НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Навсегда победившая смерть

Правда о судьбе Зины Портновой и других подпольщиков стала известна значительно позже,
когда Белоруссия была полностью освобождена от нацистов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1958 года за проявленный героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Портновой Зинаиде Мартыновне посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

10 января 1944 года немецкая охрана тюрьмы города Полоцка вывела на расстрел седую и ослепшую девушку. Приговор немедленно привели в исполнение. Этой девушкой была советская партизанка, разведчица Зина Портнова.

Зина родилась и жила в Ленинграде. Перед самой войной она поехала на школьные каникулы в деревню Зуи, расположенную возле станции Оболь Витебской области. С началом войны девушка оказалась на оккупированной фашистами территории.

В 1942 году Зина стала членом Обольской подпольной комсомольской организации «Юные мстители». Позже Зина вошла в её комитет. В советское время Зину Портнову было принято называть пионером-героем. Действительно, на момент вступления в подпольный отряд, она была пионером, но вскоре Зина была принята в комсомол.

Распространяя антифашистские листовки среди населения, Зина также участвовала в регулярных диверсиях против оккупантов. Работая в столовой центра переподготовки немецких офицеров, юная партизанка отравила пищу, в результате чего погибло более ста офицеров. Зина попала под подозрение. Отчаянная комсомолка, желая доказать фашистам свою непричастность, попробовала отравленный суп. И чудом осталась жива.

В августе 1943 года Зина стала разведчиком партизанского отряда им. К.Е.Ворошилова. В декабре того же года, возвращаясь с боевого задания, она была схвачена немцами. Во время одного из допросов, Зина схватила лежащий на столе пистолет следователя гестапо и застрелила его и ещё двоих охранников. Пытаясь бежать, героическая комсомолка была схвачена.
Зину пытали больше месяца. Пытали жестоко, с известной немецкой старательностью и методичностью. Пытали её грамотные, образованные, взрослые люди. Ценители прекрасного и вечного, справедливые борцы с большевистским злом. «Спасители цивилизации»… Наверняка это они, попав в советский плен, клялись в непричастности к карательным операциям против партизан и гражданских. Это они рыдали, показывая нашим солдатам фотокарточки своих сытых семей, умоляли не убивать. Это они, вернувшись после войны из сибирских лагерей, стали калякать свои никчемные, хвастливые «фронтовые» воспоминания «солдата фатерлянда».

В фильме «Битва за Берлин», из цикла «Освобождение» (режиссёр Юрий Озеров), есть эпизод, когда немецкий мальчишка из гитлерюгенд неудачно стреляет в генерала Лелюшенко. Советский генерал не вешает на дыбу за это пятнадцатилетнего «вояку», он отправляет его под конвоем к матери со словами: «Пусть мать ему всыплет как следует». И дело в том, что это не басня советской пропаганды. Такой случай действительно имел место, и он был не единичным. А скольких детей и подростков Германии наши солдаты спасли от голодной смерти? Скольких вылечили наши военные врачи? Помнят ли об этом их потомки сегодня? Знают ли об этом?

Зине Портновой было 17 лет. И мы помним. Мы знаем. Мы гордимся. Гордимся тем, что наша земля никогда не перестанет рождать героев, всегда побеждающих смерть.


_______________________

О том, какой она была, эта «девочка с косичками», «Смене» рассказала ее младшая сестра Галина Мельникова (в девичестве Портнова).

Отличница и тихоня

Это раньше, в «плохое» советское время, о подвиге Зины Портновой знал каждый школьник, теперь у детей совсем другие герои - персонажи американских комиксов и снятых по их мотивам фильмов. Однако Галину Мельникову все же периодически зовут на встречи в школы и музеи, просят поделиться военными воспоминаниями и, конечно, рассказать о знаменитой сестре. К сожалению, из-за болезни сына у пенсионерки почти не остается времени на такие мероприятия. Но корреспондентов «Смены» она согласилась принять.

Ведь именно наша газета в январе 1958-го (за полгода до присвоения Зине Портновой звания Героя Советского Союза посмертно) опубликовала последнее письмо юной подпольщицы и партизанки, которое та написала родителям в Ленинград. Сейчас оригинал этого письма хранится в одном из музеев Белоруссии.

Галина Мартыновна показывает нам фотографии Зины - вот она в пионерском лагере, вот с подружками. Обыкновенная, немного застенчивая девочка. И действительно, любимая прическа - две косички.
- Мама говорила, что Зиночка была отличницей в школе, по характеру тихой и спокойной, она очень удивилась, узнав о ее участии в подпольной организации, - рассказывает Галина Мельникова. - А я… я помню ее очень ласковой, доброй, всегда находившей слово, чтобы меня утешить. Во время войны она заменила мне мать, научила читать и писать, я ею всегда неимоверно гордилась и очень ее любила. Но, знаете, Зина вообще умела расположить к себе людей. Она была любимицей в партизанском отряде. «Наша маленькая бесстрашная разведчица» - так ее называли партизаны. А меня, восьмилетнюю девчонку, в отряд согласились взять только из уважения к Зине!

«Галка, война началась!»

В июне 1941-го сестры Порт­новы поехали из Ленинграда в Белоруссию к родственникам. Зина только закончила 7-й класс, а Галя еще не ходила в школу. Родители, провожая дочек на Витебском вокзале, пожелали им хорошего отдыха. Разве могли они тогда знать, что скоро благодатный край будет оккупирован фашистами, а свою старшенькую они видят в последний раз?..
- Мы жили у тети и дяди в Волковыске, - вспоминает Галина Мартыновна. - Помню, однажды я проснулась и услышала, что за стенкой тетя Ира и Зиночка плачут. Забежала к ним, а они мне: «Галка, война началась!» Мы вышли на балкон, и тут прямо над нами пролетел немецкий самолет. Он летел так низко, что я даже лицо летчика разглядела! Знаете, мне на всю жизнь врезалось в память это равнодушное, сосредоточенное лицо с тяжелым подбородком, я всегда его вспоминала, когда слышала выражение «эсэсовская морда»… Потом нам позвонил дядя Коля и прокричал: «Бросайте все и бегите на станцию!» Тетя Ира схватила бархатную скатерть со стола, завернула в нее белье и кое-что по мелочи, и мы понеслись. Эшелон, стоявший на станции, уже был полностью набит людьми. Помню, тетя Ира меня подсаживала в поезд, просила взять ребеночка, а там места совсем не было, меня выталкивали… Мы в этот эшелон не попали. К счастью. Потом стало известно, что немцы разбомбили его начисто! Вторым эшелоном мы добрались до Витебска и через пару дней должны были сесть на поезд в Ленинград, но пришли немцы. Витебск попал в зону оккупации. В итоге решено было пешком идти к бабушке, которая жила в 60 километрах от города, в деревне Зуя, близ станции Оболь. Помню, мы брели по дороге, и тут показался немецкий самолет, который бомбил шоссе. Все бросились в канаву у дороги, а у тети Иры в узелке зазвенел будильник. Как же она тогда испугалась, что летчик услышит! Но мы все-таки благополучно дошли до деревни.

«Не плачь, мы уходим в партизаны!»

В деревне во время оккупации Зина вступила в подпольную комсомольскую организацию «Юные мстители». Ребята тайком ловили по радио сводки Совинформбюро, разбрасывали листовки о победах Красной армии, передавали информацию, оружие и медикаменты партизанам и организовали больше двадцати диверсионных актов. Галина Мартыновна показывает нам документ, в котором перечислены самые громкие подвиги подпольщиков: они подорвали льняной и кирпичный заводы, электростанцию, водокачку, шесть машин с фашистами…

- Мне Зина ничего не рассказывала, только иногда просила забрать для нее кое-что, - продолжает Галина Мельникова. - Например, говорила: «Сходи в Мостище, принеси мне оттуда корзиночку. Если немец остановит, ты плачь, но корзинку осматривать не давай!» Один раз меня действительно остановили, немец даже забрал из корзиночки пару яиц, но дальше не полез. А под яйцами в корзине была мина. Потом по заданию организации Зина устроилась работать в немецкую столовую. У нас рядышком, на заводах, была размещена школа переподготовки немецких офицеров, и сестра в их столовой картошку чистила. Я к ней часто прибегала. Я-то, конечно, запомнила это время как относительно спокойное, потому что Зиночка приносила домой картофельные очистки и мы уже не так голодали, как раньше. Потом она получила задание отравить немцев. Сестра сшила мне тряпичную куклу - с ней я некоторое время ходила по деревне. Из Мостища я принесла в корзинке емкость с отравой. Сестра спрятала емкость внутри куклы. В эти же дни немцы решили угнать большую партию нашей молодежи в Германию, поэтому в поселке ребята ходили пришибленные, многие плакали. Нас с Зиной тоже должны были увезти. Но мне сестра сказала: «Галя, не плачь, мы с тобой завтра уходим в партизаны! Я твою куклу возьму, а ты пока соберись». И вечером она отвезла меня в Мостище. Помню, там на каком-то чердаке много молодежи собралось. А ночью пришли партизаны, чтобы забрать людей к себе. Один осветил нас всех фонариком, увидел меня и спросил: «А это что за пигалица? Мы детей в партизаны не берем!» Но двоюродный брат, сын тети Иры, показал какую-то бумагу - мол, это сестра Зины Портновой, вот разрешение, ее возьмут. Потом мы всю ночь шли: перебрались через Западную Двину и остановились в Киселях. Там меня определили в партизанский госпиталь, где я и осталась помогать: раненым пить подавала, бинты скручивала…
Маленькая Галя не знала, что сестра, отправив ее от греха подальше к партизанам, сама готовилась совершить крайне рискованную диверсию. Она улучила подходящий момент и подсыпала отраву в суп для немцев. В результате ее действий было уничтожено более ста фашистских захватчиков! А чтобы отвести от себя подозрения, Зина и сама во время проверки хлебнула отравленного супа. К счастью, ей досталась порция, которая была зачерпнута не с той стороны котла, куда она высыпала яд, а с противоположной. Только благодаря этой счастливой случайности девушка выжила. Из последних сил, шатаясь от слабости, она дошла до партизан, но вот там еще долго лежала в госпитале.

Как предали Ромашку

Старшую из сестер, Зину, партизаны зачислили в разведку, а маленькую Галочку оставили помогать раненым и больным.
- Зина часто ходила на задания, а перед этим всегда забегала в госпиталь, чтобы меня поцеловать, - рассказывает Галина Мартыновна Мельникова. - И однажды, в конце 1943-го, она не вернулась. Мне все говорили, что Зину угнали в Германию. И я им верила, хотела верить, надеялась, что сестра жива! Последним заданием Зины было забрать нужные сведения в Оболи. Вообще, они туда часто ходили, на станции Оболь работал обходчик, который передавал партизанам информацию о том, сколько немецких эшелонов прошло. Железная дорога Витебск - Полоцк была очень важна, через нее шли поезда из Риги на Сталинград. Партизаны потом отправляли эти сведения в Ставку. Во время последнего своего задания Зина хотела узнать о судьбе подпольщиков. Ведь за месяц до этого многих из «Юных мстителей» арестовали и расстреляли.

Пожилая женщина на какое-то время замолкает, а потом со слезами в голосе продолжает:
- Если честно, попалась она, конечно, глупо! Зина шла вместе с другими ребятами - Маней и Илюхой. Пришла в Мостище, чтобы встретиться со связной, но на обратном пути ее задержал полицай и повел в комендатуру. Идти нужно было мимо кладбища, к реке Оболь. Люди, которые видели Зину тогда, говорят, что она шла, сложив руки за спиной, и все время оглядывалась. Она знала, что у Илюхи с Маней есть автоматы, а полицай-то вел ее один, мимо леса, через пустынное место. Она, видно, надеялась, что ребята ее успеют спасти. Но они же к деревне всю ночь шли, 26 километров, и… заснули! Потом уже Илюха винился, что они «прокараулили» Зину. А в комендатуре сидел Гречухин, один из тех, кто продал подпольщиков. В общем, Зину опознали. На одном из допросов, который вел начальник гестапо капитан Краузе, Зина схватила пистолет, лежавший на столе, и застрелила гестаповца. Но убежать не смогла, ее ранили, а потом отправили в концлагерь.

По воспоминаниям очевидцев, Зину Портнову в концлагере в Полоцке очень жестоко пытали, но она продолжала молчать. В феврале 1944-го поседевшую 17-летнюю девушку фашисты расстреляли. А маленькую Галю партизаны переправили на самолете через линию фронта на Большую землю вместе с некоторыми ранеными.

- За Западной Двиной действовали 16 партизанских отрядов, и немцы туда боялись нос сунуть! - говорит Галина Мартыновна. - Но потом им это дело надоело, они сняли свои регулярные войска и решили зачистить всех партизан. Наши отряды взяли в кольцо, меня на самолете переправили буквально за десять дней до разгрома. Можно сказать, спасли в последний момент! Отряды были уничтожены, большинство партизан погибло. Леня, мой двоюродный брат, пытаясь прорвать оцепление, подорвался на мине, а второго брата, Колю, немцы взяли в плен. Он потом сидел в том же полоцком конц­лагере, что и Зина. Я же узнала о смерти сестры только в 1944 году, когда вернулась к родителям в Ленинград…

Зину Портнову, легендарную Ромашку (такой позывной был у ленинградской школьницы в организации «Юные мстители»), по-прежнему помнит и чтит поколение настоящих людей - те, для кого слово «Родина» не пустой звук. Повзрослеет когда-то и поколение «игрек».

А Зине, останься она жить, в этом году исполнилось бы восемьдесят шесть…

Юлия ЛИ
Фото Святослава АКИМОВА
Tags: 40-е годы, 50-е, Белоруссия, Великая Отечественная война, Ленинград и Ленинградская область, Память, СССР, архивы и документы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments