НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Памяти пана Станислава

yalta_kpss УМЕР СТАНИСЛАВ МИКУЛЬСКИЙ
general_ivanov: Ранним утром в Варшаве скончался польский актёр театра и кино Станислав Микульский

Ему было 85.

Капитан Клосс (разведчик Колицкий), польский Штирлиц не стал предателем. В 1981, в противовес большинству местных деятелей культуры, выступил против цэрэушной "Солидарности" и был подвергнут бойкоту со стороны коллег. Дружил с Войцехом Ярузельским, полностью поддерживал генерала ("Я очень ценю этого человека. Считаю, что он уберег Польшу от братоубийственной войны. Если бы в республике не было введено военное положение, события могли бы развернуться по венгерскому сценарию"). Искренне любил Россию, состоял в Национальном совете Ассоциации польско-советской дружбы, в 1988-90 возглавлял Центр польской информации и культуры в Москве; в 1990 отозван новыми властями в Варшаву и обвинён в работе на КГБ
"А в 1990 году начались новые неприятности. Появились рецензии с жесткой критикой сериала, в котором поляк работает на советскую разведку. Мало того: перед трансляцией каждой серии выступал профессор истории, который вовсю разоблачал «агента КГБ», вскрывал сюжетные неточности. Это просто смешно".
____

Дом Польский располагался в те годы в ДК Серафимовича. Вспоминаешь сердечные приёмы, внимательность и радушие к каждому гостю. Пан Станислав приезжал в Москву в конце 90-х, помнил всех старых товарищей. Он дорожил общением и дружбой, при нём Центр действительно был Домом.
[фрагмент интервью пана Станислава Парламентской газете в 2010 году, накануне Дня Победы]
* * *
– Чем дальше уходит в прошлое майская победа над гитлеровскими захватчиками, тем больше её величие. Особенно она дорога тем, кто помнит ту страшную войну. Родившись 1 мая 1929 года в рабочей Лодзи, я пережил всё лихолетье гитлеровской оккупации. День освобождения помню так, будто всё было вчера. Низко кланяюсь бойцам Красной армии, выбросившим фашистов из Лодзи. Всем фронтовикам – огромное спасибо. Желаю им прежде всего крепчайшего здоровья. Будет оно – сложится и переживётся всё остальное. Главное, чтобы было здоровье. Оно необходимо и для того, чтобы никто не мог осквернять священную победу во Второй мировой войне.

Да, ещё один важный момент. В Польше многие высоко оценили решение пригласить для участия в Параде Победы на Красной площади подразделение Войска Польского. А также ветеранов, в том числе генерала армии Войцеха Ярузельского. Это сделано впервые после сорок пятого года. И я, и мои соотечественники рады этому, ведь над поверженным Берлином в мае 1945 года рядом с советским стягом развевался польский стяг.

– Наверное, музей капитана Клосса, открытый в январе прошлого года, в канун вашего 80-летия, в городе Катовице – столице промышленной Силезии, подготовил к 65-летию Победы над Германией новую экспозицию?

– Мне об этом очень больно говорить – музей закрыт.

– Не может быть. Почему?

– Для такого решения нашли хитроумное обоснование: музей капитана Клосса пропагандирует, дескать, гитлеровцев.

– То есть всё поставили, как говорится, с ног на голову. Ведь телесериал «Ставка больше, чем жизнь» – это, в сущности, гимн патриотизму.

– Что поделаешь. Силезия до войны входила в состав рейха. Возможно, у кого-то ностальгия по тем временам, судя по выступлениям ряда местных изданий, не выветрилась. Но суть проблемы, думаю, ещё глубже. Кому-то из властей предержащих вообще не нравится телесериал «Ставка больше, чем жизнь». Пять лет назад замахнулись на капитана Клосса, утверждая, что герой Микульского да и сам Микульский были востребованы лишь логикой социалистического развития. Делался и вывод: нужно переделать продукт коммунистической пропаганды, восхваляющий советскую оккупацию и неприглядно представляющий немцев, с которыми у Польши сегодня, мол, нормальные отношения. Чего я не наслушался и не начитался: Микульский, дескать, – агент КГБ, да и как актёр брал в основном своей внешностью и фактурой. Не случайно им не интересовалось серьёзное кино «польской школы». Ну а то, что Анджей Вайда приглашал меня сниматься в знаменитом «Канале», разумеется, умалчивалось. А тот фильм, между прочим, получил в 1957 году на Каннском фестивале специальную премию. И если бы не требование общественности, телевидение не посмело бы нарушить негласное решение – положить «Ставку» на полку. Простой народ не прочь снова и снова смотреть телесериал. Только по польскому телевидению он демонстрировался около сорока раз (последний раз – в нынешнем феврале), его посмотрели десятки миллионов человек. Не занимать ему популярности и в России, и в других восточноевропейских странах. В Польше в феврале, когда сериал показывали в дневное время, директора школ забили тревогу: перенесите сеансы на вечернее время, так как пустуют классы.

– Выходит, капиталистическая Польша готова шагать в будущее с социалистическим Станиславом Микульским?

– Не знаю, но ощущаю одно: люди истосковались по настоящим героям.

– Пан Станислав, что вы испытали при открытии музея?

– Приехав в Катовице с Эмилем Каревичем, мы как бы окунулись в свою молодость, атмосферу, царившую на съёмочных площадках в 1967–1969 годах. 18 серий, к слову, снимались в рекордные сроки – за полтора года. В экспозиции много вещей, сохранившихся с той поры. Когда увидел старый мотоцикл, на котором разъезжал капитан Клосс, сердце дрогнуло. Там же – оружие, униформа времён Второй мировой войны.

– А не жалко было расставаться с реликвиями?

– А куда было деваться: дело-то – благое, музейное, для людей. Отдали часть наград, дипломов, разного рода документы, которые пополнили коллекцию музея. Я не пожалел даже монгольский ковёр.

– Почему монгольский?

– Во всём виноват капитан Клосс. В Монголии показали «Ставку». Позвонил польский посол и сказал: «В Эрдэнэте есть огромный медномолибденовый комбинат – пятый в мире. Там хотят видеть тебя». Ну, я и поехал. Был поражён оказанным приёмом. На прощание даже принял президент Монголии. Он-то и подарил мне дивный ковёр с изображением, разумеется, капитана Клосса. В коллекции музея много кассет, книг, грампластинок...

– В Польше грядут президентские выборы, не исключены изменения. Может, решение о закрытии музея будет пересмотрено?

– Поживём – увидим.

– Каково ваше отношение к пересмотру исторического прошлого?

– Происходящее стараюсь воспринимать философски: иные времена – иные ценности. Но не скрываю: я не сторонник того, что до 1989 года всё было плохо, а сегодня, напротив, всё хорошо. Слов нет, тогда далеко не все ездили на автомобилях, но на сносную жизнь хватало всем. Было терпимо, скромно, но всё же было. Главное – была работа, уверенность в завтрашнем дне. На мой взгляд, из прошлого надо отбрасывать плохое, но одновременно следует ценить хорошее. И помнить, что поляки, в том числе и Микульский, честно служили той Польской Народной Республике, какой она была в конкретное историческое время, разумеется, бок о бок с Советским Союзом, на границе с Западом.

– Как вам живётся сегодня?

–- Встаю, вижу солнце, чувствую, что вроде бы ничего не болит – вот тебе и огромная радость. Я без постоянной работы, на вольных хлебах, что сегодня, как уверяют, очень модно. Молодые режиссёры отдают предпочтение молодым актёрам, что, пожалуй, естественно. Коммерческие съёмки мне не нравятся. Словом, денег, как у всех и как везде, не хватает. На пенсию не проживёшь, поэтому подрабатываю на радио, на телевидении. Раньше актёр, вышедший на пенсию, мог несколько раз выступать в своём театре. Сейчас число театров да и театральных групп сократилось, а госдотации резко уменьшились. Перестал существовать и мой родной Национальный театр, поскольку здание сгорело, а средств на его восстановление не нашлось. Ведь что сегодня на первом месте? Деньги и то, что буквально всё просчитывается. В таких ситуациях наименее важным оказывается человек.

С удовольствием вспоминаю свою работу в Москве, где в 1988–1990 годы руководил польским Центром информации и культуры, популяризируя наше кино, театр и музыку. Объехал Сибирь, Центральную Россию, другие регионы. Не забыть многочисленных встреч, особенно с простыми людьми. Когда к власти в Польше пришли правые, меня отозвали в Варшаву. Тотчас же начали обвинять в том, что я работал на советскую разведку, о чём напоминал перед каждой серией профессор, подмечая даже малейшие неточности и забывая, что Клосс – это вымышленный герой, как Штирлиц или Бонд.


СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ, ПАН СТАНИСЛАВ
Tags: 60-е, 80-е, 90-е, Великая Отечественная война, День Победы, Польша, интервью, кино, музей, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment