?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Без малого два года прошло с момента установки в Челябинске памятника так называемым чехословацким легионерам, более известным в России как белочехи. 20 октября 2011 года состоялось торжественное открытие монумента, в котором приняли участие заместитель министра обороны Чешской Республики Михаел Хрбата, министр культуры Чешской Республики Йиржи Бессер, посол Чешской Республики в РФ Петр Коларж, представители Министерства обороны, внутренних дел и посольства Словацкой Республики, представители Чехословацкого общества легионеров, представители Минобороны России и руководства Челябинской области — заместитель губернатора В. М. Евдокимов, министр культуры А. В. Бетехтин, глава администрации г. Челябинска С. В. Давыдов. Губернатор Челябинской области Михаил Юревич так прокомментировал решение об установке памятника: «Я, честно говоря, сам узнал об этом в Интернете. Видимо, муниципалитет дал разрешение. Здесь я ничего не могу сказать: в истории именно прохода чешского легиона через наш регион я не силен. Когда учился в школе, нам объясняли, что чехи били Красную армию, а потом пошла другая информация: что они наоборот помогали нашим солдатам, что чем-то конкретно Челябинску помогли. В такие мелочи, поверьте, я как губернатор просто не вмешиваюсь. Если муниципалитет решил установить этот памятник – да ради бога, пусть ставит памятники хоть кому».

Случай с установкой монумента в Челябинске не первый и уж тем более не уникальный. Памятники установлены на Дальнем Востоке (Владивосток), в Поволжье (Самара), в Сибири (Бузулук, Красноярск), на Урале (Екатеринбург, Кунгур, Нижний Тагил, Челябинск) и в Татарстане (с. Верхний Услон). Получается, что на всём протяжении Транссиба, там где 95 лет назад начали свой «славный» путь чехословацкие легионеры, стоят монументы, с надписями – «Здесь покоятся чехословацкие солдаты, храбрые борцы за свободу и самостоятельность своей земли, России и всего славянства. В братской земле отдали жизни за возрождение человечества. Обнажите головы перед могилой героев». Казалось бы, какие могут быть вопросы?

Однако это событие вызвало крайне неоднозначную реакцию среди граждан. Вышли и продолжают выходить статьи, в которых авторы раскрывают роль восстания чехословацкого корпуса в отечественной истории. Не меньше споров вызвало и место установки — напомню, что монумент был установлен на привокзальной площади, «воротах» нашего города. И теперь, наряду с памятником «Сказ об Урале», гостей Челябинска встречает монумент, воздвигнутый в честь интервентов.

статья полностью

После прочтения материала, изложенного выше, возникают два извечных вопроса – кто виноват и что делать? Благодаря чьему «росчерку пера» в нашем городе появился памятник чехословацким интервентам и для чего он здесь находится? Для примирения братских славянских народов и заживления ран столетней давности? Мне так не кажется. Ну не мирятся так люди, не приходят к тебе домой, не ставят памятники в центре города с провокационными надписями, в которых называют твоих предков, сражавшихся с мародёрами и убийцами – врагами славянства и противниками возрождения человечества. Так поступают с побеждёнными и униженными. С теми, о чьё мнение можно вытирать ноги, с теми, кто не способен дать отпор.полностью

* * *
3-метровая скульптура атамана Петра КРАСНОВА, 22 июня 1941 года призвавшего на помощь Гитлеру Господа и казаков, установлена на частном подворье в станице Еланской. Прокуратура Шолоховского района требует снести памятник предателю, а заодно и весь мемориал «Донские казаки в борьбе с большевизмом». Но суд столкнулся с неожиданным препятствием.
Казаки бизнесмена поддержали. И придумали, как сгладить конфликт.
- Главный элемент комплекса - не памятник, а освященный православный крест - символ не только церкви, но и казаков, изгнанных за пределы Родины, - мудрствовал атаман Верхнедонского казачьего округа Всевеликого войска донского Юрий Карташов. И не прогадал - церковь не стала открыто выступать в защиту мемориала, но идею властей о его сносе не поддерживает. Сам же Мелихов упирает на то, что монумент посвящен периоду 1920-х годов и к Великой Отечественной войне отношения не имеет. Герой царской России генерал Краснов изображен в форме императорской армии 1914 года.
Скандальный памятник Петру Краснову, руководителю Главного управления казачьих войск вермахта, и мемориал «Донские казаки в борьбе с большевизмом» авторитетный донской бизнесмен Владимир Мелихов установил на личном подворье в станице Еланской в 2007 году - в самый разгар героизации фашистских прихвостней на Украине и в Эстонии. На открытии мемориала присутствовали сотни казаков Донского и Кубанского войск, священнослужители Ростовской епархии и епископ Женевский и Западно-Европейский РПЦЗ Михаил Донсков.
полностью

2006-7 год
По адресу г. Москва, Ленинградский проспект, д. 75 на территории храма Всех Святых находился «памятник Вождям Белого движения и Казачьим атаманам», многие из которых осуждены и казнены как военные преступники, в частности, группенфюрер СС Гельмут Вильгельм фон Паннвиц, атаман Султан-Клыч-Гирей, атаман Краснов.

Надпись на этом памятнике вызывает недоумение даже у человека,
очень далёкого от военной истории. Почему атаман – «фон»? И если корпус 15-ый, то где остальные 14 корпусов?
































15 кавалерийский корпус на самом деле назывался ХV кавалерийский корпус СС.

Официально существовал с февраля 1945 г. до конца войны. Формирование шло с конца августа 1944 г. согласно решениям, принятым на совещании у Г. Гиммлера: о передаче 1 казачьей дивизии фон Паннвица в состав войск СС и о развёртывании её в корпус. Однако разнообразные «казачьи» части начали создаваться в гитлеровской армии и карательных структурах ещё с октября 1941 г. из белоэмигрантов (командный состав) и добровольцев, зачастую это были уголовные элементы, не имевшие к Дону или Кубани никакого отношения. Идеологическим обоснованием служила одна из концепций немецкой «расовой науки», согласно которой казаки не являются славянами, поскольку происходят от германского племени готов. Казачьи части выполняли в основном полицейские и карательные функции, они оставили кровавый след в Белоруссии, Польше, Югославии, и не удивительно, что после капитуляции Германии их воспринимали не как пленных, а как наёмных убийц и военных преступников.

«Свидетельница: Мы ходили за водой к речке, потому что в колодцах лежали наши деревенские, порубанные. Судья: Кто их убил? Немцы? Свидетельница: Немцев мы как-то не видели. Эти по-русски говорили, которые саблями рубали. Судья: Во что они были одеты? Свидетельница: Помню, что в шароварах с красными полосами и папахах. Ездили верхом. У нас когда говорили, что едут казаки, то все разбегались кто куда…»
(Якубович П. Без памяти. // Советская Белоруссия, 5.02.2002 года)

Гельмут фон Паннвиц (1898 – 1947) – группенфюрер (генерал-лейтенант) СС. Кадровый немецкий офицер, воевал против России ещё в 1 Мировую, вернулся в строй в 1934 г., участвовал в завоевании Польши и Франции, восточную кампанию начал с первого дня нападения на СССР под Брестом, командуя разведывательным подразделением 45 дивизии. Уже тогда обратил на себя внимание жестокостью по отношению к мирному населению. Пользовался покровительством Г. Гиммлера. С июля 1943 г. командовал 1 казачьей дивизией, вместе с которой в ноябре 1944 г. перешёл в войска СС. В январе 1947 г. казнен по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР как военный преступник. Попытка добиться его официальной реабилитации, предпринятая заинтересованными лицами в середине 90-х гг., слава богу, не удалась (См. Александр Улитвинов «Ради друга Гельмута»).

За какое «отечество» и за какую «веру» (в Одина, что ли?) сражался с белорусскими и югославскими крестьянами высокопоставленный немецкий эсэсовец? Интересная теологическая проблема. Мы надеемся, что Патриархия выскажет своё авторитетное мнение по этому поводу, раз уж памятник нацисту установлен на церковной земле.

Что касается других граждан, представленных на памятнике, то это, в большинстве своём, убеждённые нацисты, каратели и военные преступники.

Доманов Тимофей Иванович – в Гражданскую воевал на стороне Белой армии, после войны остался в СССР, работал шахтёром, потом бухгалтером, судим за хищения, сотрудничал с НКВД. В ноябре 1942 г. в г. Шахты предложил свои услуги оккупационным властям. Формировал полицейские части для вермахта, с лета 1944 г. походный атаман т.н. «Казачьего Стана» (сменил на этом посту В.С. Павлова), последнее звание на немецкой службе - генерал-майор. Его подчинённые активно участвовали в подавлении Варшавского восстания и в борьбе с итальянскими партизанами. Не смог получить убежище в Швейцарии, был взят под стражу англичанами и выдан советским властям. Повешен по приговору Военной коллегии.

Зборовский Виктор Эрастович – полковник Белой армии, эмигрант в Югославии, после оккупации Югославии Гитлером участвовал в формировании Русского охранного корпуса, командовал полком, умер в 1944 г. от ранений, полученных в бою с югославскими партизанами.

Кононов Иван Никитич – бывший советский офицер (последнее звание – майор), член ВКП/б, в августе 1941 г. добровольно перешёл на сторону противника, по заданию абвера формировал казачий дивизион, отличился в борьбе с югославскими партизанами (Железный крест 1 и 2 класса, Рыцарский крест от хорватских усташей). В корпусе фон Паннвица дослужился до генерал-майора, командовал пластунской бригадой. После войны ему удалось скрыться в американской оккупационной зоне.

Краснов Петр Николаевич – один из руководителей Белого движения, генерал-лейтенант (1917), патологический антисемит (обвинял А.А. Власова в недостаточном внимании к еврейскому вопросу) и литератор-графоман. В октябре 1917 г. вместе с А.Ф. Керенским пытался совершить контр-переворот, взят в плен большевиками и отпущен под честное слово, в мае 1918 года был избран в Новочеркасске Атаманом Всевеликого Войска Донского и продолжил вооружённую борьбу с Советской властью. Ориентировался на Германию. В феврале 1919 г. подал в отставку. В эмиграции во Франции и Германии. Приветствовал нападение Гитлера на Россию: «Москва корежится в судорогах большевизма и ее нужно покорять железной рукой немецкого солдата». Несмотря на преклонный возраст (1869 г.р.), принимал активное участие в установлении «нового порядка» на оккупированной территории, один из соавторов «Декларации германского правительства к казакам», опубликованной за подписями генерал-фельдмаршала Кейтеля и рейхсминистра Розенберга; с начала марта 1944 г. начальник Главного управления казачьих войск, которое рекламировалось нацистами как своего рода марионеточное «временное правительство» казачьих областей в изгнании. Конфликтовал с А.А. Власовым, поскольку тот, с точки зрения Краснова, представлял «выродившуюся» русскую нацию: «вся Россия кончает самоубийством в угоду американским жидам…» В составе т.н. «Казачьего стана» взят в плен англичанами, передан СССР и приговорен к смертной казни.

Павлов Сергей Васильевич – участник гражданской войны, полковник, в Советском Союзе жил по фальшивым документам, работал инженером. После вступления немецких войск в Новочеркасск предложил им свои услуги. Добился большого успеха в организации казачьих формирований. Получил от немцев звание полковника и «походного атамана», введён в состав Главного управления казачьих войск. Вокруг Главного Управления и персонально В.С. Павлова сформировался т.н. «Казачий стан» из вооруженных коллаборационистов, а также гражданских лиц, отступавших вместе с оккупантами на Запад. Убит белорусскими партизанами в июне 1944 г.

Скородумов Михаил Фёдорович – белый генерал-майор, руководил Югославским отделом Русского Общевоинского Союза (РОВС). Пламенный поклонник Гитлера, опубликовал воззвание («приказ») к русским эмигрантом с требованием вступать в немецкие войска. Организовал Русский Корпус (Русский охранный корпус), который нёс полицейскую службу на территории оккупированной Югославии. Таким специфическим образом эмигранты отблагодарили братьев славян. Сам Скородумов был вскоре отстранён немцами от командования за недисциплинированность (заменён Б.А. Штейфоном). Похоронен в Соединенных Штатах.

Смысловский Борис Алексеевич, он же Артур Хольмстон, он же фон Регенау. Штабс-капитан Белой армии и кадровый офицер германской разведки (абвера). В марте 1942 г. возглавил Зондерштаб –Р («Россия»). Специализация: борьба с партизанами (в том числе – посредством организации фальшивых партизанских отрядов), агентурная и диверсионная работа против СССР. Смысловский активно занимался коммерцией: спекулировал валютой, перепродавал ценности, принадлежавшие советским евреям. Некоторое время находился под следствием, полностью оправдан. В конце войны в звании генерал-майора командовал формированием «Русская национальная Армия», созданным на базе гитлеровских разведшкол. В мае 1945 вместе с главными французскими коллаборационистами и русским великим князем Владимиром Кирилловичем перешёл на территорию Лихтенштейна. Петэн и Лаваль были выданы Франции, однако Смысловский начал активно сотрудничать с американской разведкой и получил политическое убежище. В 1947 г. перебрался в Латинскую Америку, где продолжал бороться за демократию, передавая тамошним диктаторам свой богатый опыт по организации спецслужб, потом вернулся в гостеприимный Лихтенштейн. Дожил до 91 года.

Султан Келеч-Гирей – князь, генерал–майор Белой армии, эмигрант. Во Время Великой Отечественной войны устанавливал «новый порядок» на оккупированных территориях Северного Кавказа, формировал полицейские части из местных жителей. В 1945 г. – в Северной Италии с Кавказским соединением СС. Казнён как военный преступник.

Туркул Антон Васильевич – генерал–майор Белой Армии, в эмиграции один из организаторов РОВС, затем Русского Национального Союза Участников Войны (РНСУВ). Убежденный нацист: «В основу нашего политического мышления мы взяли фашизм и национал-социализм», за что и выслан в 1938 г. из Франции. Активно участвовал в создании власовской «РОА» (о ней см.: Владимир Богомолов «Срам имут и живые, и мертвые, и Россия»), формировал под Зальцбургом для Власова Отдельный корпус, который так и остался несформированным. После войны был арестован западными союзниками, но в 1947 г. освобождён. Председательствовал в комитете ветеранов РОА. Один из авторов концепции т.н. «третьей силы» («между Сталиным и Гитлером»), взятой на вооружение «продвинутой» частью отечественной историографии в 90-е гг.

Шкуро Андрей Григорьевич – генерал-лейтенант Белой армии. Талантливый кавалерийский командир. Войска его во время гражданской войны представляли собой своеобразный вариант махновщины по другую сторону фронта, отличались недисциплинированностью, склонностью к пьянству и грабежам. Эмигрант. В Париже работал наездником в цирке. Вместе с Красновым предложил свои услуги нацистам, возглавлял Резерв казачьих войск – организацию, занимавшуюся вербовкой новобранцев на службу фюреру. После войны разделил судьбу Краснова.

Штейфон Борис Александрович – генерал-майор в армии Врангеля, эмигрант, единомышленник и начальник штаба М.Ф. Скородумова, сменивший его на посту командира Русского Охранного Корпуса. До конца войны сражался за фюрера с партизанами и мирным населением Югославии. Умер в конце апреля 1945 г.

В 60-летний юбилей Победы над фашистской Германией русские фашисты получили свою долю почестей. Фото Антона Красникова (http://www.versiasovsek.ru/material.php?4152)

3 февраля 2006 г.

Уточнение от 9 мая 2007 г.: С удовлетворением сообщаем читателям, что после многих попыток убрать памятник нацистам с московской земли легальными методами, антифашисты разнесли его ударом кувалды. Воссоздать «монумент» сторонникам А.Гитлера и П.Н.Краснова пока не удалось.

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner