань на стенах того же происхождения.






Поднимемся на второй этаж:









Балкон


Вниз лучше не смотреть


На потолок комнаты - тоже.


Руки непроизвольно начинают дрожать, а съемка - заваливаться.


Соседняя комната. Здесь заваливается уже не фотограф, а стены.


Другой балкон - тот, который с полукруглым окном.


С него открывается вид на ворота, но к краю лучше не подходить.


Вид на стену и завалившийся угол дома.


Детали:




Вдали виднеется дом Банза, из которого детский санаторий еще не выехал. Его съемки в этот раз не будет - во первых, дом находится в нормальном (ттт) состоянии, во-вторых, охраняется тремя осторожно-злыми собаками, которым я пообещала к дому не приближаться. Дом Германа собаки снимать разрешают.

Посмотреть на Яндекс.Фотках
Вернемся к интерьерам.




Надпись на двери: "Выдающиеся деятели отечественного кинематографа. Они жили в этом доме".


Заглянем за дверь. Входить не будем.


Заглянем в соседние комнаты. А вот и печи!






По боковой лестнице можно подняться на чердак.



При входе на чердак нужно смотреть под ноги. Впрочем, если бы я туда смотрела при входе, предыдущих двух кадров не было бы.


Уже по парадной лестнице спускаемся вниз...


И идем гулять вокруг дома.

Посмотреть на Яндекс.Фотках




Еще недавно справа фасад был длиннее.






Сейчас за этот куст слабонервным усадьбоведам лучше не заглядывать.






Нет, заканчивать лучше чем-нибудь красивым.




Пара усадебных построек все того же архитектора Рыльского:


А вот это - клуб-кинематограф для рабочих, новое слово в типологии усадебных построек. По словам местных жителей, табличка, гласящая, что это памятник архитектуры, охраняемый государством, пропала с него совсем недавно.


Надо сказать, что выбор неоклассической и необарочной стилистики усадьбы был обусловлен не только реставраторской натурой архитектора Рыльского, но и стремлением воссоздать образ старинной дворянской усадьбы, после пожаров 1905 года повсеместно воспринимавшийся едва ли не как квинтэссенция уходящего культурного прошлого России. Новые владельцы старинных усадеб, пришедшие на пепелище и зачастую не имевшие дворянских корней, как умели, пытались воспроизвести этот идеализированный образ и уклад жизни, с которым были знакомы только понаслышке и по многочисленным публикациям в журналах того времени («Мир искусства», «Столица и усадьба»), активно раскручивавших усадебную тему. Крепостное хозяйство сменялось фабричными городками при усадьбах, старинные дома реставрировались и оснащались современными удобствами, и усадьбы, вопреки прогнозам современников, продолжали существовать и после отмены крепостного права, и после революции 1905-1907 гг. Как-то они пережили и Октябрьскую революцию, и войну, и советское время, и дожили до наших дней.



В настоящее время мы стремительно утрачиваем целый пласт деревянных усадебных и дачных домов начала ХХ века. В 2003 г. сгорела дача И. Александренко в Клязьме, в 2005 - усадьба Л.А. Тамбурер в Удельной, в 2008 – знаменитый дом управляющего в усадьбе Лапино (г. Королев). В эти дни на грани разрушения находится дом Германа в усадьбе Виноградово. И есть все основания предполагать, что лет через десять-пятнадцать от многовековой усадебной культуры потомкам останется только идеализированный образ на страницах «Живого журнала».

Дача Александренко. Здесь я побывать не успела, так что с этого места пойдут фотографии, утащенные с просторов интернета.
Картинка 2 из 18

Картинка 4 из 18

Усадьба Л.А. Тамбурер:
Картинка 3 из 3

Лапино - до пожара
Картинка 3 из 531
И после.
Картинка 1 из 531

Впрочем, всегда есть надежда, что прогнозы современников в очередной раз окажутся слишком пессимистическими.

P.S. (прим. - стоит напомнить: репортаж 2011 года!) Пока я фотографировала дом Германа, начался снос дома Кольбе на Большой Якиманке. Несмотря на заявление Департамента культурного наследия г. Москвы. Люди, если мы не сможем это остановить, Москву останется только отснять и выложить в ЖЖ на память.
Tags: 1917, 20-е годы, 30-е годы, 50-е, Великая Отечественная война, Подмосковье, Росимущество и Мосимущество, СССР, архитектура, геноцид, деревянная архитектура, детство, интерьеры, кино, коррупция/воровство/казнокрадство, краеведение, медицина, охрана памятников, усадьба, фоторепортаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment