НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Дональд Трамп о конкурентах: «Они не сумели перетрампить Трампа»

viktor_ch Дональд Трамп о конкурентах: «Они не сумели перетрампить Трампа»

В марте 1990 года журнал Playboy взял у Трампа большое интервью. Я выбрал из него лишь малую часть.

Убедительность, искусство саморекламы и наглость легли в основу стиля, в котором Трамп ведет дела; одновременно он отличается тщательным и дотошным администрированием... Как гласит его хвастливый рекламный слоган, «все сегодня работает на Трампа»... «Проницательность — самая ценная моя черта, — утверждает Дональд без всякой скромности, — я знаю, чего люди хотят и что они купят»...

— Так что для вас эта яхта, эта башня, все эти казино?

— Декорации для шоу.

— Для какого шоу?

— Шоу называется «Трамп» — и все билеты раскуплены. Мне всегда нравилось всем этим заниматься, нравится и сейчас — и я думаю, что большинству интересно на все это посмотреть.

— Как далеко вы готовы зайти в конфликте с конкурентом?

— Я буду требовать всего, что только смогу получить. В бизнесе нужно давить на людей почти до слома — но не ломая; нужно довести их до клинча — но не сломать. Это признак хорошего бизнесмена. Плохой будет давить людей и после слома.

— А если вы надавили, и сделка сорвалась?

— Значит я слишком надавил. Я совершил ошибку. Но я их не совершаю. Я давлю до нужного момента — и в результате получаю от сделки больше, чем другая сторона.

— Вы известны тем, что мстите тем, кто нападал на вас.

— Я думаю, что я в бизнесе честен, а не жесток. Но если кто-то пытается играть против меня нечестно, я отбиваюсь яростнее любого другого человека. Если кто-то пытается навредить тебе или твое семье, у тебя есть полное право отбиваться.

— Какую роль играет ваше эго, когда вы ведёте дела и наслаждаетесь популярностью?

— У каждого успешного человека огромное эго.

— У каждого? У матери Терезы? У Иисуса Христа?

— Больше, чем ты можешь себе представить.

— А у Папы Римского?

— Конечно. Ничего плохого в этом нет. Людям нужно эго, оно нужно целым нациям.

— Пару лет назад вам предлагали открыть роскошный отель в Москве. Хорошая была поездка?

— Я туда полетел вскоре после того, как над Россией сбили корейский самолет. И вот я лечу в своем самолете, а мой пилот объявляет: «Мы летим над территорией Советского Союза». И я думаю: «Какого черта я тут делаю?»

— Каковы ваши впечатления от Советского Союза?

— Не впечатлен. Вся система — это просто катастрофа. Там скоро будет революция; все к тому идет, демонстрации, пикеты. Россию понесло и правительство об этом знает. Вот моя претензия к Горбачеву — он слишком слаб.

— А вы предпочитаете твердую руку как в Китае?

— Когда у них на Тяньаньмень вышли студенты, китайцы чуть все не провалили. А потом они повели себя жестоко, чудовищно — но подавили протест силой. Вот пример пользы силы...

— А почему слаб Горбачев?

— Я думаю, его свергнут — он показывает просто невероятную слабость. У них внезапно — впервые за все это время — начались шахтерские забастовки, понизу пошло. Все кончится революцией. Тем не менее Горбачева все нахваливают как замечательного политика — и нужно продолжать нахваливать, он СССР разрушает. Но его слабость будет стоить ему и его дружкам того, что они больше всего ценят — их работы.

— «Жестче» — это ваше любимое слово. Что вы под этим понимаете?

— Жесткость это внутренняя готовность победить противника — и сделать это с улыбкой. Жесткость — это систематическая победа.

— Что бы президент Трамп сделал первым делом, попав в Овальный кабинет?

— Много чего. Я бы показал, что мы не слабаки. Я бы ввел налог на каждый Mercedes-Benz, ввозимый в страну, на все японские товары. И были бы у нас снова прекрасные союзники.

— А спасли бы вы всех наших заложников в Ливане?

— Во-первых, им всем наше правительство велело туда не лезть. Человек решил работать в Бейрутском университете вопреки советам, а потом его захватили.

— Он сам виноват?

— Жалеть его можно, но не надо вокруг него строить всю нашу внешнюю политику. Но вот когда они убили полковника Хиггинса — вот тут я бы немедленно дал военный ответ. Я бы выбрал цель, которая для них представляет ценность, и разнес бы ее. В остальных случаях я бы сказал захватившим заложников людям, что у них неделя на то, чтобы отпустить их. И через неделю мы начнем действовать так, как считаем нужным. Больше у нас бы людей не захватывали, поверь. Слабость всегда наказуема.

— Во время наших бесед вы выглядели весьма приятным и обаятельным человеком — и при этом постоянно говорите о «жесткости». Вы притворяетесь?

— Думаю, у всех есть какой-то фильтр. Я честен, и люди работают на меня годами. Люди редко от меня уходят. Но если кто-то пытается ударить меня в спину, если кто-то пытается взять меня за задницу — я давлю куда сильнее, чем пытались надавить на меня. Тот, кто попытается меня ударить, заплатит. И те, кто уже заплатил, за добавкой не возвращаются. Я не люблю быть битым, не люблю, когда меня используют.
Tags: 90-е, СССР, США, интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments