НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Усадьба Боратынских Мара

marina_klimkova "Благоуханный май воскреснул на лугах...": Усадьба Боратынских Мара


...Благоуханный май воскреснул на лугах,
И пробудилась Филомела,
И Флора милая на радужных крылах
К нам обновленная слетела...

Е.А. Боратынский "Весна" ("Элегия")

В моем электронном архиве сохранились фотографии поездки по местам усадеб Боратынских в Уметский район Тамбовской области 4 мая 2006 года.

Сначала мы побывали в селе Софьинка, где располагалась усадьба Мара - "приют младенческих годов" поэта Евгения Боратынского. От этой усадьбы сохранился лишь некрополь, восстановленный в 2000 году - к 200-летию со дня рождения поэта, и заброшенный парк, которому поэт посвятил свое известнейшее стихотворение "Запустение".

В словаре В.И. Даля дается определение слова "мара", которое очень точно подходит для описания местности, где находились усадьбы Боратынских: "Мара - мана, морока, наваждение, обаяние, греза, мечта; призрак, обман зрения и самый призрак". Действительно, в марное лето (знойное, сухое), когда поверхность степи накаляется, начинает марить - нижние слои воздуха струятся и искажают отдаленные предметы, рождая марево, мираж. Если из степной долины удалиться в небольшой лесок, к реке Вяжля в том ее месте, где с ней соединяет родниковые воды небольшая речушка Мара, то можно стать свидетелем утренних миражей. Температурный контраст воздуха в овраге рождает туманы, которые поднимаются от водной глади вверх, "растворяя" формы деревьев и искажая пространство. Таким образом, сама природа наполняла лес, парк и сад Боратынских призрачными видениями, загадочными иллюзиями, созвучными эпохе романтизма.

Со временем понятие "Мара" как "обман зрения" в сознании ее обитателей из области конкретных физических явлений, как видно, перешло в область образного восприятия - "мечты", "грезы", "обаяния". Его находим в стихах, посвященных Евгением Боратынским родному месту.

Мы подъехали к современному селу Софьинка, растянувшемуся вдоль реки Вяжля. Вообще-то с XVIII века здесь было одно протяженное село Вяжли (Покровское), из которого впоследствии, путем деления между наследниками, образовались населенные пункты: Дербень, Марьинка, Софьинка, Варваринка, Натальинка, Ильиновка, Сергиевка, Ядровка и Козловка.


Вдали виднеется бывший усадебный дом Маркова - соседа Боратынских. Сам дом построил С.С. Башмаков, но последним его владельцем был депутат III и IV Государственных дум Н.Л. Марков. Сейчас в этом здании располагается школа, которая до недавнего времени носила имя поэта. Несколько лет назад, из-за сократившегося количества учащихся, она была "оптимизирована" и присоединена к Ильиновской школе...



До революции пейзаж этого места одухотворяла Вознесенская церковь, возведенная в 1818 году на средства матери поэта Александры Федоровны Боратынской (урожд. Черепановой).



В родовом некрополе Боратынских погребены родные люди поэта: его мать, брат, племянницы и племянник...


6


Сегодня около места, где стоял усадебный дом Боратынских, построенный в 1804 году, - луг, на котором пасутся кони.



Усадебный дом в Маре. Фото М.А. Боратынского. Начало 20 в.

За домом был разбит сад, а далее - парк, который в запущенном виде сохраняется до сих пор. Путеводителем по нему может служить стихотворение Евгения Боратынского "Запустение"...







В овраге протекает речушка Мара, вернее ручеёк, который от нее остался... Здесь, на краю оврага стоял парковый павильон Грот - любимое место отдыха семьи Боратынских в летние дни. А на противоположной стороне возвышались каменные ворота.


Э.А.Дмитриев-Мамонов. У грота в парке Мары. Ок. 1861 г.
Э.А. Дмитриев-Мамонов. У грота в парке Мары. Ок. 1861 г.


Сейчас на месте Грота - лишь углубление в земле, в котором выросли деревья...



Грот в парке Мары. Фото начала 1900-х гг.
Грот в парке Мары. Фото начала 1900-х гг.



На склонах оврага сохранились дорожки. Одна из них ведет к роднику.



15 сентября 2005 года, в день 125-летия со дня рождения митрополита Вениамина (Федченкова), в овраге Мары был освящен источник во имя Вознесения Господня. (Отец митрополита Вениамина был управляющим одной из усадеб Боратынских - Ильиновки.)


Будущий митрополит Вениамин (Федченков) у грота. Фото начала 20 в.
Будущий митрополит Вениамин (Федченков) у Грота в парке Мары. Фото начала 20 в.




Парк Мары с его элегическим настроением оказал воздействие на творчество Евгения Боратынского. Воспоминания о его дубравах, извилистых тропах, шуме деревьев проносятся легким отзвуком прошлого, ностальгической ноткой в письмах и стихах поэта:

"…Напиши мне, пожалуйста, есть ли смородина в нашем саду, как растут деревья, как за ними ухаживают, приведены ли в порядок дорожки?" (из пансиона к маменьке в Мару 1812 года).

"…У вас праздники будут великолепны, весна в разгаре, воображаю, как прекрасны небеса и солнце. Наш удел не так счастлив: хорошая погода еще не наступила, а ветры приносят с моря холод и влагу. Это томит меня, ибо я люблю весну и жду ее прихода... Пребывая почти наедине с природой, я вижу в ней истинного друга и говорю с вами о ней... как говорил бы о Дельвиге, будь я в Петербурге... Прощайте, любезная маменька, представляю, как вы сейчас заняты деревьями и огородом, и представляю с удовольствием – ибо для вас это наслаждение..." (из Финляндии к маменьке в Мару 1823 года).

При воспоминаниях о детстве в сознании поэта, очевидно, всплывал образ родной природы, научившей его "истинным" чувствам. Парк воспринимался как учебное помещение – некая "классная комната", в которой он изучал основы предмета под названием "жизнь":

Когда, едва вздохнув для жизни неизвестной,
Я с тихой радостью взглянул на мир прелестный, –
С каким восторгом я природу обнимал!
Как свет прекрасен был! Увы! тогда не знал
Я буйственных страстей в беспечности невинной:
Дитя, взлелеянный природою пустынной,
Ее одну лишь зрел, внимал одной лишь ей;
Сиянье солнечных, торжественных лучей
Веселье тихое мне в сердце проливало;
Оно с природою в ненастье унывало;
Не знал я радостей, не знал я мук досугих,
За мигом не умел другой предвидеть миг;
Я слишком счастлив был спокойствием незнанья;
Блаженства чуждые и чуждые страданья
Часы невидимо мелькали надо мной...
О, суждено ли мне увидеть край родной,
Друзей оставленных, друзей всегда любимых,
И сердцем отдохнуть в тени дерев родимых?

Из поэмы Легуве «Воспоминания» в вольном переводе Е. Боратынского (1820).
Tags: могилы / надгробия / похороны, русская цивилизация, старые фото, усадьба, цветы и растения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments