НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

ВЕЛИКИЙ ГРАЖДАНИН




К. Р. с особым вниманием отнесся к проведению 100-летней годовщины со дня рождения А. С. Пушкина. Его дневник свидетельствует о том, что он заблаговременно начал убеждать императора о необходимости проведения пушкинского юбилея как всенародного торжества. К. Р. же и возглавил комитет по проведению праздника. По инициативе К. Р. было решено создать к юбилею не скульптурный монумент, но памятник нового типа: архивное, музейное и научно-исследовательское учреждение с главной целью изучения и издания наследия Пушкина и с названием «Пушкинский Дом». Было приобретено в казну имение Пушкиных «Михайловское», реставрирована и взята под охрану государством могила поэта. С инициативой президента были связаны и другие юбилейные акции: увеличена пенсия дочери Пушкина Марии Александровне Гартунг, выпущена медаль за отличие выпускникам учебных заведений, массовым тиражом выпущена «Песня о вещем Олеге» с рисунками Васнецова и портрет-гравюра работы Т. Райта, издан сборник «Пушкин и его современники». дальше


Военную службу К. Р. начал в 12 лет простым матросом.
В 1877 году 19-летний великий князь отправляется на фронт — русско-турецкая война.


Спустя несколько месяцев, уже получает орден Святого Георгия IV степени за личную храбрость. Последнее его назначение — генерал-инспектор военно-учебных заведений и на этой должности он оставался до конца жизни. По его инициативе, в кадетских корпусах были введены новые учебные программы, созваны и проведены почти полсотни съездов учителей и преподавателей, появилась целая система воспитания российской военной молодежи. К. Р. называли «Отцом всех кадет».


Долг перед Отечеством, правящей династией и семьей во всю жизнь будет для Константина Константиновича непререкаем и священен: верой и правдой служил он императорам Александру II, Александру III и Николаю II – на флоте и в армии, на войне и в мирное время. Он участвовал в дальних плаваньях и сражениях, командовал ротой и полком, возглавлял все военно-учебные заведения России и Императорскую Академию Наук… И все же наряду с великим князем Константином Константиновичем – командиром лейб-гвардии Преображенского полка, генералом от инфантерии, генералом-инспектором кадетских корпусов и юнкерских училищ, георгиевским кавалером служил Отчизне и скромный поэт К.Р. "Жизнь моя и деятельность вполне определились, – записал в 1888 году в своем дневнике великий князь. – Для других – я военный, ротный командир, в ближайшем будущем полковник <…> Для себя же – я поэт. Вот мое истинное призвание". С ним, еще юношей, с интересом беседовал Достоевский, его стихи нравились Фету и Ап. Майкову. "Жизнь в каждой песне, в созвучьях прекрасных – / Вот что чарует меня. / В этих стихах, целомудренно ясных, / Бьется живая душа", – так откликнулся на книгу стихов великого князя Константина Константиновича Апухтин. Романсы на слова К.Р. писали Чайковский, Рахманинов, Алябьев, Глиэр, Кюи, Гречанинов и многие другие композиторы. В репертуаре Анастасии Вяльцевой известен его цыганский романс.

Стареющий Фет, как бы передавая эстафету преемнику, прислал К.Р. третий выпуск своих "Вечерних огней", сопроводив следующей стихотворной надписью:


Трепетный факел, – с вечерним мерцанием
Сна непробудного чуя истому, -
Немощен силой, но горд упованием
Вестнику света сдаю молодому.



А Аполлон Майков, обращаясь к поэту К.Р., признавался:

Эти милые две буквы,
Что два яркие огня,
В тьме осенней, в бездорожье,
Манят издали меня
.

"Милые две буквы", скрывавшие имя великого князя, не были тайной для читателей: стихи предварялись портретами великого князя, автор лично дарил экземпляры своих поэтических сборников литературным корифеям, за свои сочинения удостоился звания почетного академика Императорской Академии наук. Скромные инициалы ("Милая надпись: К.Р." – Апухтин) вместо великокняжеского имени подчеркивали, что поэзия – частное дело государственного человека. И театральные работы великого князя – драматурга, режиссера-постановщика, актера – могли осуществляться тоже лишь как частное дело, не выходящее за рамки домашних любительских постановок. Но дом-то был Домом Романовых! К участию в дворцовых спектаклях, помимо великокняжеских кузенов и кузин, привлекались пажи и приближенные гвардейские офицеры, но увидеть свою пьесу на Императорской сцене и тем более самому выступить перед широкой публикой великому князю Константину Константиновичу так и не удалось, хотя преданность театру, несмотря на все ограничения в силу царской крови и высокого статуса, он сохранял с юношеских лет до конца жизни.

В этом плане интересным является отрывок из неопубликованных воспоминаний племянника поэта К.К. Случевского, относящихся к началу царствования Александра III. В.В. Случевский, вспоминая свои отроческие и юношеские годы, когда он учился в Морском кадетском корпусе, в частности, писал: "Александр III, перебрался наконец с своей семьей в столицу, в Аничковский дворец. Начался, таким образом, новый период царствования этого царя <…> Двор решил это ознаменовать парадным спектаклем, с постановкой "Царь Борис Годунов" из трилогии А. Толстого. Было решено, что спектакль состоится в присутствии царя, царицы, иностранных послов. В связи с этим роли были распределены между великими князьями, княгинями и придворным великосветским людом, в частности и офицерами лучших гвардейских полков. Центральной фигурой в этом кружке актеров-любителей был вел<икий> Князь Константин Константинович, старший сын покойного Ген<ерал->адм<ирала>. Константина Николаевича и изредка тогда печатавшийся у нас поэт, не лишенный таланта".

А параллельно... Много лет он стоял у руля Императорского русского музыкального общества, при нем открывались новые музыкальные учебные заведения, театры. В 1889 году Константин Константинович становится президентом Императорской академии наук. И здесь у него немало заслуг. Он непросто курировал народное образование, организовывал научные экспедиции, добивался финансирования крупных научных исследований. В том числе покровительствовал Пулковской Обсерватории. Он стал инициатором празднования 100-летия со дня рождения А. С. Пушкина и 200-летия со дня рождения М. В. Ломоносова, при нем была избрана в Академию наук первая женщина — Софья Ковалевская.

Как драматург великий князь известен своей драмой «Царь Иудейский». Это огромное стихотворное полотно, созданное по евангельскому сюжету. Автор работал над ним почти четверть века. Глубокое чувство истинного христианина сподвигло его на этот труд. Пьеса не была разрешена к публичному исполнению, однако в 1914 году ее поставил он сам на сцене Императорского эрмитажного театра. На премьере был Николай II и члены императорской фамилии. Одаренный актер, Константин Константинович воплотил на сцене образ одного из учеников Христа — Иосифа Аримафейского.
Глазунов сочинил для неё музыкальные номера. А авторские примечания к ней М. А. Булгаков использовал как материал для романа «Мастер и Маргарита».

Великий князь был также талантливым переводчиком. Прочитайте его перевод «Гамлета». Несколько лет он занимался этой работой, старался как можно полнее проникнуться духом того времени. При этом в приложении было два тома подробнейших изысканий. Константин Константинович «воплощал» Принца датского не только на бумаге, но и на сцене!

Гамлетъ К.Р.

Младшая дочь великого князя Константина Константиновича, княжна Вера Константиновна, рассказывала, что ее отец, вместе со своим отцом Константином Николаевичем "играл в оркестре, под управлением знаменитого Иоганна Штрауса" (речь идет, по всей видимости, о летних концертах в Павловске, которыми дирижировал австрийский композитор и скрипач, неоднократно гастролировавший в России.
Петр Ильич Чайковский, с которым К. Р. был хорошо знаком, часто с ним виделся и состоял в дружеской переписке, высоко ценил его талант музыканта и композитора. Фортепиано великий князь владел профессионально. Есть свидетельства, что Константин Константинович исполнял однажды в Мраморном дворце концерт Моцарта с оркестром и Первый концерт Чайковского. Кроме того, великий князь достиг высокого уровня в игре на виолончели.

Константин Константинович Романов был примерным семьянином, воспитал восемь детей. Все его сыновья окончили кадетские корпуса. С началом войны 1914 года пятерых из них Константин Константинович отправляет на фронт. Один из сыновей, Олег, получил там смертельное ранение и умер на руках отца. Это случилось за год до ухода из жизни самого великого князя. Он не дожил до событий 1917 года, не видел, к счастью, трагической гибели сыновей в 1918 году и исхода из России своей семьи.

Есть мнение, что, будь великий князь Константин в трудную минуту рядом со своим племянником Николаем, история могла пойти по-другому пути. Убеждений он был твердых, характером спокойный и выдержанный, обстановкой в стране владел досконально, в войсках его обожали... Словом, если бы в 1917 году великий князь был опорой своему племяннику, может быть, и не было бы никаких октябрьских потрясений. Но у истории нет сослагательного наклонения..

Сам К. Р., несмотря на разнообразие своих заслуг, считал себя прежде всего поэтом:

Я всю любовь, все лучшие стремленья,
Все, что волнует грудь в ночной тиши,
И все порывы пламенной души
Излил в свои стихотворенья.


Полностью - в том числе о дружбе с августейшими Елизаветой Фёдоровной и Сергеем Александровичем

***

Великий князь Константин Романов скончался 15 июня 1915 года в Павловске, в своём кабинете. Не знаю, широко ли известен факт, что в середине мая того года «русское главнокомандование подготовляло в Одессе войска и пароходы для высадки десанта в болгарском городе Варне, откуда они должны были идти в Константинополь, т.к. овладение им с Чёрного моря по Босфору было труднее. Ф.И. Успенский, директор Константинопольского археологического института, имел задание войти в Константинополь с первыми войсками, как лучше всех знавший архивы при мечетях, и немедленно расставить при них часовых для их охраны. Затем должно было совершиться водружение Креста на храм Святой Софии, святыне всего христианства. Ф.И. Успенский хотел просить Великого князя приехать в Константинополь, чтобы лично водрузить Крест на Святой Софии. Но Константин Константинович был уже смертельно болен.
«Оля, подумай, – говорил он своей любимой сестре, – это я, я водружу Крест на Святой Софии!»
Планам этим не суждено было сбыться. Но даже последние помыслы умирающего Великого князя были посвящены надежде, что город, где в IV веке его тёзка Равноапостольный царь Константин утвердил христианство, вновь его вернёт, благодаря России. Оба Константина исповедовали единомысленное убеждение: христианство – важнейшая опора Империи. Этому и служили. И в этом – был залог их благодатного бессмертия. Об Осташевской усадьбе - о счастливых днях ДО и её несчастной судьбе сейчас.

Осташево. Описание усадьбы

Еще об усадьбе и фотографии

Портрет работы М. Рундальцева



Выставка в Павловском дворце. Март. 2009


Tags: "Романовы", sos!, Осташево, Павловск, Память, Подмосковье, Пулковская обсерватория, Пушкинский Дом, Шекспир, графика, живопись, мемуары/письма, старые фото, стыд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments