?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

pravdoiskatel77 Операция «Послушники»

от roman_n





"Мы впервые расскажем, как наши разведчики в рясах приближали эту победу. Как они стали своими среди чужих и чужими среди своих. Их считали отщепенцами и предателями. И это тоже нужно было стерпеть.

Сохранить в тайне подготовку грандиозного наступления на Курск немцам так и не удалось. Мы впервые покажем боевой приказ Гитлера номер 6, в котором фюрер объявлял о начале операции "Цитадель". Приказ имел всего 13 засекреченных копий "только для Высшего командования". Но за три месяца до решающей схватки советской разведке удалось текст одной из них переправить в Кремль. Немцы и не догадывались, что уже не могут рассчитывать на фактор внезапности. Чтобы немецкое командование до последнего считало, что к основному удару Вермахта русские готовятся не под Курском – а под Москвой, была разработана многоуровневая "операция прикрытия", включавшая в себя несколько радиоигр, объединённых под грифом "Э" (эфир).

Одна из таких радиоигр – операция "Послушники"., по признанию разведчиков, одна из самых засекреченных - некоторые детали её нельзя разглашать до сих пор. В чём же была уникальность операции со столь непривычным названием? Чтобы ответить на этот вопрос, наша съёмочная группа отправилась в древние пещеры Псково-Печёрского монастыря. Именно здесь, среди мощей святых угодников, куда не имеет доступа даже большая часть монастырской братии – прятались наши разведчики…, переодевшись в монашеские рясы, выучив азы церковных служб и обрядов. А порой и монахам приходилось выполнять задания советской разведки. Находили здесь убежище и действующие на оккупированной территории связники, диверсанты и партизаны.

Благодаря радиоигре наших разведчиков к началу битвы на Курской дуге советским войскам удалось добиться численного перевеса – часть своих дивизий Вермахт перевёл на Центральный участок фронта, где, согласно полученным радиограммам, следовало ожидать контрудар Советской армии.

Но почему русские священнослужители, практически поголовно пострадавшие в годы "безбожной пятилетки" накануне войны, согласились участвовать в этой операции? А некоторые – и погибли от рук захватчиков, выполняя свой долг? Удивительно, один из главных героев этой истории - епископ Василий Ратмиров - ещё в июле сам пришёл в московский военкомат с просьбой отправить его на фронт. Когда его заявление легло на стол руководства внешней разведки - и началась разработка операции "Послушники". Советские спецслужбы, ещё недавно безжалостно расправлявшиеся со священнослужителями, безошибочно рассчитали – им можно довериться.

5 августа 1943 г. в честь взятия Орла и Белгорода впервые за 2 года войны в Москве был дан победный салют. Этот салют был и в честь наших разведчиков в рясах.

Проведены съемки в уникальных пещерных лабиринтах Псково-Печёрского монастыря, в крепости и музее города Порхова, в Пскове, Куйбышеве и Твери, а также в архивах города Москвы."
http://www.1tv.ru/anons/id=194561
Операция `Послушники`. Между молотом и наковальней - Скоро в эфире - Первый канал







"«Операция «Послушники» проводилась под прикрытием как бы существовавшего антисоветского религиозного подполья, поддерживаемого Русской Православной Церковью в Москве. По легенде возглавлял это подполье епископ Ратмиров. Он работал под контролем Зои Рыбкиной в Калинине, когда город находился в руках немцев. При содействии епископа Ратмирова и митрополита Московского Сергия нам удалось внедрить двух молодых офицеров НКВД в круг церковников, сотрудничавших с немцами на оккупированной территории…

Подготовленные нами материалы о патриотической позиции Русской Православной Церкви, ее консолидирующей роли в набиравшем силу антифашистском движении славянских народов на Балканах и неофициальные зондажные просьбы Рузвельта улучшить политическое и правовое положение Православной Церкви, переданные через Гарримана Сталину, очевидно, убедили его пойти навстречу союзникам и вести по отношению к Церкви менее жесткую политику. Сталин сделал неожиданный шаг: разрешил провести выборы Патриарха Русской Православной Церкви.

По приказу Сталина епископ Ратмиров после войны был награжден золотыми часами и медалью. Непосредственно руководившие его работой и находившиеся вместе с ним в немецком тылу под видом священнослужителей наши офицеры Иванов и Михеев получили боевые ордена». (Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М., 1997, сс. 190-192)

В любом исследовании показаний одного свидетеля недостаточно, поэтому необходимо привести свидетельство другого человека, имевшего непосредственное отношение к вышеописанной операции советской разведки. Это руководитель спецгруппы, состоящей из офицеров НКВД Иванова и Михеева, отправленных в тыл врага, полковник Зоя Рыбкина. Именно она готовила группу к заброске к немцам и ей вместе с Судоплатовым принадлежит идея этой блестяще подготовленной и проведенной операции. Но прежде чем перейти к воспоминаниям разведчицы, стоит отметить, что она известна многим советским читателям как детская писательница Зоя Воскресенская.

В своей книге «Под псевдонимом Ирина», написанной незадолго до смерти, Рыбкина-Воскресенская посвятила операции «Послушники», вернее, ее начальной фазе, целую главу под названием «В храме Божьем». Рассказ начинается со знакомства с епископом Василием (Ратмировым):

«Мы встретились с Василием Михайловичем в кабинете райвоенкомата. Я уже знала, что в военкомат обратился епископ Василий, Василий Михайлович Ратмиров, с просьбой направить его на фронт…

Я пригласила епископа к себе на квартиру… Василий Михайлович рассказал, что принадлежал к «обновленческой Церкви, но разочаровался в ней и в 1939 году ушел на пенсию. Сейчас ему 54 года. В связи с тяжелым положением в стране он обратился к Патриаршему местоблюстителю митрополиту Сергию принять его обратно в лоно Церкви… Митрополит назначил его Житомирским епископом. Но Житомир вскоре был занят немецкими оккупантами, и тогда его назначили епископом в Калинин. Он рвался на фронт и потому обратился в райвоенкомат.

Я спросила его, согласится ли он взять под свою опеку двух разведчиков, которые не помешают ему выполнять долг архипастыря, а он прикроет их своим саном. Василий Михайлович не сразу согласился, подробно расспрашивал, чем они будут заниматься и не осквернят ли храм кровопролитием. Я заверила его, что эти люди будут вести тайное наблюдение за врагом, военными объектами, передвижением войсковых частей, выявлять засылаемых к нам в тыл шпионов. Епископ согласился…

…Руководителем группы назначили подполковника нашей службы Василия Михайловича Иванова… Владыку Василия с его будущими помощниками знакомила каждого в отдельности. Подполковник пришелся епископу по душе…

А вот кандидатуру радиста, отобранного в ЦК ВЛКСМ, епископ отклонил. Участникам операции было необходимо хорошо освоить церковно-славянский язык и Устав богослужения. Ведь им предстояло под видом священнослужителей вместе с епископом Василием совершать всевозможные богослужения и требы. При этом никому и в голову не должно был прийти, что под видом православного духовенства скрываются разведчики. Специальной подготовкой руководил сам владыка Василий. Для начала он поручил радисту выучить молитву «Отче наш».

«Комсомолец» вел себя довольно развязно, но я знала, что он первоклассный радист, и надеялась на его благоразумие.

К сожалению, парень оказался легкомысленным и на вопрос владыки, выучил ли он молитву, бойко ответил: «Отче наш, блины мажь. Иже еси — блины на стол неси…» и нечто подобное в том же духе.

- Хватит, — остановил его епископ. — Считайте себя свободным.

…Посоветовались с руководством и решили выделить вторым в разведгруппу нашего кадрового работника Ивана Васильевича Куликова».

Будучи в своей «первой жизни» разведчицей, а только во «второй жизни» — писательницей, Зоя Ивановна так и не решилась в своей последней книге, которая писалась уже в начале 1990-х годов, раскрыть подлинное имя второго разведчика. Поэтому Иван Иванович Михеев превратился у нее в Ивана Васильевича Куликова, тем более что до конца своих дней она дружила с ним и его семьей и не была склонна выдавать чужие тайны.

Из воспоминаний полковника в отставке И.И. Михеева:

«Когда меня, 22-летнего сержанта истребительного батальона войск НКВД, пригласили в кабинет начальника управления по работе в тылу врага П.А. Судоплатова, я очень удивился. Еще большее удивление вызвало присутствие в кабинете молодой высокой женщины очень привлекательной наружности. И уже совсем ничего не мог понять, когда меня стали подробно расспрашивать, как я отношусь к Церкви и часто ли бываю на богослужении».

Владыка Василий обучал своих помощников Слову Божьему и другим церковным премудростям на квартире у Зои Ивановны. И только церковное облачение примеряли в кабинете у П.А. Судоплатова.

Как рассказывает Зоя Рыбкина, епископу Иван Михеев понравился. Иванов и Михеев тоже установили между собой добрый контакт. Получили псевдонимы: Иванов — Васько, Михеев — Михась. Каждый день на квартире Рыбкиной епископ Василий обучал членов разведгруппы всему тому, что было необходимо знать для участия в архиерейских службах. Облачение для епископа и его помощников (иподиаконов) были получены из фондов музея.

18 августа 1941 года группу направили в прифронтовой Калинин. Службу они начали в Покровской церкви, но 14 октября вражеская авиация ее разбомбила, и епископ со своими помощниками перешли в городской собор.

Вскоре немцы заняли Калинин. Владыка послал Михася к бургомистру, попросил взять его и помощников на довольствие, магазины в городе опустели. Бургомистр обещал, но тут же епископа вызывали к начальнику гестапо. Через переводчицу, православную немку Линду, владыка объяснил местному фюреру, что он епископ, при советской власти был посажен в тюрьму и отбывал наказание на Севере, в Коми. Начальник гестапо выразил надежду, что русский священник, обиженный комиссарами, окажет содействие немецкому командованию, в частности поможет выявить укрытые продовольственные склады. Епископ уклонился от прямого ответа, объяснив, что его главной заботой является духовная жизнь паствы.

Молва о владыке Василии, столь ревностно пекущемся о своих прихожанах, быстро распространилась по всему городу. Жители потянулись к собору.

Разведгруппа успешно выполняла свое оперативное задание. Васько и Михась налаживали связи с населением, выявляли пособников оккупантов, собирали материалы о численности и расположении немецких штабов и баз, вели учет прибывающих пополнений. Собранные сведения немедленно передавались в Центр через радистку-шифровальщицу Аню Баженову (Марту).

Город был в руках немцев два месяца, а когда фронт стал стремительно приближаться, разведгруппа получила указание Центра уходить из города с немецкой армией. После освобождения города к нашему командованию посыпались заявления о «подозрительном» поведении епископа… Смерш (военная контрразведка) готов был арестовать группу, но Москва приказала взять ее под охрану. В дело вмешался заместитель начальника местного управления Крашенинников, только он знал о спецзадании группы».

Результаты работы разведгруппы были убедительны. Разведчики сообщили о выявленных ими более 30 агентов гестапо, поименно и с адресами, а также места тайных складов оружия… (Зоя Воскресенская. «Под псевдонимом Ирина». М., «Современник», 1997, сс. 65-70.)

Патриотический подвиг епископа Василия Ратмирова был высоко оценен. Решением Синода ему был присвоен сан архиепископа. От советской разведки Василий Михайлович получил в знак благодарности золотые часы. Другие члены группы были награждены орденом «Знак Почета». По указанию Патриарха Алексия I владыка Василий был назначен архиепископом Минским.

Из досье «НГР»

Василий (Ратмиров). Посвящен в сан епископа в 1921 году.

В 1920-е гг. уклонился в обновленческий раскол, где был назначен управляющим делами Священного обновленческого Синода. В 1941 году принес покаяние пред Патриаршим местоблюстителем, митрополитом Сергием (Страгородским), и был принят в общение с Православною Церковью в сане епископа и назначен на Калининскую кафедру. С сентября 1944 года — архиепископ Минский и Белорусский. В апреле 1945 года, принимая во внимание его архипастырские труды и патриотическую деятельность, награжден правом ношения креста на клобуке. 13 января 1947 года ввиду серьезного заболевания уволен на покой. Скончался около 1970 года."
http://ohranka.com/archives/31176
Операция «Послушники» | Охранка



Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner