НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Мафия в действии. Закон, изменяющий государственный строй

Под конец 2013 года в России был принят закон об основах социального обслуживания населения, который убирает государство из области социального обслуживания и передаёт это на некоммерческие организации. Которым будут платить из государственного бюджета РФ. Вводится принудительный надзор над “качеством жизни” и сопровождение каждой семьи.




2011 год

Общественная экспертиза проекта Закона «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», вынесенного на обсуждение Минздравсоцразвития РФ, 2011 г.

Анализ содержания данного законопроекта дает основание говорить о его анти-конституционности и реакционной сущности, направленной против благополучия и социальной поддержки значительного числа наиболее не защищенных слоев населения, нуждающихся в социальной защите.

Новый законопроект незаконно ликвидирует гарантийные обязательства государства перед гражданами в области социальной защиты; лишает значительную часть социально незащищенных граждан, которые в настоящее время получают безвозмездную социальную помощь, права на бесплатную социальную помощь; необоснованно вводит неконкретные, размытые правовые понятия, в том числе по категориям лиц, получающих бесплатную социальную помощь; создает предпосылки для вмешательства неограниченного круга лиц в дела семьи и частную жизнь граждан.

[Учитывая изложенное, считаем, что указанный законопроект подлежит отклонению в полном объеме.]1. Законопроект противоречит принципу социальной справедливости, ст. 7 Конституции России, утверждающей, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; ст. 39 Конституции России, гарантирующей всем гражданам право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях.

Законопроект переводит социальную сферу в значительной степени на платную основу, обеспечивая бесплатной социальной помощью лишь граждан, пребывающих в стационарах и подпадающих под получение бесплатной помощи по государственному заданию; для остальных граждан бесплатная социальная помощь зависит от их дохода, если он не превышает полтора прожиточных минимума, установленного в субъекте РФ, за исключением чрезвычайных ситуаций и помощи некоторым категориям детей (ст. 17 законопроекта). Это увеличивает социальное неравенство граждан, зависящее от бюджета региона, где они проживают и установленного в регионе прожиточного минимума.

Проектом грубо нарушается конституционный запрет (ст. 19 Конституции) на любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной принадлежности, тогда как Законопроект создает форму принуждения граждан к предоставлению личной информации под видом социальной поддержки для включения их в регистры - по сути, регистры социального неравенства.

Право Российских граждан на социальную защиту с принятием данного закона уже не гарантируется государством, как это указывается в ныне действующем законе. Авторы законопроекта предлагают согласиться с тем, что «наличие поставщиков социальных услуг» является гарантией социальной защиты граждан. Они более «пекутся» о расширении сферы деятельности некоммерческих организаций, чем о социальной защите населения. Властные полномочия государства за деньги необоснованно передаются неограниченному числу лиц, которые по существу остаются бесконтрольны и отвечают только в рамках договорных обязательств (ст.ст. 24, 25 Законопроекта).

С принятием данного закона тем гражданам Российской Федерации, которые нуждаются в социальной помощи, предлагается вступить в договорные отношения с некими структурами (учреждениями, некоммерческими организациями, индивидуальными предпринимателями) от которых в основном за плату они будут получать услуги социального характера.

2. Законопроект имеет коррупционный характер, так как у чиновников- коррупционеров возникает свободная возможность заключения за бюджетные деньги договоров (получение заказов) с зависимыми от них организациями на поставку социальных услуг. Кроме того, открывается возможность свободного вмешательства в частную жизнь граждан, незаконного и необоснованного вмешательства в дела семьи. О коррупционности законопроекта говорит то, что в него не включена не только ответственность государственных органов за предоставление социального обслуживании, но и ответственность должностных лиц за ненадлежащую деятельность. Понятие «трудной жизненной ситуации», вводимое законопроектом, имеет субъективный характер, что дает возможность злоупотреблений со стороны чиновников и привлеченных лиц для предоставления необоснованной социальной защиты, так и вымогательство взяток за включение нуждающегося человека в категорию граждан, получающих социальную защиту.

3. Законопроект вводит новые, неконкретные и законодательно не обусловленные понятия и термины; его содержание противоречит действующему гражданскому, семейному, жилищному законодательству.

В статье 2 Законопроекта даются понятия, которые не раскрывают сущности этих понятий, не позволяют четко определить смысл и значение предлагаемых терминов, не исключают их разное понимание и трактовку.

Понятие «социальное обслуживание населения», необоснованно связываемое исключительно с целью «преодоления трудной жизненной ситуации», противоречит конституционным основам РФ, тогда как социальная защита является социальной функцией государства и направлена на социальную поддержку нуждающихся в ней граждан.

Термин «социальная услуга» не раскрывает существо понятия, противоречит гражданско-правовому понятию услуга, как части договорных отношений, в которых заказчиком является получатель услуг, противоречит основам гражданского законодательства, в частности принципу «свободы договора», так как предусматривается возможность оказания «социальной услуги» и без согласия гражданина или его законного представителя.

Понятие «государственного задания» как «документа, устанавливающего....требования к составу, качеству и объему государственного задания» вообще не раскрывает существо понятия.

Понятие «трудная жизненная ситуация» неконкретно, предполагает возможность субъективной оценки состояния и положения человека, когда индивидуальные особенности человека, его здоровья, обстоятельства жизни, его отношение к ситуации не позволяют вообще дать единого критерии и понятия тяжелая жизненная ситуация

Понятие «семья» противоречит действующему российскому законодательству, его духу и букве. В понятие семьи необоснованно включается широкий круг лиц, не связанных между собой родственными узами и семейными отношениями; включаются лица, принявшие в той или иной форме детей на воспитание, лица при отсутствии отношений родства, вводится неопределенное и неконкретное, отсутствующее в праве понятие «свойство». Наряду с этим к семье незаконно отнесены исключительно лица, совместно проживающих, что противоречит Семейному кодексу РФ, а именно, праву супругов (семьи) на раздельное проживание. Предлагаемое понятие семьи, с одной стороны, необоснованно расширенно, с другой стороны, не отражает сложившиеся в российском законодательстве понимание термина членов семьи, закрепленных в гражданском и жилищном законодательстве.

4. Цели законопроекта, указанные в пояснительной записке к законопроекту, не реализовываются самим законопроектом.

В законопроекте указано, что он направлен не на деятельность по социальному обслуживанию населения и имеет профилактическую направленность. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что авторы проекта имеют ввиду не столько социальную защиту граждан, но стремятся к достижению иных целей: максимальное сокращение объема бесплатной социальной помощи и под видом социальной помощи возможность получения максимальной информации о гражданах и семьях, создание возможности беспрепятственного вмешательства в дела семьи, частную жизнь граждан.

Законопроект не содержит механизмов правовой защиты прав потребителя социальной услуги от недобросовестного «поставщика», не устанавливает конкретную ответственность участников, привлеченных к оказанию социальных услуг, то есть не отвечает потребности защиты законных прав и интересов граждан, нуждающихся в социальной защите.

5. Законопроект явно носит ювенальный и антисемейный характер.

В законопроекте основанием для оказания социальной поддержки семьи, признается обязанность потребителя услуги: гражданина предоставить «поставщику социальной услуги» информацию о себе и членах семьи, обязанность информировать обо всех происходящих изменениях. То есть, предусматривается не только неограниченный доступ неограниченного числа лиц к частной жизни и личной информации гражданина, но и право контроля, то есть вмешательства в частную жизнь, дела семьи. Так, законопроектом предусмотрен порядок обследования семей и граждан на предмет реального или потенциального нахождения в «трудной жизненной ситуации» (ТЖС) (ст. 6.2.1 законопроекта), с акцентом на профилактику (ст.3.3.3; 6.2 Законопроекта), обязанность семей и граждан сообщать о себе информацию (ст.23.1.2 Законопроекта), и постановка их на учет с «внесением информации в универсальную электронную карту (УЭК)» (ст.31.7 Законопроекта). Фактически Законопроект предусматривает сбор информации, контроль и возможность вмешательства в дела семьи под видом социального обслуживания.

Основанием для присвоения статуса «ТЖС» и постановки на учет помимо бедности, болезней и асоциального поведения может стать «семейное неблагополучие», определяемое, как «конфликты, жестокое обращение в семье, асоциальное поведение детей и/или родителей» (ст.12 Законопроекта).

Учитывая, что конфликты случаются в каждой семье, а под «жестоким обращением с детьми», согласно последним методическим указаниям для социальных работников, сейчас могут пониматься бедность родителей, шлепки, постановка в угол, недостаточное время, уделяемое ребенку (например, при загруженности родителей на работе), и многое другое. В этом случае семья становится объектом предоставления некой абстрактной услуги, не конкретизированной в законе, а следствием её оказания может быть изъятие детей из семьи, инициированное социальным работником. Семьи, признанные малоимущими, также могут быть поставлены на учет со статусом ТЖС, и им тоже могут быть оказаны аналогичные «социально-правовые» неденежные «услуги».

Такие позиции законопроекта можно расценивать как посягательства на права семьи и действия по разрушению института родительства.

В случае отказа от «добровольного» получения услуг должно последовать «разъяснение о возможных последствиях принятого решения» (ст. 8.2 Законопроекта), которые не указаны в законопроекте, и могут представлять комплекс мер репрессивного характера, отданный на усмотрение конкретных чиновников.

Учитывая изложенное, считаем, что указанный законопроект подлежит отклонению в полном объеме.

Независимый экспертный совет патриотического движения « Отечество»
Общественный экспертный совет НП в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет»
Общественный экспертный совет Межрегионального общественного движения «Народный собор»
Общественный экспертный совет Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество»
Экспертный совет Объединенного Общественного комитета в защиту семьи, детства и нравственности



принят и вступил в силу с 1 января 2015 года.
Tags: Государственная Дума, Конституция, Российская газета, быт, законы, мнение, общество, преступление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments