НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Category:

погасла яркая комета ленинградского джаза - не стало Нонны Сергеевны Сухановой


А. Колкер - К. Рыжов




в фильме - коротенькое интервью Нонны Сергеевны


На музыкальных сайтах и форумах о Нонне Сухановой написано скупо: «Первая эстрадная джазовая певица, которая запела в Ленинграде по-английски уже через год после смерти Сталина… В фильме «Человек-амфибия» пела популярнейшая в Ленинграде в конце 50-х Нонна Суханова. Жаль, что не встречаются нигде ее записи! Возможно, их вообще нет…»

Продолжаем поиски информации о певице. Действительно, на сайте «Красная книга российской эстрады» у нее даже нет своей страницы. В дополнительных материалах — ссылки на две песни, и больше ничего. Закидываем сеть пошире! Авось что-то, да попадется.

Леонид Алахвердов, участник ансамбля «Дружба» (Ленинград, Александр Броневицкий — Эдита Пьеха):
«В те времена была замечательная джазовая певица Нонна Суханова. Для того чтобы ей разрешили петь на английском, московский конферансье Олег Милявский прибегал к следующему трюку. Он выходил и говорил: «А сейчас для вас будет петь ленинградская джазовая певица Нонна Суханова. Мы ее обязали петь на английском, потому что она окончила иняз, и нужно обязательно оправдать затраченные на нее средства».

Вспоминает композитор, лауреат премии Ленинского комсомола, заслуженный деятель искусств России Александр Колкер:
«Это было, когда я учился в музыкальной школе. И тогда я писал песни, о которых сейчас стыдно вспомнить. Одна из первых, правда, была очень популярна — «Парень с Петроградской стороны», а пел ее Ким Рыжов. И вторая была — «Каплет, дождик». Исполняла Нонна Суханова. Я только вырос из коротких штанишек, ехал в трамвае и слышал, как их напевали». В другом интервью он добавил: «Сзади нее был балет в купальниках. В купальниках! Это в 56-м году!»
«Кап, как, кап, кап, каплет дождик, каплет дождик на песок…»

А Владимир Гринберг из Санкт-Петербурга на сайте «Полный джаз» в выпуске № 3 за 22 февраля 2008 г. в связи со 100-летием со дня рождения ветерана советского джаза — бэндлидера, банджиста, альт-саксофониста, кларнетиста Ореста Кандата пишет, что солисткой его оркестра «была восходящая звезда с хорошим английским произношением, привлекательная, симпатичная, стройная, по тембру исполнения напоминавшая известную американскую певицу Джун Кристи — блистательная Нонна Суханова, которую Кандат нежно называл Нонетта и которая пользовалась большой популярностью в городе на протяжении 50-60 годов. Его септет просуществовал до 1964 года».

Эдуард Кузинер, пианист, аранжировщик, композитор, вспоминая свою жизнь в музыке, в одной из статей рассказал еще об одном джазовом коллективе — ленинградском джазовом оркестре Сигала, «бывшего беспризорника, без образования, но с чутьем мощного лидера». По словам Э. Кузинера, Нонна Суханова пела и в этом коллективе: «Сейчас, по прошествии времени, видно, что голоса у нее нет, а манера — есть». Кстати, это единственное, найденное мною, скептическое мнение профессионала, и оно разительно расходится с мнением слушателей.

Вернемся к фильму «Человек-амфибия» по роману Александра Беляева, который в 1961 году сняли на Ленфильме режиссеры Владимир Чеботарев и Геннадий Казанский. Главные роли в фильме исполнили Анастасия Вертинская и Владимир Коренев.
Музыку написал молодой ленинградский композитор Андрей Петров. Это была его первая работа в большом кинематографе, и своему феноменальному успеху, не считая участия молодых блистательных актеров, фильм во многом обязан музыке Петрова, в том числе, «Песенке о морском дьяволе», текст к которой написали Юлия Друнина и Соломон Фогельсон.

Нам бы, нам бы, нам бы, нам бы всем на дно.
Там бы, там бы, там бы, там бы пить вино.
Там под океаном
Мы трезвы или пьяны —
Не видно все равно.

