НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Сердце России.

kazagrandy Сердце России.
skif_tag Сердце России

0_9254a_94ce932b_XXXL

0_9254b_556c85a6_XXXL

0_9254c_8169db92_XXXL

0_9254d_3f596095_XXXL

0_9254e_7e721dae_XXXL

0_9254f_1d0a4787_XXXL

0_9255a_d52d8216_XXXL

0_9255b_d826a7ce_XXXL

0_9255c_df96c8ff_XXXL

0_9255d_48e6bed0_XXXL

0_9255e_fc6178a6_XXXL

0_9255f_cdf3776e_XXXL

0_92550_66e52406_XXXL

0_92551_89e3ea0c_XXXL

0_92552_e899705a_XXXL

0_92553_7d352d04_XXXL

0_92554_629dbd50_XXXL

0_92555_bdfae039_XXXL

0_92556_79cb90d3_XXXL

0_92557_e5f6a6b0_XXXL

0_92558_7ee0785e_XXXL

0_92559_9e8d1562_XXXL

оздание фототипий к печатному изданию Описи в 1884 г. было поручено свободному художнику, «фотографу его императорского высочества князя Константина Николаевича и их величеств Королей Шведского и Итальянского», фотографу-художнику Артистического кружка Михаилу Михайловичу Панову. Выходца из купеческой семьи приобщил к занятиям фотографией знаменитый фотограф М.Б. Тулинов, а прославленный художник И.Н. Крамской помогал ему готовиться к поступлению в Академию художеств. Крамской, Тулинов и Панов были земляками, все они родом из Воронежской губернии, и сохранили дружбу на всю жизнь. Панов несколько лет работал ретушером, сначала у Тулинова, затем в Петербурге, у фотографа И.Ф. Александровского. Еще будучи студентом Петербургской Академии художеств, к поступлению в которую ему И.Н. Крамской, в декабре 1864 г. Панов приобрел в Москве фотостудию «Париж», находившуюся в доме Раевской напротив Столешникова переулка. Впоследствии он несколько раз менял адреса в Москве, открыл «филиал» на собственной даче в Сокольниках, а в начале 1880-х гг. завел и свою фототипию. В это время фотоателье располагалось в доме Московского Кредитного общества на Петровке.

К моменту издания Описи 1884 г. Панов уже неоднократно проводил съемки в Кремле, в том числе и вещей Оружейной палаты. Между 1872 - 1882 гг. в его фотоателье был создан альбом большеформатных фотографий «Внутренние виды зал Большого Кремлевского дворца, теремов и Успенского собора в Москве», включавший в себя виды Серебряного и Оружейного залов кремлевского придворного музея. Семь фотографий этого альбома в числе других снимков Панова воспроизведены в виде фотогравюр в книге М. Фабрициуса «Кремль в Москве», изданной в 1883 г.

Второго октября 1884 г. Панов дает собственноручную подписку о принятии заказа на изготовление фотографических рисунков к Описи, где оговаривалось их число, цена, порядок оплаты и срок заказа. Спустя три недели, 25 октября 1884 г. после Высочайшего соизволения на издание фотогравюр с вещей, хранящихся в Московской Оружейной палате и утверждения их производства за Пановым, в дополнении подписки он обязался «точно и беспрекословно» исполнять еще ряд условий.

Согласно этим условиям, перед изготовлением собственно фотогравюры фотограф предоставлял на утверждение директора Палаты негатив и его отпечаток «в виде корректуры». В архиве Музея сохранилось 274 таких фотоотпечатка-корректуры, из них 23 не были включены в издание. На полях бланков большинства этих фотографий - резолюции и пометы директора Палаты А.А. Талызина и его помощника Г.Д. Филимонова с датами. Согласно условиям, Панов должен был представить негатив с фотоотпечатком для корректуры в течение пяти дней после съемки. Судя по датам резолюций, первые негативы с вещей Оружейной палаты были выполнены не позже января 1885 г., и съемка шла более полугода: последняя дата утверждения в печать в этом году - 23 сентября. В числе первых в январе 1885 г. были утверждены в печать фотографии ряда вещей, представленных в первом томе Описи: регалии, вещи из царской образной. В конце апреля - начале мая, наряду с ними началась съемка западноевропейского серебра, раковинных кубков, изделий из горного хрусталя, кости, стекла. К концу мая Панов приступил к фотографированию оружия, в июне большую часть снятых вещей составляли предметы Конюшенной казны, ткани и одежды. Ряд вещей были пересняты в 1887 г., о чем подробнее будет сказано ниже. Итак, первые негативы с вещей Оружейной палаты были сняты не позже января 1885 г., однако собственно изготовление фототипий началось не ранее мая того года, когда была доставлена бумага для отпечатки фотогравюр.

К 20 июня 1885 г. Панов исполняет и предоставляет в Оружейную палату 6000 «рисунков фотогравюр» вещей Оружейной палаты (так в этих документах назывались фототипии), 11 июля - 13000 рисунков, 29 июля - еще 16000 рисунков, 2 сентября - 12000, 7 октября - 10000, 17 числа того же месяца - 21000. Таким образом, к середине октября, то есть год спустя заключения условий, согласно известным нам документам, Пановым были представлены 78000 фототипий вещей Оружейной палаты, при этом отмечалось, что «работа им исполнена с большим успехом и вполне удовлетворительно». Со всех сумм, предназначенных к оплате, удерживалось, согласно условиям, 10 %, например, стоимость первой партии фотогравюр составляла 240 руб., выплачено же было 216 руб.

Документы по последующим поступлениям еще не выявлены, но известен итог работы: 500 фототипических таблиц, на которых были представлено 2373 экспоната, в том числе и в палатах бояр Романовых (в Опись к тому времени было включено менее 9500).

Со временем создания фотографических таблиц Описи Оружейной палаты связано и трагическое событие в жизни Михаила Михайловича Панова. В сентябре 1887 г. в его фотомастерской по не установленной причине произошел пожар. Вследствие гибели негативов мастер не выставлял своих работ на Всероссийской фотографической выставке в Историческом музее в 1889 г., что было замечено прессой, при этом упоминались и фототипии собрания Оружейной палаты. Так, газета «Московский листок» писала: «Почему отсутствуют, например, г-н Конарский и г-н Панов, когда фотографии последнего хорошо известны Москве и Петербургу, а фототипии собственной мастерской смело конкурируют с Веной и Парижем? Нам лично не раз приходилось видеть у Панова блестящие альбомы фототипий Оружейной палаты, Большого дворца, теремов, снимки с замечательных картин русских художников и превосходные портреты выдающихся деятелей и писателей»

М.М. Панов работал в разных жанрах, но в историю фотографии он вошел в первую очередь как создатель прекрасной портретной галереи своих современников, как мастер психологического портрета. В литературе особо выделяются портреты И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, П.И. Чайковского, художников-передвижников, выполненные в его фотоателье. В его фотопортрете Ф.М. Достоевского Крамской отмечал в качестве «громадной ценности» - «выражение, духовное сходство, как будто это был настоящий портрет из руки художника, а не механический оттиск» . Кстати, в 1880 г. Панов предлагал Московской Дворцовой Конторе безвозмездную съемку фотографических карточек с придворных служителей Большого Кремлевского дворца, «желая посильно служить высокому делу охраны Его Величества». Но собрание Музеев Московского Кремля освещает масштабность другой стороны деятельности фотоателье М.М. Панова - съемки предметов искусства, видов и интерьеров, фотофиксации реставраций. Фотоателье, включавшее в себя и «фотолитографическое заведение», такого масштаба, как у Панова, было в те времена солидным предприятием с немалым числом работающих и служащих во всех этапах производства: это и съемка, и проявление негативов, и печать фотографий и фотогравюр. Фактически невозможно установить, какие вещи в Оружейной палате мог снимать сам Панов, а какие - фотографы его фотомастерской.

Пятьсот фототипических таблиц, выполненных в фотолитографии Панова, были самым грандиозным фотокаталогом собрания Палаты в XIX - начале XX столетий.
Tags: Кремль, интерьеры, музей, фоторепортаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments