?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

20 апреля исполнилось 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза лётчика-истребителя Георгия Костылева

В годы войны в наших гвардейских авиаполках частыми гостями были журналисты, да и некоторые летчики, в том числе и я, писали о боевых схватках в дивизионную газету «Победа». Читали мы о нашей деятельности и в газетах «Страж Балтики» (КБФ) и «Красный флот» (ВМФ). В конце декабря 1942 года прибыл и на долгое время осел у нас Николай Корнеевич Чуковский. Нам его представили солидно — писатель! Это был довольно еще молодой человек, около сорока лет, высокий, сутуловатый, в очках. Он очень внимательно присматривался к нашей жизни. Ходил с командиром полка Н. М. Никитиным, дотошно его расспрашивал, подходил к летчикам на аэродроме и в столовой. Спрашивал о настроении, о том, как прошел бой, что пишут из дома, как кормят. Честно говоря, мы мало внимания обращали тогда на него. На вопросы отвечали односложно. Мы не знали, что этот человек впишет нас в историю. Чуковский прожил в нашем полку около полугода.

В середине пятидесятых годов вышел его замечательный роман «Балтийское небо». Мы читали его и легко узнавали себя, наших боевых друзей.

Вот один из героев — комиссар эскадрильи Игорь Кабанков. Конечно же это наш Игорек Каберов. Он был действительно одаренным человеком: писал стихи, играл на баяне, хорошо рисовал. С начала войны он каждый день выпускал боевой листок! Более того, эта его деятельность была достойно отмечена государственной наградой. Поднимать боевой дух в те тяжелые дни 1941 года дорогого стоило, и Игорек был награжден за выпуск боевых листков орденом Ленина и одновременно за боевые успехи — орденом Красного Знамени. По воли автора романа Кабанков погибает в бою, а прототип его встретил победу живым.

В чертах комэска Лунина легко узнать командира второй эскадрильи Александра Мясникова. Только у него была семья, которая эвакуировалась в начале войны. Комэск Мясников осенью 1942 года не возвратился с боевого задания. Самолет упал в болото, и долгих шестьдесят лет оно хранило свою тайну. Летом 2003 года ленинградские поисковики отыскали это место, вытащили пушку, по которой установили имя пилота упавшего самолета. Был найден сын комэска Юрий, высококлассный программист, уже немолодой человек, который живет в Москве. Состоялась торжественная церемония перезахоронения летчика. Одна из улиц в пригороде Ленинграда была названа его именем.

До Мясникова 2-й эскадрильей командовали И. Новиков и И. Уманский, черты и поступки которых также узнаваемы в собирательном образе комэска Лунина. Была у нас в полку и официантка эстонка Хильда. Она действительно знала и помнила всех летчиков полка, как живых, так и погибших. Несколько раз она привозила на аэродром еду и мне. Только вот ее дальнейшей судьбы я, к сожалению, не знаю. Однажды зимой на бывшем картофельном поле в Кронштадте наши летчики заметили мальчишку, который ковырялся в земле, выискивая замерзшие картофелины. Привели его на кухню, отогрели, накормили. Он рассказал, что живет здесь с сестрой, родители погибли. Сестру его потом пристроили в батальон авиационного обслуживания. У нее действительно завязался роман с одним летчиком, и дело, по-моему, кончилось свадьбой, а ее брату Славе пошили форму и он стал сыном полка.

В романе колоритно описаны два соперника в боевых успехах Илья Титаренко и Антон Кузнецов. Прототипами были несомненно, Дмитрий Татаренко и Георгий Костылев. Они действительно ярко выделялись в полку. Было у них и нечто вроде личного соревнования. По характеру они были примерно одинаковы: непримиримые спорщики, нетерпимые и настойчивые, резки в высказываниях и упрямы в отстаивании своего мнения. Оба летчика участвовали в войне с первых дней. Никто больше их не сбивал в воздушных боях самолетов.

Георгий Костылев стал 23 октября 1942 года вторым в полку (за время Отечественной войны) летчиком, которому было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокого роста, сухощавый и стройный, он выделялся в бою не только русской удалью, но и несравненным отточенным мастерством пилотирования. На его личном боевом счету к тому времени было 9 лично сбитых и 34 победы в группе.

В начале 1943 года он был назначен командиром первой эскадрильи. Дмитрий Татаренко в 1941 году участвовал в обороне Ханко. Свой первый самолет сбил в июле 1941 г. При прорыве блокады Ленинграда в начале 1943 года только за месяц боев он сбил двенадцать самолетов врага. К марту 1943 года имел на своем боевом счету 14 самолетов сбитых лично и 8 в группе. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено 24 июля 1943 года вместе с Игорем Каберовым.

По сюжету романа в третьей эскадрилье был летчик по фамилии Рябушкин, и бой, который он провел в романе в самом начале прорыва блокады Ленинграда, не придуман. Только сражался на самом деле Александр Шилков. Это бой впервые был описан в очерке Н. Чуковского «Молодые истребители» в газете «Красный флот». Также в романе с почти документальной точностью воспроизводятся некоторые другие наши бои при прорыве блокады Ленинграда. По воле автора эскадрилья Лунина понесла большие потери, вплоть до того, что в ней остаелся в живых только один командир. В действительности такого никогда не происходило. Бывало, что в эскадрилье оставалось 4—5 человек и примерно столько же самолетов.

Так что, когда в эскадрилью приходило пополнение, было кому передать новичкам бое вой опыт. К тому же некоторые летчики выбывали по ранению и вновь возвращались в строй. К примеру, из 18 летчиков 5-й эскадрильи, с которыми в 1941 году я начинал войну, прошли всю войну и встретили победу 12 человек. Погибли в боях шестеро: Иван Минаев (1943) Владимир Петров (1942), Дмитрий Петрухин (1941), Константин Соколов (1941), Аркадий Чижов (1941), Василий Марков (1942). Судьбы еще двух человек я не знаю.

Однажды при встрече Игорек Каберов показал мне абзац романа «Балтийское небо», где по его словам был описан я: «Колхозник… Иван Дзига обладал широчайшей грудной клеткой и мускулами молотобойца. По силе никто в эскадрилье не мог с ним сравниться, но вся эта сила не шла ему впрок, потому что был он на редкость неуклюж. Его могучие руки беспомощно путались в кабине самолета, не знали за что браться». Почему Чуковский описал меня так, до сих пор я не пойму. Но я не был угнетен своими неудачами, как он написал в романе, а просто переживал в это время за своих родителей. Они находились на оккупированной врагом местности, и их судьбы я не знал. Забегая несколько вперед, необходимо отметить, что после войны многие мои боевые товарищи, реальные герои «Балтийского неба», продолжили свою службу в авиации, упорно учились, закончили академии и занимали высокие командные должности. Так, Герой Советского Союза Александр Алексеевич Мироненко дослужился до генерал-полковника авиации и должности командующего авиацией ВМФ. Герой Советского Союза Дмитрий Митрофанович Татаренко ушел в 1967 году в запас в звании генерал-майора авиации с должности первого заместителя командира корпуса ПВО страны. Скромнейший по натуре человек, Василий Черненко в годы войны был непревзойденным разведчиком: на его боевом счету 12 лично сбитых и 8 в группе самолетов врага. А еще он обеспечил своему ведущему 16 побед. Среди сбитых им самолетов пират-одиночка, который летал на самолете с нашими опознавательными знаками. Он сбил его в лобовой атаке. Василий Иванович тоже стал Героем Советского Союза и генерал-майором авиации. Мы дружим до сих пор.

Перед уходом в запас Василий Иванович занимал должность заместителя начальника штаба войск ПВО по боевому управлению. Эту же должность, в свое время, занимал Герой Советского Союза, генерал-майор Владимир Федорович Абрамов. Герой Советского Союза полковник Игорь Александрович Каберов закончил службу заместителем командира авиадивизии ВМФ. Герой Советского Союза Семен Иванович Львов преподавал в Военно-политической академии. Другие мои товарищи после войны долгое время служили в авиации на разных командных должностях. Штурману полка майору Александру Герасимовичу Батурину в 1948 году медицинская комиссия запретила летать: ухудшилось зрение. Нужно сказать, что 70% зрения у него было уже в 1941 году, но он провоевал всю войну. В гражданской жизни фронтовик не потерялся. Он был директором электросети, парторгом ЦК на строительстве аэропорта в Казахстане на целине, главным механиком и начальником строительства телецентра в одном из городов Татарии.









Автор сценария - Николай Чуковский
Режиссёр - Владимир Венгеров
Оператор - Генрих Маранджян
Художник - Виктор Волин
Композитор - Исаак Шварц
Звукооператор - Евгений Нестеров
Второй режиссёр - Алексей Герман

В ролях
Пётр Глебов — Лунин
Всеволод Платов — Серов
Михаил Ульянов — Рассохин (1 серия)
Ролан Быков — Кабанков (1 серия)
Михаил Козаков — Байсеитов (1 серия)
Инна Кондратьева — Мария Сергеевна
Эве Киви — Хильда
Олег Борисов — Татаренко (2 серия)
Людмила Гурченко — Соня Быстрова
Виктор Перевалов — Славка Быстров
Владислав Стржельчик — Громеко (2 серия)
Павел Луспекаев — Кузнецов (2 серия)
Фёдор Шмаков — Уваров
Павел Усовниченко — Проскуряков (1 серия)
Николай Ключнев — Чепелкин
Александр Виолинов — Медников
Пантелеймон Крымов — Ховрин
Людмила Волынская — Анна Степановна
Георгий Жжёнов — шофёр (1 серия)
Борис Аракелов — шофёр
Александр Кавалеров — ребёнок-блокадник (1 серия)





Герой Советского Союза Георгий Костылев, Лето 1941

 "Летчик в самом деле выглядел богатырем: выше среднего роста, атлет, в тельняшке и матросском бушлате, лицо обветренное, волевое, из-под шлемофона, сдвинутого на затылок, свисали пряди светло-русых волос. Он энергично жестикулировал, показывая виражи, которые проделывал его истребитель в ходе воздушного боя. Летчики и техники 10- го гвардейского полка обступили его, и хотя все они были в офицерских званиях, выглядели перед летчиком-матросом точно школьники перед опытным, авторитетным учителем, ловя каждое его слово, каждый жест".
"Ахтунг! Ахтунг! В воздухе - Костылев!" - такое предупреждение летело по радио с немецких аэродромов, когда в небе появлялся самолет, ведомый капитаном Костылевым.

В 1942 году он командовал отдельной эскадрильей, был удостоен звания Героя Советского Союза. Однако в конце февраля 1943 года, зная, как голодают блокадники-ленинградцы, Костылев не выдержал - избил хапугу-интенданта в майорском чине, за что на полгода угодил в штрафной батальон на Ораниенбаумский плацдарм.

Будучи разведчиком, он и на суше проявил себя героем, добывая за линией фронта "языков". Командир штрафбата, видя его тоску по небу, посоветовал: "Да просись ты в авиацию, хоть на У-2!" Костылев так и сделал: пошел прямо к командующему Балтийским флотом вице-адмиралу Трибуцу. Тот, хорошо зная летчика лично и по боевым заслугам, помог ему: позвонил в штаб авиации Балтийского флота и Костылева определили в 4-й авиаполк 1-й гвардейской истребительной авиадивизии, возвратили все награды, включая звезду Героя.

418 боевых вылетов совершил за годы войны отважный летчик. На фюзеляже его самолета было 43 звездочки - по числу сбитых им самолетов. "Костылев - исключительной отваги и мужества летчик. Своим бесстрашием и умением бить в воздушном бою наверняка снискал к себе уважение всех летчиков полка. Его знают как смелого, храброго летчика не только в полках бригады, но и в авиационных частях других соединений и частей", - так сказано о Костылеве в одном из его наградных листов.

За мужество, проявленное в боях с врагом, Георгий Дмитриевич Костылев был удостоен звания Героя и награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени.

Об его известности говорит еще и такой факт. В телеграмме в Государственный Комитет Обороны от 9 марта 1943 года Архангельский обком партии, сообщая о том, что труженики области внесли из своих личных сбережений на строительство эскадрильи боевых самолетов 64 374 рубля, передал ходатайство: передать один из самолетов, построенных на средства трудящихся, Герою Советского Союза Георгию Костылеву. Просьба была удовлетворена. Впоследствии этот самолет был установлен на выставке, посвященной героической обороне Ленинграда.

Майором закончил войну прославленный балтийский летчик. Боевому пути его 4-го авиаполка посвятил свое произведение "Балтийское небо" Н.Чуковский. Георгий Костылев выведен там как Константин Лунин.

По завещанию Георгий Дмитриевич Костылев похоронен на мемориальном кладбище защитников Ораниенбаумского плацдарма в Ломоносове, там, где мальчишкой он бегал за грибами, а во время войны с винтовкой в руках стоял насмерть.

Его именем названа одна из улиц в городе Ломоносов.

Из неопубликованных записей Г. Д. Костылева

Первый сбитый самолёт.

Во время одной из этих штурмовок я впервые сбил вражеский самолёт. С немецкими самолётами я встречался и раньше. Я уже однажды гонялся за ними в районе Кронштадта. Но тогда они были на страшной высоте - 8000 метров над землёй - и ушли прежде, чем я успел набрать высоту.

15 Июля пошли на штурмовку Новиков, Соседин и я. Когда подходили к немецким танкам, заметили в стороне "Мессершмитт-110". [ Согласно докладу лётчиков этот Ме-110 нёс необычные опознавательные знаки: кресты сверху на плоскостях и красные звёзды - снизу. ] Мы с Сосединым хотели было броситься к нему, но майор Новиков, помахав крыльями, приказал нам идти на штурмовку, чтобы прежде всего выполнить задание.

"Мессершмитт-110" скрылся. Мы отштурмовали и хотели уже было повернуть домой, как вдруг снова заметили его. "Мессершмитт-110" прятался от нас в дыму пожара.

Патроны у нас ещё оставались. Мы тоже нырнули в дым и выскочили прямо к "Мессершмитту". Нас стали обстреливать немецкие зенитки. Новиков принялся атаковать зенитки, а мы с Сосединым набросились на "Мессершмитт-110".

Соседин подошёл к нему сзади сбоку и убил стрелка - радиста. Я подобрался прямо к хвосту "Мессершмитта-110" и открыл стрельбу. Увидел, как мои трассирующие пули летят точно во вражеский самолёт. Это была моя первая стрельба не по учебному конусу, а по самолёту.

Соседин отошёл в сторону и теперь помогал Новикову подавлять немецкие зенитные точки. Я один взялся за "Мессершмитт" и стрелял не переставая. Мы неслись на высоте 400 метров. Я ожидал, что экипаж выбросится на парашютах. "Расстреляю их, пока они будут опускаться", - думал я. Они сбросили козырёк, чтобы легче было выпрыгнуть. Но тут вдруг "Мессершмитт" закачался, и я понял, что судьба его решена.

Снизившись до 50 метров, он стал разворачиваться к немецким танковым колоннам. "Нужно показать немцам, как он будет падать", - думал я.

Дал последнюю очередь из крупнокалиберного пулемёта. Видимо, убил лётчика. "Мессершмитт-110" повис носом, взорвался и рухнул на землю. Я сделал круг над местом его гибели, подстроился к своим и пошёл домой.


Список воздушных побед Г. Д. Костылева

 Дата победы    Тип самолёта        Место победы

15.07.1941            Ме-110               Лосгалово
22.07.1941            Ю-88                  Ропша
22.07.1941            Ме-110               Ропша
23.07.1941            Ю-88                  Ропша
25.07.1941            Ю-88                  Клопицы
31.07.1941            Ме-109               Волосово
01.08.1941            Хе-112               ст. Волосово
01.08.1941            Ме-109              ст. Волосово
13.08.1941            Ме-109              р-н Ленинграда
11.09.1941            Ме-109              р-н Ленинграда
16.09.1941            Ю-87                  Кронштадт
21.09.1941            Ю-87                 р-н Кронштадта
21.09.1941           Хе-111                Кронштадт
02.11.1941          «Бленхейм»        Лавансаари
03.12.1941          ФД.21                  о. Лавансаари
18.12.1941           Ю-88                   Влоя
18.12.1941           Ю-88                   Влоя
21.01.1942           Ме-109               зап. Лодва
13.03.1942            Ме-109               Шала
14.03.1942            Ю-88                  юго-вост. разъезд Жарок
16.03.1942            Ме-109              Кондуя
16.03.1942            Хш-126              юж. Погостье
17.08.1942            «Фоккер» Д.21   Валаам
17.08.1942            «Фоккер» Д.21   Валаам
26.08.1942            «Капрони»          о. Коневец
26.09.1942           Ме-109                Лобаново — Арбузово
28.09.1942           Ме-109               Усть-Тосно — Марьино
29.09.1942           Ме-109                Павлово
29.09.1942           Ю-88                   сев. Мга
21.04.1943           «Фиат»                о. Гогланд
02.06.1943          ФВ-190 р-н         о. Кирккомансаари

фото самолёта Костылева


В эти дни Ораниенбаум торжественно отметил 100-летие своего Героя, нашего Героя.

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner