?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

ещё о "лучших людях"



В английской газете «Daily Herald» от 30/VIII 1920 г. опубликован текст тайного договора между французским правительством и бароном Врангелем - последним от лица «восстановленной» России.

Врангель обязуется:
1. Признать все обязательства России и ее городов по отношению к Франции с приоритетом и уплатой процентов на проценты.
2. По сведениям Советского Правительства Франция конвертирует все русские долги и новый 6 1/2 0/0 заем, с частичным годовым погашением, на протяжении 35 лет.
3. Уплата процентов и ежегодного погашения гарантируется:
а) передачей Франции права эксплоатации всех железных дорог Европейской России на известный срок; б) передачей Франции права взимания таможенных и портовых пошлин во всех портах Черного и Азовского морей; в) предоставлением в распоряжение Франции излишка хлеба на Украине и в Кубанской области в течение известного количества лет, при чем за исходную точку берется довоенный экспорт; г) предоставлением в распоряжение Франции трех четвертей добычи нефти и бензина на известный срок, при чем в основание кладется добыча довоенного [637] времени; д) передачей четвертой части добытого угля в Донецком Районе в течение известного количества лет. Указанный срок будет установлен специальным соглашением, еще не выработанным.

Пункты б, в и д вступают в силу немедленно по занятии войсками ген. Врангеля соответствующих территорий. Суммы, вырученные благодаря экспорту сырья, имеют быть использованы для уплаты процентов по старым долгам.

4. При русских министерствах финансов, торговли и промышленности в будущем учреждаются официальные французские финансовые и коммерческие канцелярии, права которых должны быть установлены специальным договором.
5. Франция берет на себя задачу восстановления русских оружейных и снарядных заводов, при чем в первую очередь вооружается новая армия. Франция и Россия заключают наступательный и оборонительный союз, сроком на 20 лет.

«Антанта и Врангель». Сборник статей, вып. I, стр. 25-26.
Текст воспроизведен по изданию: Пионтковский С.А. (сост.). Гражданская война в России (1918 - 1921 гг.). Хрестоматия - М., 1925. С. 637 - 638.

отсюда

ОБРАЩЕНИЕ КОМАНДОВАНИЯ ФРОНТА К ВРАНГЕЛЮ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ПРЕКРАТИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ
11 ноября, 1920 г.
Главнокомандующему вооруженными силами юга России генералу Врангелю.
Ввиду явной бесполезности дальнейшего сопротивления ваших войск, грозящего лишь пролитием лишних потоков крови, предлагаю вам прекратить сопротивление и сдаться со всеми войсками армии и флота, военными запасами, снаряжением, вооружением и всякого рода военным имуществом.
В случае принятия вами означенного предложения, Революционный военный совет армий Южного фронта на основании полномочий, предоставленных ему центральной Советской властью, гарантирует сдающимся, включительно до лиц высшего комсостава, полное прощение в отношении всех проступков, связанных с гражданской борьбой. Всем нежелающим остаться и работать в социалистической России будет дана возможность беспрепятственного выезда за границу при условии отказа на честном слове от дальнейшей борьбы против рабоче-крестьянской России и Советской власти. Ответ ожидаю до 24 часов 11 ноября.*)
Моральная ответственность за все возможные последствия в случае отклонения делаемого честного предложения, падет на вас.

Комадующий Южным фронтом Михаил Фрунзе.
Члены Ревсовета.
[Врангель не только не дал никакого ответа Фрунзе, но более того, скрыл от личного состава содержание этого радиообращения, приказав закрыть все радиостанции, кроме одной, обслуживаемой офицерами. И это в тот момент, когда эвакуация остатков врангелевской армии из Крыма уже шла полным ходом. Таким образом, Врангель лишил десятки тысяч русских людей возможности самим сделать выбор остаться на Родине либо обречь себя на скитания на чужбине.]
ЦГАСА, ф. 101, опч 1, д. 36, лл.134-Автограф. М. В. Фрунзе.**) *) В документах ошибочно — декабря. **) Подписи отсутствуют, опубликовано в книге «М. В. Фрунзе на фронтах гражданской войны», стр. 439-440.

Врангель скрыл предложение советского командования от своих войск. Он еще надеялся с помощью Антанты сохранить остатки своей армии, чтобы продолжать борьбу против Советской власти. Но остановить бегущие в панике белогвардейские полки было уже невозможно. Вся артиллерия, броневики, танки, бронепоезда, войсковое имущество, склады, аэропланы, присланные из-за океана, — все было брошено.

Между тем Врангель отдал приказ об эвакуации. 12 ноября отстраненный от командования 2-м армейским корпусом (после Каховки), но оставленный для особых поручений в ставке генерал Слащен приехал в Сарабузы к генералу Кутепову. Оттуда Слащев передал телеграмму Врангелю: «Лично видел части на фронте — вывод: полное разложение. Последний приказ о неприеме нас союзниками окончательно подрывает дух». Далее Слащев предлагал высадить десанты на Кавказском побережье.

(прим. - В эмиграции Слащов окончательно рассорился с Врангелем, которого обвинял в сдаче Крыма, и был уволен из армии. Земский союз предоставил ему ферму под Константинополем, где генерал разводил индеек и прочую живность, однако к сельскому хозяйству, в отличие от военного дела, таланта у Слащова не оказалось, доходов он почти не имел и сильно бедствовал со второй женой, Ниной Николаевной, ранее числившейся при нем «ординарцем Нечволодовым», и дочерью. В феврале 1921 года контакты с Слащовым установил уполномоченный ВЧК Я.Тененбаум, проживавший в Константинополе под фамилией Ельский. В мае чекисты перехватили письмо известного журналиста и общественного деятеля Ф.Баткина из Константинополя в Симферополь артисту М.Богданову, где сообщалось, что Слащов находится в настолько нищенском состоянии, что склоняется к возвращению на родину. Баткин и Богданов были завербованы ВЧК причем последний был командирован в Константинополь, но, попав в поле зрения врангелевской контрразведки, возвратился обратно. За халатность Богданова даже предали революционному суду. Слащов пытался выговорить себе охранную грамоту, гарантирующую личную неприкосновенность и выделение валюты его семье, остававшейся в эмиграции. Ему отказали, да и сам Слащов признал, что никакая грамота не спасет его от мстителя, если таковой объявится (он точно предсказал свою судьбу). Якову Александровичу было обещано прощение и работа по специальности — преподавателя тактики. Ф.Баткину удалось тайно посадить генерала с семьей и группой сочувствовавших ему офицеров на итальянский пароход «Жан», который 11 ноября 1921 года прибыл в Севастополь. Здесь Слащов был встречен главой ВЧК Ф.Э.Дзержинским и в его личном поезде доставлен в Москву. В дальнейшем Слащов преподавал тактику комсоставу Красной армии на курсах «Выстрел». По прибытии в Россию он так объяснил свой поступок: «Не будучи сам не только коммунистом, но даже социалистом, — я отношусь к советской власти как к правительству, представляющему мою родину и интересы моего народа. Оно побеждает все нарождающиеся против нее движения, следовательно, удовлетворяет требованиям большинства. Как военный, ни в одной партии не состою, но хочу служить своему народу, с чистым сердцем подчиняюсь выдвинутому им правительству». Здесь бывший генерал не был оригинален. Сменовеховец же А.Бобрищев-Пушкин высказывался еще более откровенно: «Советская власть при всех ее дефектах — максимум власти, могущей быть в России, пережившей кризис революции. Другой власти быть не может — никто ни с чем не справится, все перегрызутся». отсюда). (для справки: Офицеры и генералы царской армии на службе советской республике)

Врангель отвечал; «Передайте генералу Одащеву: желающим продолжать борьбу предоставляю полную свободу, Никакие десанты сейчас за неимением средств не выполнимы. Единственный способ — оставаться в тылу противника, формируя партизанские отряды».Врангель не только не дал никакого ответа Фрунзе, но более того, скрыл от личного состава содержание этого радиообращения, приказав закрыть все радиостанции, кроме одной, обслуживаемой офицерами. И это в тот момент, когда эвакуация остатков врангелевской армии из Крыма уже шла полным ходом. Таким образом, Врангель лишил десятки тысяч русских людей возможности самим сделать выбор остаться на Родине либо обречь себя на скитания на чужбине.

И последний штрих. Врангель увел все корабли бывшего Черноморского флота, среди которых было два линкора, два крейсера, десять эсминцев, четыре подводные лодки, три канонерские лодки, посыльное судно, три тральщика, три вооруженных ледокола, два гидрографических судна, девятнадцать транспортов и так далее. Всего 126 вымпелов. (прим. - который поддерживали американские, английские и французские боевые корабли. Вражеские суда имели возможность подходить к Арабатской стрелке и вести фланкирующий огонь по советским войскам.). Ни один корабль так и не был возвращен нашей стране. А всего черед двадцать лет после "Исхода" грянула Великая Отечественная война и Русская эскадра очень бы пригодилась защитникам Севастополя, оборонявшим наш город.

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner