?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост



Анна Самойловна Берзер — многолетний сотрудник «Нового мира» - работала в отделе прозы. Это ей Лев Копелев передал рукопись «Одного дня Ивана Денисовича», а она изловчилась безо всяких посредников вручить ее самому Твардовскому. «И пошла всходить звезда Солженицына», как пишет Инна Борисова, сослуживица Берзер, в предисловии к ее публикации «Сталин и литература» («Звезда»№ 11’95).
В этой публикации есть один небольшой фрагмент, очень выразительно характеризующий Асю, как ее звали в редакции. Защищая Демьяна Бедного, которого ценила едва ли не выше, чем Твардовского, от критики его Сталиным за антипатриотические фельетоны «Слезай с печки» и другие, она пишет: «стараясь хоть как-то выразить сочувствие поэту, я, напрягая память, вспомнила, как когда-то все вокруг пели его песню „Проводы“». Приведу по памяти запомнившиеся строки:
Как родная мать меня провожала,
Тут и вся моя родня набежала:
«Ах, куда ты, паренёк, ах, куда ты?
Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты.
В Красной Армии штыки, чай, найдутся.
Без тебя большевики обойдутся…»
Что тут описано? Родня уговаривает парня не идти в армию, чтобы вместе с большевиками защищать родину. Дело-то происходит во время Гражданской войны и интервенции. И вот об этих-то уговорах Берзер пишет с похвалой: «Живые слова, как бы вырванные из реальной жизни». И она всю жизнь помнит их. А дальше вот что: «Но после правдивых причитаний родных и близких следовала длинная, идейно-выдержанная речь самого героя, которая разбивала заблуждения родни. Из нее я не запомнила ни слова, хотя ее пели всюду — от начала до конца». В чем дело? Почему эта речь так ей отвратительна, что не осталось в памяти ни слова. Да потому что вот как парень отвечает родне:
Если были б все, как вы, ротозеи,
Что б осталось от Москвы, от Расеи? —
и т. д.

Словом, от патриотизма даже далеких времен у интеллигентной Аси и теперь с души воротило. Вот с какими сотрудничками приходилось Твардовскому делать журнал. Но еще хорошо, что он знал, кто есть кто. А ведь как часто другие либо не знали, либо не придавали этому вопросу никакого значения.
* * *
Роман Федюков
"В 12 км от Осьмино в д. Залустежье проживал прототип знаменитой Песни Д. Бедного «Как родная меня мать провожала» - Иван Ковалев"-это цитата из одной краеведческой статьи. Я потомственный житель д. Залустежье и поэтому очень интересуюсь ее историей. Уважаемые коллеги, буду рад если сможете помочь найти хоть какие-то сведения об истории создания песни. Роман

Уважаемый Роман!
Спасибо, что зашли и начали такую интересную тему.
Я долго искала что-нибудь об истории создания этой замечательной песни и только вот что могу вам предложить.
Но мне кажется, что во многих деревнях найдутся прототипы героя песни, потому что Демьян Бедный сам вырос в бедной крестьянской семье, о чём красноречиво говорит его псевдоним и видел такие проводы, я думаю, не однократно. Но это моё сугубо личное мнение.

Стихотворение Демьяна Бедного (1883-1945) написано в 1918 году, но песней стало позднее - только в 1922 году, когда композитор Д. Васильев-Буглай предложил к нему мелодию шуточной народной песни "Комарик", известной с разными по сюжету текстами у украинцев (начинается «Ой, що ж то за шум учинився») и у русских цыган ("Комаричко"). У украинцев поется о том, как комарик женился на мухе, а у цыган - как комарик свалился с дуба, а мушки его подняли. Украинская песня была записана на пластинку Петром Лещенко (фирма "Колумбия", Англия или филиал, 1936-1937 гг., WHR663, "Комарик", украинская шуточная песня).
Эмма

перевод цыганского "Комарика":

Как-то прилетел комарик
На лужок зеленый,
И уселся тот комарик
На дубе кудрявом.

И уселся тот комарик
На дубе кудрявом,
Но задули, разыгрались
Буйны ветерочки.

Но задули, разыгрались
Буйны ветерочки,
Раскачали, расшатали
Ветки на дубочке.

Раскачали, расшатали
Ветки на дубочке
И стряхнули комарика
На лужок зеленый.

И стряхнули комарика
На лужок зеленый
И разбили комарику
Все-то губы-зубы.

И разбили комарику
Все-то губы-зубы,
Да на помощь прилетели
Две подружки-мушки.

Да на помощь прилетели
Две подружки-мушки,
Подхватили комарика
Под белые ручки.

Подхватили комарика
Под белые ручки,
Утащили комарика
В зеленый лесочек.





Ольга Бубнина
Здравствуйте, Роман! Прочитала Вашу просьбу, комментарий Эммы, думаю, что тут можно найти. А так увлеклась баснями и биографией Бедного, Демьяна - кстати, его имя Придворов Ефим Алексеевич, что НАШЛА и достаточно интересный материал... Сама не ожидала!
Вот читайте статья из краевой газеты "Утро России".Оказывается, он действительно Ваш земляк, только вот имя его Иван Никанорович Никаноров!!!

а вот и статья нашлась:
Люди старшего поколения помнят песню про Ваню, уходившего в солдаты, точнее в Красную Армию. Тогда это было редким явлением, особенно для сельчан. Песня называлась "Проводы" и была очень популярна. Красноармейцы пели ее как строевую. Они звонко чеканили шаг под слова запавшей в душу песни.
Как родная меня мать провожала,
Как тут вся моя родня набежала:
"Ах, куда ты, паренек? Ах, куда ты?
Не ходил бы ты, Ванек, во солдаты!..

Поневоле ты идешь? Аль с охоты?
Ваня, Ваня, пропадешь ни за что ты!
Мать родная по тебе поседела,
Глянь — во поле и в избе сколько дела!.."

Прошли многие десятилетия. Но песня по-прежнему жива. Однако большинство россиян, полагаю, не знает, что герой песни Ванек — не просто собирательный образ, а вполне реальный человек. Это один из первых красноармейцев Иван Никанорович Никаноров, уроженец села Залустежье Гдовского уезда Псковской губернии. Под влиянием большевиков он стал коммунистом, принимал активное участие в борьбе против белогвардейского мятежа, возглавляемого генералом Красновым. Вслед за этим Никаноров участвовал с отрядом революционно настроенных солдат в боях под Псковом в феврале 1918 года против войск кайзеровской Германии, рвавшихся к Петрограду.

Когда наступление немцев было остановлено, солдат Никаноров получил разрешение заехать на побывку в родное Залустежье. То, что там произошло, и послужило основой для написания текста песни "Проводы". Родные стали уговаривать Ивана не уезжать из села в Красную Армию, советовали жениться, обзавестись хозяйством. При этом разговоре присутствовала и Анюта Колопахина, невеста Ивана.

В Красной Армии штыки, чай, найдутся?
Без тебя большевики обойдутся.

* * *
Лучше б ты женился, свет, на Арине.

Но Иван Никаноров не сдавался и дал решительный отпор родственникам: "Не скулите обо мне, ради бога".

В то лето тревожная обстановка сложилась на Восточном фронте. Туда, на помощь красным войскам были направлены 300 петроградских коммунистов. Среди них был и Иван Никаноров.

Ехали посланцы красного Питера через Москву. Здесь и произошла встреча Никанорова с поэтом Демьяном Бедным. Возле здания Реввоенсовета он подошел к красноармейцам и стал расспрашивать их, кто они и откуда родом, где служили. Обратился он и к Ивану Никанорову, тот как раз собирался писать письмо родным в деревню. Иван рассказал все, как было на проводах, как родные не пускали его в Красную Армию.

Позднее Демьян Бедный вспоминал об этой встрече. "Он мне рассказывает, а я смотрю и думаю, что вот такие Иваны и едут мировую контрреволюцию душить, землю для народа завоевывать".

Впервые песня была напечатана в газете "Беднота" 13 декабря 1918 года. Музыки не было, а автором текста был Демьян Бедный. Народ ее быстро подхватил и пел на свой лад. Такой она осталась и поныне.

В годы гражданской войны Иван Никаноров воевал на Восточном и Западном фронтах, а потом громил войска Врангеля. По завершению войны окончил артиллерийскую школу, а потом военную академию. Руководил оборонными предприятиями. В годы Великой Отечественной войны просился на фронт, но его не отпустили: он был очень нужным человеком для военной промышленности.

В послевоенные годы Никаноров ушел в отставку в звании полковника и жил в пригороде Ленинграда.

Сейчас другие времена. Новые песни поют солдаты. Но цель у них та же, что и у ветеранов минувших войн, — верная служба народу, Отечеству.
Николай ЛЕОНОВ,
г. Уссурийск.
* * *
О Демьяне Бедном - почитать
* * *


Едва только Демьян спустится по Троицкому мосту и выйдет из Кремля — до мужика любой губернии рукой подать. Напротив Кутафьей башни — приемная «всероссийского старосты» Калинина. Сюда стекаются ходоки «всей Расеи»; чуть дальше, к Арбату, на Воздвиженке, — редакция «Бедноты». Тут народу не так много, но зато писем — тьма. И люди и письма показывают Демьяну, что мужик в общем доволен: еще бы! После X съезда партии продразверстка заменена продналогом. Положение крестьян облегчено вдвое. Но введение новой экономической политики потянуло за собой новую борьбу, новые вопросы. Но страна утопает в нищете, а газеты выходят с постоянными разделами: «На бескровном фронте». Нет, хотя гражданская война окончена — фронт еще не позади... Единственное, что теперь может урвать Демьян от боевого расписания дня, чем может потешиться в досужий час, — порыться в книгах. Как раз на пути от Михаила Ивановича в «Бедноту» есть хорошая книжная лавка. Удачи ждут не так уж часто. Отбор строг, да и библиотека становится все лучше. В этом деле, как в рыбной ловле: нужно терпение и терпение. Ничего, если находок нет. Зайду завтра! И он двигается дальше.

...До чего же все-таки стар и грязен этот город! Центр — в булыжных мостовых с бесчисленными колдобинами. Извозчики трясутся, колесят, как бог на душу положит, бранясь друг с другом и с прохожими. Автомобилей так мало, что появление их — едва ли не событие. Оживление создают разве только трамваи, да и тех немного; пройдет время — Демьян, активный депутат Московского Совета, подсчитает, сколько прибавилось. Поздравит москвичей с тем, что давка заметно уменьшилась.

...Переполненные вагоны скрежещут тормозами, спускаясь вниз, к Большому театру с Лубянки и Охотному ряду с Тверской, со всех прочих московских холмов и пригорков.

Оглушительно тренькают звонки, сигналя прохожим, снующим вдоль и поперек рельсов. Мальчишки едут, прицепившись к подножкам и буферам, на так называемой «колбасе» — свернутом калачиком рукаве-шланге. Тьма беспризорных. Монахов и монашек. Торговцев вразнос пирожками, открытками, папиросами, семечками, яблоками, ирисками, всякой кустарной мелочью — «чертиками», мячиками, прыгающими на резинках, пятновыводителями, наконец, и книгами. И все кричат: «А вот кому!», «Папиросы «Ира», остались от старого мира!», «Обезьяна Фока танцует без отдыха и срока!», «Что делает жена, когда мужа нема?», «Знаменитый перевод с французского! Давай налетай!», «А кому переводные картинки?»

И все это шумит не где-нибудь на задворках — в самом центре, у самых парадных зданий. Просят нищие в лаптях и сермягах; «благородные» дамы, мужчины; «Офицерик, простясь с эполетами, на углу торгует газетами...» — заметит Демьян, как он примечает все. Еще в кипении гражданской войны уловил взволнованные слухи у Иверской часовни насчет «ликвидации» иконы и спокойно сказал тем, кто «будоражит злые толки»: «Спор вести с детьми за соску взрослым людям не с руки. Измолитесь вы хоть в доску, чудаки!»
полностью тут


* * *
2011 (кликабельно)

Комментарии

( 2 комментария — Оставить комментарий )
Валентин Стекольников
22 фев, 2019 11:55 (UTC)
Странно, что не приведён оригинальный украинский текст "Комарика", в котором, в числе прочего, есть такие слова:
"Закопали москаля у дороги - видно руки, видно ноги, видно роги.
Закопали москаля, как собаку - видно руки, видно ноги, видно уши".
В этом смысле пожелание русскому Ивану "не ходить во солдаты" становится более наглядным и убедительным.
nashenasledie
22 фев, 2019 17:43 (UTC)
Стихотворение Демьяна Бедного написано в 1918 г. на фронте в Свияжске. В 1928 г. композитор Дмитрий Васильев-Буглай приспособил к нему напев украинской песенки "Ой, що ж то за шум учинився" (она же "Комарик"). Это сделано было для инсценировки "Диво-дивное" по басням Д. Бедного в пехотной школе им. ВЦИК. Напев "Комарика" в русской армии использовался на Первой мировой войне, зафиксирован в «Песнях нашей армии» С. Орлова и Ф. Щеглова, изд. Юргенсона, 1915. См.: Нестьев И.В. Массовая песня // Очерки советского музыкального творчества. Т. 1. М.; Л.: Музгиз, 1947. С. 241.

"Комарик" известна также у русских цыган ("Комаричко"). У украинцев поется о том, как комарик женился на мухе, а потом свалился с дуба, а у цыган он сразу свалился с дуба, а мушки его подняли. Украинская песня была записана на пластинку Петром Лещенко (фирма "Колумбия", 1936-1937 гг., WHR663, "Комарик", украинская шуточная песня).

Ой, що там за шум учинився,
Що комар да на мусе оженився.

Он взял себе жинку не величку,
Що не вмеет шиты, мыты, ни вариты.

Полетел комар в чисто поле,
В чисто поле во зелену во дубраву.

Ой, сев комар на дубочек,
Свесив свои ноженьки на пенечек.

Налетела на комара шура-бура,
Она того комарика с дуба сдула.

Ой, упав комар, та й разбився,
Кости, ребра поломав и сгубився.

Ехали дорогой енералы,
Они того комарика трошки прозевали.

Ехал той дорогой пан полковник,
Та й пытает, що лежит за покойник.

Та й пытает, що лежит за покойник:
Чи пан, чи майор, чи полковник.

Это ни пан, ни майор, ни полковник,
Нашей муси, зеленуси полюбовник.

http://a-pesni.org/ukr/ojschotam.php

то, что Вы приводите - гнусный фольклор петлюровского периода небось
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner