НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

замечательная статья о действительных культурных проблемах Крыма и Мединском

Мы уже привыкли к тому, что как только какого-нибудь министра вызывают «на ковер», он тут же начинает рапортовать подобно пионеру: «Всегда готов»! Хотя готов не всегда бывает, да и как можно быть заранее готовым, если проблема только-только возникла и необходимо время на ее обдумывание, тем более подготовку. В авральном порядке, конечно, можно многое сделать, чтобы потом долго переделывать и временное превращалось в постоянную величину.

Взять хотя бы пример со строительством жилья в затопленных районах Дальнего Востока, пережившего в прошлом году страшную стихию. Как только Президент указал министрам, что эта проблема принимает затяжной характер, тут же стали грузить на железнодорожные платформы сборные деревянные дома круглые сутки, без выходных. Ведь стахановское движение, несмотря новые ориентиры в капиталистической экономике, продолжают греть сердца нерадивых чиновников. Но я что-то далеко ушла от своей темы, связанной с культурой, а конкретно с культурной изоляцией Крыма и Севастополя, недавно вошедших в состав Российской Федерации. По этому поводу министр культуры Владимир Мединский был вызван на аудиенцию к Владимиру Путину, чтобы услышать от него вразумительные ответы на решение этой проблемы. Но видно министру не хватило времени, чтобы собрать нужные справки и он с умным лицом стал говорить о том, что лежит на поверхности и известно всем.

Если бы он досконально изучил культурную ситуацию в Крыму, тем более в Ялте, то не стал бы «втирать очки» и говорить, что Россия думает возобновить ялтинский кинофестиваль, детский кинофестиваль в Гурзуфе и джазовый фестиваль в Коктебеле. До трагических событий в Киеве, связанных с незаконным приходом к власти «самостийного» правительства, более 10 лет в концертном зале «Юбилейный» в Ялте весьма успешно функционировал телекинофорум «Вместе». Куда приезжали знаменитые режиссеры, артисты, где было свое жюри и экспертная комиссия, отбирающая в программу фестиваля лучшие фильмы и сериалы со всего постсоветского пространства. Так что здесь ничего не надо создавать заново, творческая почва уже есть, ее только можно обогатить. Точно так же бесперебойно работал и международный фестиваль детского кино в Гурзуфе. То, что сейчас, начиная с апреля, на полуостров поедут десять ТЮЗов и кукольных театров, это, конечно, оживит местную детвору, но сказать, что онижили в абсолютной изоляции - будет неправдой. Другое дело, что надо обновлять фонды библиотек, куда за 20 лет не поступала русская литература, и это займет много времени.

Ну, приедет чеховский МХТ со спектаклем «Белая гвардия», порадует публику встречей со знаменитыми артистами, но ведь это разовая акция. А городу нужен свой театр с постоянной труппой, может быть даже на трех языках: русском, украинском и татарском. Вот тогда ялтинцы скажут большое спасибо Москве. К тому же здесь есть знаменитый дом – музей Антона Павловича Чехова, поселившегося здесь в конце 1989-го года из-за слабых легких, куда приезжали к нему Бунин, Куприн, Шаляпин и весь МХТ во главе со Станиславским и Немировичем-Данченко. Теперь надо в ножки поклониться нашим театральным деятелям, которые взяли на себя реставрацию пришедшего в упадок музея, на который у Украины не было денег.

Ну, и пожалуй, самая большая головная боль – это разворованная, распроданная Ялтинская киностудия, на восстановление которой надо потратить миллионы, чтобы она превратилась в русскую «фабрику грез». Ибо вопросы, связанные с материальной базой культурных учреждений на полустрове, это отдельная строка в графе российского бюджета и победными рапортами тут не отделаешься.
_____________________

он не "всегда готов", шаркнув ножкой, произнёс (хотя понятно, что это фигура речи), он тогда - о чудо! - впервые сказал слово "реставрация", это было незабываемо!

о Ялтинской киностудии - не надо вкладывать миллионы, надо сдать её в аренду на какое-то время, аккордно, непременно в аренду, никаких продаж, не надо повторять и свои ошибки, и ошибки российских чиновных алчных мудрецов.. всё наладится, ещё в очередь встанут.

Мединский- первостатейный шланг, первый из всех фальсификаторов истории. Так называемое Военно-историческое общество, возглавляемое им, принимает участие в организации показушных акций, как, например, выставка в Манеже (которую он же пропихивает в Ливадию) и голосование на Канале Россия. В каком-то из выпусков "Специального корреспондента" их представитель нёс чушь, не достойную даже разбора - сядь, два, как говорится, иди учи матчасть. Он, историк, занимающий высокий пост, не обратил внимание на издевательство над памятниками на Бородинском поле, при нём штампуют позорные стелы Воинской славы, и один из главных участников этого позора принимал участие в гнусном спектакле по "модернизации" стелы в Александровском саду и вместе с министром открывал это безобразие. Хорошо хоть Путин, будучи предупреждённым, тогда не испачкался об это действо, хотя своё слово на эту тему всё равно не сказал и никого не уволил с треском и без треска.

по поводу театра в Крыму...
хотя нужно ли это горе-министру, который наплевал на судьбу Театра имени Гоголя и его актёров (хоть это и московский театр, но вмешаться было нужно), странно, мягко говоря, повёл себя в истории с Большим театром да и назначение Цискаридзе в Питер вызывает массу недоумений, который смел грубить профессорам Института искусствознания и к юбилею великого русского композитора Модеста Петровича Мусоргского так  и не ударил палец о палец, по поводу переноса памятника Гоголю отлуп Мосгордуме не дал, крутит шашни в Архангельском, с Радонежем опять же попал мимо, уволил директора музея Кижи, делает вид, что ничего не понимает про ценность Шуховской башни, финансирует при этом за счёт бюджета сомнительные проекты.. слово не сказал о Политехническом музее. который убивают на наших глазах при ВСЕОБЩЕМ ПОПУСТИТЕЛЬСТВЕ. А это, между прочим, как и Большой Театр, особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации... ну и вообще, все мы знаем, что это за фрукт. Непонятно за что, но за что-то же его ценит Путин...

так вот по поводу театра....
В этом году, как раз через неделю, исполняется 70 лет со дня трагической гибели труппы Симферопольского драматического театра.
В 1981 году Натансон (доброго здоровья Вам, Георгий Григорьевич) снял по собственному сценарию, опираясь на исторические свидетельства, потрясающий фильм:



На фасаде Крымского государственного академического театра имени М. Горького (так теперь называется Симферопольский русский  театр драмы и комедии - интресно проанализировать, когда из названия театра исчезало слово русский)
мемориальная доска: «Героически погибли в борьбе за свободу и независимость нашей Родины».



«Им не пришлось врываться в города,
Форсировать речные перекаты.
Когда пришла всеобщая беда,
Актеры умирали, как солдаты...»


Когда фашисты заняли Крым, актеры драматического театра г. Симферополя вошли в подпольную группу «Сокол». Деятельность подпольщиков была многообразна: они расклеивали листовки с информацией Совинформбюро, составляли карты с указанием стратегических объектов врага, снабжали партизан лекарствами....
Но не все люди вели себя на оккупированной территории одинаково достойно. Многие действительно вступили в противоборство с врагом, но были и те, кто пошел на службу к захватчикам и стал предателем. Среди них – Каблукова, Солодчий, Фрике.
10 апреля 1944 года, за 3 дня до освобождения Симферополя, подпольщики погибли от пуль врагов – их расстреляли на окраине города. А 14 апреля они были похоронены с воинскими почестями.
Через много лет предателей настигла заслуженная кара – их судил военный трибунал.

 * * *
Главная героиня фильма, последние дни которой прожила Зинаида Михайловна Кириенко, сыграв одну из лучших своих ролей, - Александра Перегонец.

Будто и не от мира сего, хрупкая не только станом, но и душою была Шурочка с первых жизненных шагов своих. «Это маленькая Перегонец многих перегонит», — шептались петербургские театралы, наслаждаясь ее поэтическими шедеврами в кабаре «Би-ба-бо», восторгаясь наивной гимназисткой Галочкой в Троицком театре миниатюр. «Петербургской Псишей» назовет Александру Перегонец поэт Николай Агнивцев в посвящении к своему удивительному стихотворному сборнику «Блистательный Санкт-Петербург».

Шурочка родилась 15 ноября 1895 года в городке Кузнецке Томской губернии, где добывали золото и серебро для царской казны и где отец ее Федор Егорович служил исправником по горному делу. Но сумрачный город не сохранился в детской памяти, всю ее заняла цветущая, благоухающая Калуга, куда семья переехала, когда девочке было около двух лет. В семье Шурочка была пятым ребенком. Отец умер до времени, скудная же пенсия вынудила его вдову, Марию Матвеевну пустить в дом постояльцев. Один их них, Федор Павлович Наттер — подполковник в отставке, руководитель театральной секции офицерского клуба, сыграет важную роль в судьбе ее младшей дочери. Тихая и задумчивая Шурочка училась в Калужской женской гимназии (прим. - нынче в фондах музея школы хранится архив Александры Федоровны). Лет с 13 она стала участвовать во всех театральных мероприятиях гимназии и когда выходила на сцену, зритель забывал про Шурочку Перегонец — так завораживал ее дар перевоплощения.

Закончив гимназию, по «благословению» Наттера девушка уехала в Петербург. Осенью 1914 года она поступила в знаменитую Школу сценических искусств Андрея Петровского. Исключительный талант ее заставил Петровского уже после двух месяцев занятий перевести ученицу на второй курс. «У нее были какие-то огромные, чудесные, необыкновенные глаза, по-моему, трагические… Потом, ее скромность, сердечность, какая-то поразительная внутренняя чистота, которой было проникнуто все ее существо. Она была очень молчаливая, сосредоточенная и даже какая-то грустная… Вся в себе и в творческой работе», — вспоминала Шурочкина сокурсница актриса Ядвига Кармина. С непостижимым для ее возраста проникновением во внутреннюю суть персонажа Перегонец сыграла Нору в «Кукольном доме» Ибсена, Бронку в «Снеге» Пшибышевского, сестру Беатрису в одноименной пьесе Метерлинка…

Первые роли на профессиональной сцене будут сыграны летом 1916 года в Петрозаводске в составе товарищества под руководством Бориса Бертельса. Осенью же Бертельс пригласит Александру вступить в труппу Петроградского театра миниатюр А. Фокина на Троицкой улице. Тонко, изящно сыграет она девочку-гимназистку Галочку в одноактной пьесе по рассказу Аркадия Аверченко «Нянька Галочка». И в одночасье станет знаменитой, ни один уважающий себя театрал не пройдет мимо этого прогремевшего на весь город спектакля. В ее петроградских сезонах будут: «Привал комедиантов», кабаре Би-ба-бо, антреприза Зброшек–Пашковской… Публикой молодая актриса будет любима, критика будет к ней щедра. «Это сама юность, искренность, лиризм, неподдельная веселость. Каждая ее интонация дышит правдой», — сообщит журнал «Обозрение театров» о Сильветте — Перегонец в ростановских «Романтиках». «Она дает благоуханный образ детской чистоты и наивности, вызывающей светлый смех», — это уже «Театр и искусство» о роли в «Безнравственной женщине» Д. Лондона.

В «Би-ба-бо» Шурочка встретится с Николаем Агнивцевым — поэтом, автором удивительных театральных миниатюр, в которых она создаст образы неповторимой нежности и поэтичности. В театре встречает она и будущего супруга – актера Ивана Вольского. Но в жизнь личную вмешиваются великие потрясения. Революция выметает любителей «малой формы», и оставшиеся без зрителя артисты маленьких театров будут вынуждены расстаться с Петроградом. Для Александры решение будет болезненным и нелегким, в этом городе она мечтала прожить долгие годы.

Перегонец, Вольский, Агнивцев и другие члены труппы оказываются в Киеве. В городе крайне неспокойно: террор, погромы, постоянная смена власти, — но артисты как-то умудряются создать театр «Кривой Джимми», сыграть несколько спектаклей, и в прямом смысле слова, едва прихватив с собой декорации, сбежать. Начинаются мытарства: Харьков, Краснодар, Ростов…

Облегчение наступает в Тифлисе – начинаются регулярные спектакли, как-то налаживается быт. Театр пользуется устойчивым успехом, рецензент еженедельника «Арлекин» С. Абашидзе дает подробнейший отчет о его деятельности: «Кривой Джимми» — русский театр в лучшем значении этого слова. Сколько боли в его песнях. Сколько лиризма. Тоски… Но мало Агнивцева. Нужна еще Перегонец. Должен признаться – я влюблен в эту маленькую женщину. О ней я мечтал, когда гулял осенью в сумерки в Летнем саду. Когда на горизонте над Невой алели небеса. Звуки голоса ее — точно лепестки опадающих цветов нарцисса. Белые лепестки. Ее необычный чарующий голос по девственной чистоте напоминает гетевскую Маргариту. Она с первого дня существования «Джимми» воспевает Петербург — город строгой мысли, сосредоточенной красоты, город Белых ночей…».

Репертуар Перегонец расширяется за счет ролей танцевально-пантомимического характера, она участвует в скетчах, памфлетах, пародиях, ревю, старинных водевилях. 16 декабря 1920 года – первый бенефис актрисы, в центре: фантазия Ю. Беляева «Путаница». И вновь признание в любви от «Арлекина»: «На старости лет, когда вы вспоминаете весну своей жизни, ее блеск и сладость, вам представляется существо полное грации. Имя этой весны и грации — Александра Федоровна Перегонец… Если бы талантливый Беляев был жив и увидел бы Перегонец в «Путанице», он бы понял, что именно она, порхая и танцуя, чаруя, веселя, грезилась ему в минуты вдохновенного творчества…»

В Тифлисе произошла встреча с группой артистов МХТ, которая могла изменить все течение ее жизни. «Мхатовцы заинтересовались мною, Качалов был в восторге. Предложил вступить в их труппу, я, по глупости, по неопытности оттолкнула это предложение, — напишет артистка несколько лет спустя. – «Джиммисты» наши подняли страшный скандал. Умоляли, чтобы я осталась у них в театре. Я осталась, потому что ужасная вещь – эта жалость. Ну нет мне судьбы, как говорится».

Впереди будут Москва и Казань, Петрозаводск и Сибирь, сезон в ленинградском БДТ, роль Ихошки в знаменитом фильме Якова Протазанова «Аэлита». В 1928 году окончательно разладятся непростые отношения с мужем. В 1929-м она впервые сыграет единственную свою трагедийную роль – Луизу в «Коварстве и любви» Шиллера. С 1932 года Александра Перегонец – актриса Симферопольского драматического театра. Рядом дорогой ее сердцу человек («половинка», которая разделит со мной радость и горе», — как писала она в письме к брату) прекрасный актер Анатолий Добкевич.

В ноябре 1941 года в Симферополь вошли гитлеровские войска. За отказ стать губернатором города Анатолия Добкевича замучили в гестапо.

Ее душа отказывалась верить происходящему. Если бы она могла растаять, исчезнуть в небытие, она бы исчезла. Но дни шли за днями. Александра Федоровна преподавала в студии, организованной для спасения молодых ребят от угона в Германию. Посещала ненавистные приемы. Собирала медикаменты для партизан. Выходила на сцену.

Ее арестовали 18 марта 1944 года.

За три дня до входа в город советских войск, вместе с другими подпольщикам, Александра Перегонец была расстреляна.

upd май 2016

оказывается, крымчане обращались и к Медведеву (послушайте, что он ответил! можно подумать руководство других стран не награждают граждан других стран, в том числе России), и к Путину с просьбой дать награды группе "Сокол". Ничего до сих не проделано (послушайте обсуждение после документального фильма "После премьеры - расстрел" про актёров симферопольского театра.. обратите внимание, что обсуждение происходит в 2014 году, после воссоединения Крыма с Россией и указом о реабилитации крымских татар... кроме того.. кое-кто из присутствующих замазал черной краской советское руководство, облизывая нынешнее)
Tags: Архангельское, Большой Театр, Великая Отечественная война, Калуга и Калужская область, Кижи, Крым, МХТ/МХАТ, Министерство культуры, Мосгордума, Память, Путин, Цискаридзе, Чехов, актёры, музей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments