НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Леонид Андреев.

в продолжение этого поста.

от marvin_robot

Я ничего не знаю об Андрееве как фотографе, но часть снимков отмечены как "автопортрет".
Снимок сделан предположительно в 1912 году.
Слева направо: Леонид Николаевич Андреев, московский врач Филипп Александрович Добров и маленький Даниил Андреев, сын писателя. Ваммелсуу (Серово).



Анна Андреева, вторая супруга писателя, Марсель, 1910 г. (датировка точная). Вроде как снимок сделан самим Андреевым.


Леонид Андреев перед собственноручно выполненной копией рисунка Франсиско Гойи. ок. 1912 года, Ваммелсуу


Два снимка, которые значатся как автопортреты:
1908 год, место съемки мне неизвестно.


и снимок, который я очень люблю - это приблизительно 1910 год.


Несколько снимков, дата съемки у меня отсутствует.
Занятный портрет:)


Даниил Леонидович:


Анна Андреева в Риме


И просто окрестности Ваммелсуу


Вообще автохромов Андреева сохранилось больше, но их состояние оставляет желать лучшего, ряд снимков я по этой причине не стал включать в эту подборку
Мне думается, что сохранение нашего исторического наследия - задача приоритетная, другое дело, что оцифровка и реставрация подобных снимков - последнее, чем озабочены власти.
Вот фотки порфирородного придурка Ники Романова - это другое дело...

______________________
Добров Филипп Александрович (1869-1941), московский врач и общественный деятель. Был женат на сестре первой жены Андреева Елизавете Михайловне Велигорской. Помимо родственных отношений Андреева связывала с Добровыми долгая дружба.

про Даниила Андреева:

После скоропостижной кончины Александры Михайловны Велигорской отец - Леонид Андреев - отказался воспитывать Даниила, предоставив заботу о нем родственникам жены. Знаменитый писатель предпочел вовсе не видеть своего сына, и если бы не участие в судьбе мальчика семьи Добровых, неизвестно, как сложилась бы жизнь будущего философа.


Не смотря на безвременную кончину матери, мальчик не лишился опеки и заботы со стороны родственников и предков по материнской линии. Бабушка будущего писателя (дочь Тараса Шевченко) Ефросинья Варфоломеевна Шевченко-Велигорская перевезла младенца из Берлина в Москву, избавив отца от тягот кормления и воспитания Данилы. Таким образом, маленький Даниил, будучи всего несколько недель отроду, остался дважды сиротой (умерла мать, и отказался от ребенка родной отец). Даниил Андреев вырос не в семье отца, отличавшегося дурным нравом, а в известной своей добротой и открытостью московской православной семье Добровых. Сей факт представляется весьма символичным, поскольку именно в семье Добровых формировалось мироощущение будущего философа-идеалиста, мечтавшего о царстве добра и справедливости.

Если бы воспитанием Даниила Андреева занимался не московский врач Филипп Добров, а родной отец - писатель Леонид Андреев, то, вполне вероятно, тонкая психика юного фантаста впитала бы жуткие образы литературных опусов отца. Что могло бы из этого выйти - просто жутко представить. Пророк света и добра вырос в атмосфере любви и заботы, под защитой доброго фравахара матери. Но если бы тлен и разложение отцовского нигилизма коснулось первых ростков литературно-духовного творчества юного поэта-фантаста, возможно, в лице Даниила Андреева человечество получило бы одного из самых талантливых лжеучителей, воспевающих насилие и ужасы войны. Слава Богу, этого не произошло.

полностью здесь


из воспоминаний супруги Даниила Леонидовича Андреева Аллы Александровны (1915-2005)

Семья Добровых, как я уже говорила, жила в Малом Левшинском переулке, на Пречистенке. До 60-х годов там стоял двухэтажный, ничем не примечательный домик. Он был очень стар и пережил еще пожар Москвы при Наполеоне. Такие дома в Москве называли «донаполеоновскими». На месте этого снесенного в 60-х годах дома так ничего и не построили.

Квартира, в которой жили Добровы, занимала весь первый этаж дома, а кухня и всякие подсобные помещения были в подвале, куда шла узкая и крутая лестница. Входная дверь в квартиру вела прямо из переулка, большая, высокая, с медной табличкой «Доктор Филипп Александрович Добров».
<...>
Я не хочу ни одного недоброго слова сказать об этих людях, так любимых Даниилом. Но через них чувствую тот тонкий ядовитый аромат, которого сейчас не ощущают в столь превозносимом Серебряном веке. Да, этот век дал нам удивительные цветы — великих поэтов и художников, но дурманящий запах неверности, расшатывания глубоких устоев, по-своему обаятельная, болезненно прекрасная недостоверность — все это тоже вплелось в трагедию революции, а платила за все это — Россия. И - мистически — правильна, справедлива была наша личная расплата собственной жизнью в лагерях и тюрьмах. Расшатывать устои нельзя, нельзя играть с отравой, а этого хватало в Серебряном веке. Этого тонкого, дурманного веяния не было в старших — ни в Добровых, ни в моих родителях. Не было его и в Данииле. Он проходил своими темными тропами юности, страшнее заплатил за это и вышел к Свету полнее, чем творцы Серебряной измены.
полностью


Фотографии сделаны Андреевым 100 лет назад и были опубликованы исследователем творчества Леонида Андреева Ричардом Дэвисом в фотоальбоме. Ричард Дэвис этот альбом подарил сайту terijoki.spb.ru и разрешил опубликовать несколько фотографий из него. Можно посмотреть ещё снимки - матери писателя, его жены Анны и сына Вадима.
Tags: Пречистенка, Старая Москва, архивы и документы, мемуары/письма, старые фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments