November 12th, 2019

Закат над Кремлем

Редкий снимок Неглинки и Самотёки

Алексей Дедушкин a_dedushkin делится замечательным снимком Старой Москвы:
Фото 1860-х гг.
Единственный известный мне снимок
реки Неглинки (Самотёцкого (Самотёчного) пруда) в открытом русле.
Сейчас на этом месте Самотёчный бульвар.
007 Самотецкий пруд

для тех, кто хочет разобраться и понять, откуда снят пруд, есть ориентир - вдалеке виднеется ц. Иоанна Воина на Убогом Дому (на Божедомке). (сейчас здесь гостиница Славянка)

Вот что пишет Кондратьев И.К. в книге "Седая старина Москвы": "Вся эта местность и доселе называется Божедомкой, потому что здесь были так называемые убогие дома. Вовсе нелишне сказать, что такое были убогие дома в Москве. В старину день Семика (четверг седьмой недели после Пасхи, седьмой день по Вознесении) на Руси посвящался обряду отдания религиозного долга покойникам в древних скудельничьих селах, или скудельницах. Скудельницы, скудельничьи села, и по производству и по смыслу идут от слова "скудель" - глиняная посуда или от "скудость" - убожество. Скудельницами назывались урочища, откуда брали глину; изрытые, подобные места становились неудобны к произрастанию, и их-то, как ни к чему не годные, евреи употребляли для погребения странников, иноплеменных убогих... И при христианской вере обычай погребения в общих могилах надолго еще сохранялся в России, и скудельницы заводились большей частью при городах, особенно потерпевших от моровых язв или военных побоищ, и слыли также под названием убогих домов и божедомок. Впоследствии на эти божедомки свозили и сваливали в груду всех вообще умерших насильственной или неестественной смертью и, не совершая над ними церковного отпевания, оставляли их не преданными земле до весны, для чего и были устроены огромные ямы со льдом".

- О первой деревянной Церкви на убогих домах летописи упоминают в 1539 году;
- В Указе Царя Алексея Михайловича от 2 декабря 1667 года это место названо: "За Сретенскими воротами, монастырь убогих дом огороженный забором";
- В 1685 году деревянная церковь сгорела (от забытой после службы свечи);
- В 1744(43) гг. построено новое каменное здание Церкви (вероятно то, что запечатлено на снимке), которое 15 июня 1744 года освящено во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста.
- В 1812 году храм был разграблен и лишен многих украшений. После 1812 года вновь украшен.
- В 1813 году здесь значится Церковь Воздвижения Креста Господня, на Убогих Домах (под именем Иоана Воина) с приделами, освященными в 1812 году: Николая Чудотворца (10 декабря) и Иоана Воина (24 ноября). Придел во имя Иоана Воина сооружен московским купцом над могилой своей жены, доведенной сумасшествием до самоубийства.



фото Найдёнова 1882 года
описание церкви здесь
[она же в 1910-х годах]
вот она в 1910-х годах, с перестроенной колокольней


по ссылке можно сориентироваться на современной карте и сравнить с фотографией Самотёчного пруда и, если прочитаете описание церкви, понять близость Екатерининского парка
Где посадки?

Артамонов, перестаньте лизать всем, займитесь областью.. не надо прикрывать свои делишки популизмом

«В вопросе увековечивания исторического события с нами солидарно абсолютное большинство жителей нашей страны. Нас поддерживают федеральные министерства, фракции в Госдуме, Российская академия наук… И главное, нас поддержал в этой нашей инициативе президент страны Владимир Владимирович Путин», — сказал Артамонов на концерте (прим. - sic!) ко дню окончанию Великого стояния на реке Угре.

Вот, что делает Артамонов и это только одна усадьбав.. а ещё есть Павлищев Бор, пустой, чужой для жителей, Обнинск и т.д. и т.д.

вот ещё приготовления артамоновцев, базу готовят, понимаете ли...

был коммунист Артамонов - да сплыл, превратился в черте-что

и вот такие предприимчивые говорливые услужливые артамоновы советуют Путину, он потом высказывается, и над его высказываниями все потешаются
позор просто
с такими друзьями врагов не надо
Закат над Кремлем

вперёд, к 1913 году



ранее

Кстати.
17 ноября 1917 года (!) был образован Наркомат государственного призрения, в составе которого 1 января 1918 года начал функционировать отдел охраны материнства и младенчества... Возглавила работу по организации охраны материнства и детства Вера Павловна Лебедева.


[советская педиатрия рождалась в стенах Московского Воспитательного дома.. и не случайно]31 января 1918 года декретом наркомата все учреждения государственного призрения сливаются в одну государственную организацию и передаются в ведение упомянутого отдела.

13 мая 1918 года вышло распоряжение Комиссариата социального обеспечения № 14, подписанное А. Винокуровым: «Ввиду того, что существующие Воспитательные дома с их питомническим промыслом не отвечают задачам Социального обеспечения младенчества, поручаю Отделу Охраны Материнства и Младенчества при Народном Комиссариате Социального Обеспечения немедленно приступить к реорганизации воспитательных домов и, в первую голову, Московского Воспитательного дома, на началах действительной охраны младенчества». Председателем комиссии по реорганизации Московского Воспитательного дома назначен выдающийся акушер Александр Николаевич Рахманов.. Так Московский Воспитательный дом был преобразован в «Дом Охраны Младенца». Основными его работниками стали члены комиссии по реорганизации Московского Воспитательного дома, а сам дом явился образцом показательного учреждения такого рода.
Вид на Кремль, Воспитательный дом
Московский Воспитательный дом был выбран не случайно - так логично были продолжены его традиции, его суть, изначально заложенная Екатериной Великой в 1763 году. Екатерина II в своем Манифесте определила его как Государственное учреждение для сохранения жизни и воспитания в бедности рожденных младенцев, большинство из которых поступали в тяжелом состоянии и требовали медицинской помощи. В связи с такой ситуацией в Воспитательном доме изначально существовали лазареты для больных детей, штат врачей и среднего медперсонала. С годами в Доме происходили организационные и структурные изменения, и он все больше приобретал черты медицинского учреждения. Кроме лазаретов была построена больница, открылись специализированные отделения, значительно увеличилось количество врачебного персонала. По словам В. П. Лебедевой, «Вспитательный дом превратился в учреждение, которое в неприкосновенности своей сохранилось до Октябрьской революции, которое было реорганизовано большевиками и которому только после Октябрьской революции был придан характер научного учреждения…»

Из учреждения Московского подотдела ОММ, предназначенного первоначально для выполнения функций по призрению подкидышей и сирот в раннем возрасте, Дом трансформировался в лечебно-профилактическое учреждение. В Доме изменился характер работы: сократили число поступающих в него младенцев, открыли отделения для здоровых и больных детей, клинику для тяжелобольных детей, лабораторно-диагностические подразделения, соответствовавшие современным для того времени научным запросам и практическим требованиям, консультацию для детей раннего возраста, молочную кухню.

Воспитательный дом стал единственным в Советской России центром, где началась разработка различных научных направлений по исследованию физиологии и патологии ребенка раннего возраста, его психологии, воспитания и педагогики, а также изучение вскармливания и новейших методов лечения, социальных вопросов, влияющих на организм матери и ребенка. Позже Интституты Охраны маьтеринства и младенчества открылись во всех республиках Советского Союза.

С 1919 года в отделениях Дома охраны младенца проводилась подготовка врачей и среднего медицинского персонала по вопросам педиатрии и акушерства, а к 1921 году он стал уже центральным учреждением, куда приезжали врачи из всех республик.

В 1920 году родовспомогательное заведение Московского Воспитательного дома было реформировано под руководством в Институт акушерства, который тоже осуществлял научно-педагогическую работу и который возглавил А. Н. Рахманов

Т.е. научную направленность приобретала деятельность Московского родовспомогательного заведения, преобразованного в 1920 г. в Институт акушерства, которое до 1888 г. входило в состав Императорского Московского воспитательного дома и включало в себя Родильный госпиталь, основанный в 1763 г., и Повивальный институт, открытый в 1801 г. Институт акушерства занимался исследованием физиологии и патологии женского организма во всех его стадиях и различных возрастных группах. Его педагогическая работа заключалась в подготовке акушерок и медсестер, специалистов по охране материнства и младенчества в городе и деревне. Слияние этих двух показательных учреждений положило начало единому Научному институту ОММ.

10 ноября 1922 года, на коллегии Наркомздрава было утверждено положение о Государственном научном Институте охраны материнства и младенчества


Сотрудники Государственного Научного Института Охраны Материнства и Младенчества (ГНИОММ). Конец двадцатых – начало тридцатых годов.
Во втором ряду в центре директор Института ГН. Сперанский (в шляпе).
В первом ряду вторая слева старшая сестра ЕЭ. Цоппи (в фартуке к с красным крестом); второй справа Н. Ф. Альтгаузен


Документы выданные Георгию Несторовичу Сперанскому в Майкопе и Краснодаре






Дом охраны младенца, 1921 год
Вспоминает внук Сперанского:
В начале 1921 года дед получил от В. П. Лебедевой приглашение приехать в Москву и официальный вызов из наркомата здравоохранения. Летом этого же года Сперанские вернулись в столицу и вновь стали жить в своей квартире во 2-м Неопалимовском переулке, правда, занимая там теперь только две комнаты. Организованный ещё в XVIII веке, Воспитательный дом на Солянке, прозванный за чрезвычайно высокую смертность детей «фабрикой ангелов», был к этому времени преобразован в Дом охраны младенца Народного комиссариата здравоохранения (ДОМ НКЗ). Перемена названия мало что изменила в этом заведении. Елизавета Эрнестовна Цоппи, много лет проработавшая там медицинской сестрой, вспоминала о порядках в Доме в первые годы советской власти: «В первое время смертность была ужасающая, так как после революции прекратили отдавать детей в деревню. Ежедневно «палаты» (в них находилось 30 и более детей) обходила женщина с корзинкой, заглядывавшая в дверь с ежедневным стереотипным вопросом: «Покойнички есть?». В случае положительного ответа забирала трупики в корзину. С кормлением детей дело обстояло очень плохо, не хватало ни женского, ни коровьего молока, хотя при Воспитательном доме имелась загородная ферма на 40 коров, откуда ежедневно на Солянку привозили молоко. После революции доставка молока прекратилась… Горбатые пеленальные столы принадлежали ещё Воспитательному дому, а умывальники в палатах сделали только через несколько лет после революции…». Е. Э. Цоппи утверждает, что уже перед революцией в нише каменного забора никакой корзины (для подкидышей. – А. О.) не было, и когда это было, она не знает, может быть, в прошлом веке. В этом столетии подкидышей сдавали в Дом либо те люди, которые нашли младенца, либо городовой, которому они передавали ребёнка.

9 сентября 1921 года на общем собрании врачей Георгий Несторович был единогласно избран старшим врачом этого учреждения и стал заведовать отделением для больных детей, так называемым тринадцатым отделением, организованным в отдельно стоящем здании, окна которого выходили на набережную Москвы-реки около Устьинского моста. В том же году, судя по сохранившемуся у меня документу, Георгий Несторович был приглашен «консультантом для учреждений охраны материнства и младенчества» Губздравотделом Нижнего Новгорода. Вскоре, как пишут А. И. Баландер и М. Я. Пуковская, он был избран профессором по кафедре детских болезней медицинского факультета Государственного нижегородского университета. Как ему удавалось совмещать работу в Москве и Нижнем Новгороде, куда поезд шёл в то время больше 12 часов, остается для меня загадкой, но энергии и сил у моего деда в молодости было хоть отбавляй.

Выходя за рамки своих прямых обязанностей в Доме охраны младенца, он стал проводить еженедельные конференции, на которых обсуждались лечебные и научные проблемы. В 1922 году под редакцией Г. Н. Сперанского стал выходить «Журнал по изучению раннего детского возраста», а в ноябре этого же года по представлению В. П. Лебедевой Народный комиссариат здравоохранения постановил реорганизовать Дом охраны младенца в Государственный научный институт охраны материнства и младенчества (ГНИОММ). Этому предшествовала большая организационная работа, в которой Георгий Несторович принимал самое активное участие.



кто хочет почитать подробно про институт, где рождалась советская педиатрия - пожалуйста
(а сейчас и Института педиатрии толком-то нет - какие-то аббревиатуры, оптимизация, понимаешь)


***
А теперича "принято решение" в Московском Воспитательном Доме устроить хотель, с иностранным капиталом, естесььно... хапнули в центре Москвы домищееее... представляете цену вопроса???? для этого даже статус памятника был внаглую изменён: из федерального он стал региональным - делай, что хошь.. куполом накрыть - да пожалуйста, интерьеры укокошить - да делайте, что хотите, глазки на всё закроем.. .. сколько писем написано, сколько встреч проведено - хоть бы хны.. бабло побеждает историю и разум... а по телеку восхваляют Екатерину.. и чо? то, что она сделала - тоже гробите.

так что, учитывая нынешнее состояние нашего народа, с вопиющей бедностью и прочими лишениями, вплоть до духовного геноцида=десоветизации=системной русофобии и распоясовшихся казнокрадства и коррупции - внушения бесполезности прожитой жизни целой страны, наглющее уничтожение социалистических завоеваний, попрания подвига советского народа в Великой Отечественной войне за эти социалистические завоевания, попрание героического труда советского народа и в годы войны, и в восстановление Родины.. кто бы, как говорится говорил