Эй, моряк, ты слишком долго плавал.
Я тебя успела позабыть.
Мне теперь морской по нраву дьявол.
Его хочу любить.
С якоря сниматься, по местам стоять.
Эй, на румбе, румбе, румбе так держать!
Дьяволу морскому
Свезем бочонок рому,
Ему не устоять.

Эй, моряк, ты слишком долго плавал.
Я тебя успела позабыть.
Мне теперь морской по нраву дьявол.
Его хочу любить.

Как рассказывают причастные к созданию фильма, Нонна Суханова, спевшая «Песенку о дьяволе» за кадром, исполнила ее на съемке девять раз, прежде чем результат понравился композитору. И только когда ее голос начал от напряжения звучать с хрипотцой, последний, девятый вариант вошел в фильм.

Александр Николаевич Поздняков, киновед, редактор киностудии «Ленфильм», любитель и ценитель джаза:
«Да. Это буги-вуги… На экране царил свободный мир, сиял неоновой рекламой… загорелые люди в белых штанах, как в мечтах Остапа Бендера. Снимали в Баку, в каком-то маленьком кафе. Пела за кадром джазовая певица Нонна Суханова, она, кстати, живет в Питере. А играла кафешантанную певичку Нина Большакова, известная тогда манекенщица… Певичка эта звала в другое пространство: «Нам бы всем на дно», напиться, забыться, убежать. И как раз эта песня понравилась больше всего! Страна запела! Это проникало во все поры, это записывалось-переписывалось. Ее запрещали, но пели во всех ресторанах. Нельзя же запретить пенье птиц, журчанье ручья, звук падающей воды... Это невозможно цензурировать! И умные киноредакторы пропускали! Соломон Фонгельсон написал текст, а редактор доказывал, что эта песня написана специально для контраста: жуткий мир чистогана противопоставляется жизни наивного Ихтиандра. Но люди подсознательно понимали, что правда-то именно за этой музыкой, за этой песней…»

Уже в этом, 2008-м году пресса писала об одном из наиболее влиятельных и известных музыкантов ленинградского джаза 50-70-х гг. Геннадии Гольштейне и его ансамбле «Далекие радости». В его планах было выступление на джазовом фестивале вместе с Нонной Сухановой.

Еще раз имя Нонны Сухановой всплыло и вовсе в неожиданном контексте. В журнале «Дети Ра», 2007 г., №3-4, было опубликовано интервью «Главное — остаться cамим собой…» с Дмитрием Бобышевым, поэтом, ныне живущим в США, а в молодости вместе с Иосифом Бродским принадлежавшим к близкому окружению Анны Ахматовой. С тем самым Бобышевым, который до сих пор черпает свою скандальную славу из факта причастия к перипетиям личной жизни нобелевского лауреата. Речь в интервью зашла и о фельетоне «Окололитературный трутень», в котором клеймили Бродского, приписав ему, по словам Бобышева, некоторые его стихи, в том числе, стихотворение 1960 года, посвященное Нонне Сухановой. Желающие могут прочитать его по ссылке.



небольшие воспоминания на сайте kino-teatr.ru

Денис Ранюк, (Санкт-Петербург) 13.09.2013 21:04
Работаю на скорой и вчера Нонна Суханова была моей пациенткой (стало плохо в магазине). Она быстро пришла в себя и по дороге домой (от госпитализации она отказалась), она исполняла в карете песню про морского дьявола, только на английском языке. Такого позитива не ожидаешь и от многих молодых и здоровых. Не удержался и на два голоса мы "сбацали" русскую версию "дьявола". Живёт Нонна Суханова на Суздальском проспекте... весьма не богато, но, вроде бы, не грустит:))

Владимир Антонов (г. Ленинград - Санкт-Петербург)
Нонна Суханова- удивительная певица! Волшебный голос, редкий, просто чарующий. Выпала честь наслаждаться ее пением, в сопровождении джазового ансамбля, но не Ореста Кандата - его ансамбль я к тому времени знал и слышал. Было это где-то в середине 50-х, на танцах в Ленинграде. Точно помню, что к тому времени Сталин умер. Ориентировочно, это год 1954 г. Я тогда уже закончил школу, и поступил в институт. Мы танцевали с моей девушкой Анной. Сейчас она живет в Израиле, мы периодически созваниваемся и вспоминаем те студентческие вечера отдыха. Первое мое признание в любви произошло как раз под чудесное пение Нонны и ее оркестра. Это была красивая лирическая песня "Moonglow". Мы были молоды и счастливы. Я бы с удовольствием вновь вернулся в те времена, и послушал записи в исполнении Нонны. Несколько лет назад дочка подарила мне компьютер, и дала мне начальные уроки пользования этой техникой. Долго искал в Интернете записи Нонны Сухановой, но кроме двух песен ничего больше не нашел. Может плохо искал. Но надежда есть - вот недавно мне приятель Сергей, рассказал, что возможно, в скором будущем достанет песни Нонны Сухановой. Ему их в Петербургском Центре Филофонистов некий колекционер Михаил Лоов предлагал купить, так что возможно, вскорости записи появятся и мы вновь сможем послушать этот прекрасной голос нашей молодости.

Игорь Усов, (Ленинград-Санкт-Петербург)
Нонну Суханову я много раз имел счастье слышать на вечерах танцев в разных вузах города в 1954-1955 г.г. Она исполняла, кроме уже упомянутого "Грустного беби" из кинофильма "Судьба солдата в Америке" ("Ревущие двадцатые"), песенку из репертуара Джо Стаффорд "You Belong To Me", "Mambo Italiano" из репертуара Роуз-Мери Клуни, кое-что из кинофильма "Серенада Солнечной долины". Естественно, всё на языке оригинала и с прекрасным произношением. Пользовалась исключительным успехом, как единственная в городе в то время певица этого жанра, будучи к тому же весьма эффектной женщиной. Был лично с ней поверхностно знаком по кратким беседам на вечерах танцев. Потом меня призвали в армию...

Виталий, (Петербург) 29.08.2009 22:52
Я часто вспоминаю ее.Замечательно исполняла она (в составе секстета п/у Ореста Кандата, и как мне помнится, неоднократно) "Come to me my melancholy baby" у нас в Политехнике на вечерах (танцев) в 1958-1959 гг.
Я тогда восхищался ею и Кандатом, который самозабвенно погружался в мелодию своего саксофона, из-под мундштука которого часто стекала слюна, и эта его самоотдача всегда одобрительно принималась мужской половиной нашего сообщества поклонников джаза и приводила в восторг наших девушек.

***
выдающийся музыкант Геннадий Львович Гольштейн написал в аннотации к своему диску "Обреченные на счастье":
Когда я подумал, что хорошо бы, если кто-нибудь написал английские тексты к этим мелодиям, мои знакомые-переводчики сказали: "Ну! в России это никто не напишет. Тут должен быть Набоков или Бродский."
И почему на английском? - этот вопрос мне задавали многие. И я всегда ссылался на высокий авторитет, говоря, что даже "Женитьба Фигаро" австрийцем Моцартом написана на итальянском. И невозможно представить эти звуки в сочетании с немецким языком. И таких примеров множество.
Итак! ни Набокова, ни Бродского на земле уже не было.. Я обзвонил своих американских друзей. И один из них Фредерик Джо Клии из Нью-Йорка написал текст к самой первой из моих "запоздавших" мелодий. Так что текст как бы родной.
Ну а дальше дело приняло неожиданный поворот - всё остальное (за одним исключением) написали две героини из Петербурга.
Нонна Суханова - выпускница Филологического факультета Университета, первая русская джазовая певица, певшая в далёком 1954 году на английском языке. Она сразу откликнулась на моё предложение, тем более, что мои мелодии были все посвящены людям, многих из которых она знала. Нонна с жаром и любовью взялась за дело.
Елена Лакшина - ещё одна выпускница того же факультета Университета пришла в восторг от идеи написать английские тексты. Она тоже бурно включилась в процесс, часто звонила мне, обсуждая ритм стихов и мелодическую линию..
Tags: 50-е, 60-е, Ленинград и Ленинградская область, Память, джаз, документальный фильм / хроника, кино, мемуары/письма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments