НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Category:

Закон о возвращении церковной собственности. Что думаете?



«РУССКИЙ ВЗГЛЯД» - ВОЗВРАЩЕНИЕ ЦЕРКОВНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

В программе принимали участие:

Сергей Попов, председатель комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций
Николай Котрелев, филолог, сотрудник института мировой литературы Российской академии наук
Ксения Чернега, юрисконсульт Московской Патриархии
Владимир Кашин, депутат Государственной думы, заместитель председателя ЦК КПРФ, член Российской академии сельскохозяйственных наук
Протоиерей Всеволод Чаплин, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата
ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Сегодня крупнейшим актом приватизации в России называют возможное возвращение церковной собственности. Церкви наконец-то возвращают то, что было незаконно отнято или государство в ситуации финансового кризиса просто пытается избавиться от финансирования церковной недвижимости. Так ли нужен и важен самой церкви этот закон? «Русский взгляд» на возвращение церковной собственности - тема нашей программы. Я, Лена Писарева, здравствуйте.

В студии программы «Русский взгляд» главный герой программы председатель комитета Государственной думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Попов.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Сергей Александрович, здравствуйте!

СЕРГЕЙ ПОПОВ: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, выгоден ли этот закон самой церкви?

СЕРГЕЙ ПОПОВ: Я думаю, очень важен, очень нужен и своевременен. С моей точки зрения, это право было записано еще в законе о свободе совести, но не было порядка. Вот теперь порядок будет определен законом.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Поговорим сегодня об этом, а сейчас гости в студии программы.

В студии программы «Русский взгляд» филолог, сотрудник института мировой литературы Российской академии наук Николай Котрелев.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Николай Всеволодович, здравствуйте. Присаживайтесь.

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Спасибо. А вы стоите.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, а я буду стоять всю программу, присаживайтесь. Ничего страшного. Скажите, пожалуйста, как вам кажется, церкви выгоден этот закон?

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Я бы не хотел вообще говорить в терминах выгоден или не выгоден, тут нет торговли. Если этот закон кому-то нужен, то, прежде всего, он нужен государству. Государство очищается от того тяжелого греха, от того наследия, которое оно взяло на себя в 17-м году. И я рад за государство, я лояльный гражданин, но теперь я могу относиться к государству еще лучше. Для церкви это тяжелое испытание. И всё, о чем было сказано в сюжете, безусловно, правда. И можно говорить о еще больших трудностях в приятии такого сокровища, которое церковь снова берет в руки.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ну, о всех плюсах и минусах мы поговорим еще сегодня. А сейчас наш следующий гость.

В студии программы «Русский взгляд» юрисконсульт Московской Патриархии Ксения Чернега.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения Александровна, добрый день!

КСЕНИЯ ЧЕРНЕГА: Добрый день!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А как вам кажется, этот закон выгоден для церкви?

КСЕНИЯ ЧЕРНЕГА: Безусловно, этот закон нужен церкви. Еще в 2003 году мы поставили вопрос о его разработке. Но в том виде, в котором сейчас представлен законопроект, он не вполне учитывает интересы церкви, и отдельные его положения должны быть пересмотрены. Главное же назначение законопроекта в том, чтобы обязать госорганы при наличии соответствующих обращений, приходов, монастырей, епархий передавать церкви то имущество, которое оно испрашивает.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Спасибо. Наш следующий гость.

В студии программы «Русский взгляд» депутат Государственной Думы, заместитель председателя ЦК КПРФ, академик Академии сельскохозяйственных наук Владимир Кашин.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Владимир Иванович, здравствуйте!

ВЛАДИМИР КАШИН: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Что вы думаете, нужен ли церкви такой закон?

ВЛАДИМИР КАШИН: Ну, во-первых, я хочу сказать, что еще депутаты не видели этого закона. Дискуссия, которая идет сейчас в обществе, по большому счету говорит о том, что интерес у населения и у элиты к этому вопросу, к этой проблеме достаточно высок. Вопрос не простой, вопрос не простой. Если посмотреть на историю, то он всегда был сложным. Можно обратиться к Ключевскому, к другим нашим историкам и почувствовать, и понять, как создавалась церковная собственность, и земельная, и имущественная. И какие тенденции, и какие потери несла церковь, приобретая монастыри, земли, и какие расколы она пережила. Поэтому вопрос очень не простой, тем более время сегодня мы переживаем особое. Поскольку ведь если прихватить, допустим, сегодня в Сарове или в Рязани Кремль, это одно. А если дойти там до Сараевской церкви прихода Рязанской области или Шатского там района, или приехать в дальнюю глубинку нашей Амурской области или в Брянщину приехать, то это совершенно другие нужны усилия, чтобы решать чисто хозяйственный вопрос.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Владимир Иванович, мы всё это сейчас обсудим, только пригласим еще одного гостя. Спасибо. Наш следующий гость.

В студии программы «Русский взгляд» заместитель председателя отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Всеволод, добрый день!

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: Здравствуйте!

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Как вам кажется, выгоден ли церкви новый закон?

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: Николай Всеволодович прекрасно сказал, что вопрос здесь не о выгоде, а вопрос восстановления справедливости. Речь идет о том, что предлагается вернуть на основе твердого права собственности религиозным общинам все здания, которые у них были отняты беззаконно и несправедливо после 17-го года. И более того, речь идет о том, что передаваться в собственность будут те храмы, монастыри и иные, как говорят юристы, объекты религиозного назначения, которые уже находятся в пользовании у религиозных общин. Там уже молятся, там уже идет церковная жизнь. Некоторые журналисты поспешили сказать, что по этому закону церкви будут переданы доходные дома, поля, леса, моря, океаны и еще что-то, это неправда. Речь идет прежде всего о тех зданиях, которые действительно используются для религиозных целей, которые уже находятся в руках верующих людей.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Ксения Александровна, почему говорят, неправомерно называть этот закон реституцией?

КСЕНИЯ ЧЕРНЕГА: Понятие реституции определено законодательством. В нашем законодательстве нет специальной статьи, посвященной этому понятию. За рубежом такие статьи существуют. Реституция понимается как возврат собственнику полученного имущества в натуре. В случае если такой возврат невозможен, собственнику выплачивается компенсация. Имущество возвращается только в собственность прежнему владельцу. Тот законопроект, который сегодня предложен Минэкономразвития России, предполагает передачу имущества не только в собственность, но и безвозмездное пользование, если, например, религиозная организация того желает. Или объект изъят из оборота, бывают такие случаи, например, объекты всемирного наследия, включенные в список ЮНЕСКО. Они не могут быть переданы в собственность религиозной организации, поскольку являются исключительной собственностью государства. Выплату компенсации в случае невозможности возврата законопроект не предусматривает. И в этом смысле, например, можно привести в качестве такого сравнения Литовский закон о восстановлении прав религиозных организаций на имущество. Он предусматривает реституцию, в случае если имущество не может быть возвращено церкви, например, жилые помещения, относятся к таким объектам. Государство выплачивает церкви компенсацию либо денежную, либо предоставляет другое равноценное имущество взамен того, который невозможно передать. Таких механизмов российский законопроект не предусматривает. И о реституции в нем совершенно не идет речь. Даже не говорится о том, что имущество было когда-то незаконно изъято у церкви, и возвращается законному владельцу. Этих формулировок в законе нет.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Отец Всеволод, а как вы относитесь к мнению, что государство хочет избавиться от недвижимости, чтобы церковь сама отвечала за церковную недвижимость?

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: Вы знаете, с одной стороны, на самом деле церковь ведь и восстанавливала все здания, о которых идет речь. В 90-е годы, когда шла основная работа по восстановлению храмовых зданий, государство помогало очень мало. Сейчас действительно за последние пять лет средства, выделяемые на восстановление тех зданий, которые находятся в пользовании религиозных общин, но в собственности государства, это реальные средства. Но и они, наверное, покрывают, я думаю, навскидку от 10 до 20 процентов всех нужд, которые есть. И на самом деле, десять лет назад церковь сама восстанавливала эти здания, а сейчас тоже большую часть средств она же и выделяет. Но мы знаем, что в центре Москвы, а тем более на окраинах Москвы, в храме очень много прихожан, и они могут поднять работу по восстановлению. А вот в сельской местности

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: А что в сельской местности?

СЕРГЕЙ ПОПОВ: 20-30 старушек иногда живет в деревне. Там есть религиозные общины, они, может быть, от силы могут оплачивать еду для священника, но не более того. Священник часто почти не получает денег, а вот восстанавливать храм они, конечно, не в силах. У церкви тоже нет средств им помогать централизованно. Поэтому, мне думается, что государство все-таки должно на моральном уровне вспомнить о том, что не без вины предыдущего государства эти памятники были оскорблены и разрушены, или оставлены в запустении, сейчас все-таки восстановить и поддерживать их надо нашими общими усилиями. А не бросать этот памятник на 20 старушек, которые живут в Вологодской или Ярославской деревне.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Владимир Иванович, в начале ХХ века коммунисты отнимали у церкви ее собственность, причем, это было всё очень жестоко и несправедливо. Действительно, не пришло ли сейчас время вернуть церкви то, что было незаконно отнято?

ВЛАДИМИР КАШИН: Я должен сказать, если сейчас посмотреть 20-летнюю историю новой нашей России, то мы увидим, конечно, тот беспредел, который совершился в отношении, допустим, сельской местности. И дома культуры, и библиотеки из непосредственно созданных некогда крупных мощных хозяйств уничтожено так, что 45 миллионов гектаров земли заброшено. И, конечно, если мы сегодня будем говорить о том, что давайте строить только церкви на селе, то это утопия, ничего из этого не будет.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Нет, Владимир Иванович, мы, конечно, всё будем восстанавливать, просто говорим сегодня о церковной собственности.

ВЛАДИМИР КАШИН: Конечно, надо определиться с приоритетами, если мы говорим сегодня о селе. В первую очередь, мы должны создать там производства, условия для жизни.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Владимир Иванович, а параллельно нельзя всё это делать?

ВЛАДИМИР КАШИН: И вот тогда можно думать о тех людях, кто пойдет в церковь, кто пойдет в дом культуры, кто пойдет в библиотеку, кто будет смотреть телевизор.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, Владимир Иванович, у нас тема сегодня возвращение, нужно ли вернуть...

ВЛАДИМИР КАШИН: Я еще раз хочу сказать, я еще раз хочу сказать, что государство сегодня, дай бог, вот в этот период кризиса справится с выплатой пенсий, с безработицей. И вот в этот период навязывать то, что дайте денег на восстановление церкви, это не по-божески. А в принципе, когда мы выйдем из этой ситуации на нормальный уровень, когда мы вернем недра, когда мы вернем недра народу, когда мы вернем все богатства народу...

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Каждой семье по квартире в 80-м году, правильно.

ВЛАДИМИР КАШИН: вот тогда можно будет, когда у нас появится бюджет хороший в стране.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Это когда Владимир Иванович?

ВЛАДИМИР КАШИН: А это когда, когда

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Не дождемся, не дождемся

ВЛАДИМИР КАШИН: когда управленцы придут эффективные, вот как церковь. Вот они за всё берутся, у них всё получается.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Так, может быть, отдать?

ВЛАДИМИР КАШИН: Но у них, наверное, миллиардеров за эти годы не образовалось долларовых, как у нас в России. Сотни миллиардеров, и нищета кругом. Вот когда будут нормальные эффективные управленцы, когда придут к государству те люди, которые любят свою страну, а не тащат деньги за рубеж, которые будут думать и о нравственности, и о физике, вот тогда у нас всё получится. А это всё зависит от народа. В седьмой статье Конституции мы объявлены, как социальное государство. И единственным источником власти является народ. И вот он, народ должен и побеспокоиться и о духовном, и о естественном.

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: На самом деле нужно всё. Нужны населению и библиотеки, и школы, и нормальное производство, и нужны храмы. Но часто получается так - школы закрываются, библиотеки исчезают, и именно вокруг прихода вновь появляется жизнь, которая позволяет создать и библиотеку, а в будущем, может быть, и школу.

ВЛАДИМИР КАШИН: Да мы не против, но всё равно согласитесь, что производство сначала должно быть.

ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: Здесь нужно вместе, вместе работать, и вместе всё делать.

СЕРГЕЙ ПОПОВ: Один пример можно в связи с этим? Не могу согласиться, Владимир Иванович, с вами. В Ивановской губернии, в области есть великолепный Николо-Шартомский монастырь, советую вам туда съездить.

ВЛАДИМИР КАШИН: А я был там.

СЕРГЕЙ ПОПОВ: Вот в 91-м году, прошу прощения, пять сел лежали полностью на боку, производство полностью было уничтожено, и монастырь был разрушен. Создалась обитель. Сегодня, как вы знаете, урожайность зерна там 48 центнеров с гектара, сегодня там все сёла живут нормальной жизнью: школы восстановлены, детские сады работают, пьянство прекратилось. Вот пример обители, как она влияет на духовность и реальное производство.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: И таких случаев, примеров мы знаем очень много. Как вам кажется, почему тогда такое недоверие к церкви сегодня? Почему такое опасение вызывают передачи церкви

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: У кого вызывает опасения? Я хочу понять.

СЕРГЕЙ ПОПОВ: На самом деле ведь о чем мы говорим, в законе дается право. И я еще раз хочу подчеркнуть для всех, что этим законом жестко никто никого ни к чему не обязывает. Но это право должно быть. Точно так же, как должно быть право, о чем мы говорили, право возможности финансирования. Нет сегодня в бюджете, допустим, местном достаточных средств для восстановления. Но если завтра деньги появятся, должно быть юридическое право, правильно, Владимир Иванович, чтоб можно было из этих средств выделить на реставрацию храма и на постройку. Потому что если мы это право сегодня не заложим, то завтра, когда возникнут нормальные предпосылки, ничего не будет. Поэтому этот закон расшивает те противоречия, которые есть на сегодняшний день.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Да, Николай Всеволодович, я хочу все-таки вас заверить, что люди, которые не доверяют церкви, они есть. И часто можно услышать их голоса, потому что они боятся, что церковь будет неправильно обращаться с церковной недвижимостью, они боятся за сохранность памятников.

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: В аренду сдавать, коммерцией заниматься?

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Что бы вы им могли сказать.

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Во-первых, они не боятся, они говорят, что они боятся.

ЕЛЕНА ПИСАРЕВА: Они говорят, что боятся, и они этого не хотят, давайте так скажем.

НИКОЛАЙ КОТРЕЛЕВ: Они хотят, чтобы ничего не возвращалось, и чтобы церкви не было, это первое. Те, кто опасается, что церковь в своем хозяйственном, практическом делании может спотыкаться о какие-то подводные камни, которые собственность, богатство всегда для человека, для любой организации готовит, этих людей не так много. Слышны как раз те, которые кричат, что это незаконно, что это не нужно, что попы всё разворуют и так далее. То есть за этим стоит определенный, думаю, что сравнительно немногочисленный контингент, клон нашего народа. И считаться с этими голосами нужно, тем более что они самые крикливые, в их руках и радио, и Интернет, и очень много, увы, на телевидении. При этом они говорят, что как раз их всего лишили. Это нечестные люди. Но и тогда, если мы в какой-то области констатируем их нечестность, имеет смысл думать, что и аргументы их о неправильности этой законной инициативы тоже выдуманы, состроены специально для того, чтобы дискредитировать идею закона такого правильного устроения жизни государственной.

продолжение следует

Искусствовед Алексей Лебедев:

- Для власти это мечта о новой идеологии и новой национальной идее. А для религиозных организаций, в первую очередь для РПЦ, это конечно, мечта о собственности. Это бартер.

- Последствия для памятников истории и культуры будут чудовищными. Дело в том, что в законе такого понятия нет вообще. А есть "имущество религиозного назначения". Авторы делают вид, что не понимают разницы между, предположим, гаубицей – имуществом военного назначения, и Царь-пушкой – памятником истории и культуры. Юридически это описывается как объекты гражданских прав, изъятые из имущественного оборота. Тридцать процентов музейных зданий в России могут быть отнесены к имуществу религиозного назначения. А это значит, что в повестке дня – массовое разрушение памятников древнерусского искусства.
отсюда
Tags: 3 канал, Государственная Дума, РПЦ, Русский взгляд, законы, музей, православие, храмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments