February 25th, 2016

Тверской бульвар

почти 105 сезонов назад, 23 декабря 1911 года на сцене МХТ состоялась премьера знаменитого "Гамлета"

перевод Андрея Кронеберга, постановщик и худ. Гордон Крэг, режиссёры К. С. Станиславский и Л. А. Суллержицкий, костюмы Н.Н. Сапунова, композитор — Илья Сац; Гамлет — Качалов, Клавдий — Массалитинов, Гертруда — Книппер, Смирнова-Алеева, Бутова; Полоний — Лужский, Офелия — Гзовская, Барановская, Розенкранц и Гильденстерн — Воронов и Сушкевич, Горацио — К. Хохлов, Лаэрт — Болеславский, 1-й могильщик — Грибунин, Александров, актёры — Вишневский, Вахтангов, Афонин.
[Почти четверть века спустя Крэг во время своего пребывания в СССР, вспоминая работу над Шекспиром в Художественном театре, все еще негодовал: «Они меня зарезали! Качалов играл Гамлета по-своему. Это интересно, это даже блестяще, но это не мой, не мой Гамлет, совсем не то, что я хотел! Они взяли мои ширмы, но лишили спектакль моей души. Качалов, как я ни старался его увлечь, играл Гамлета так, как если бы он был живым человеком.»]
«Станиславский и Крэг видели каждый своего Шекспира, воевали за свое представление о шекспировской стилистике, о поэзии театра Шекспира. Если Крэгу был близок надмирный титанизм шекспировского героя, поднимавший его над людьми, то Станиславского и Немировича Данченко привлекала в эту пору "общедоступность" титанизма, желание поднять каждого человека до степени исключительности.{}

Работая над "Гамлетом", Станиславский хотел увидеть в простом великое, в индивидуальном титаническое. Крэгу казалось необходимым ради общечеловеческого стереть, снять индивидуальность актера. Станиславский надеялся саму индивидуальность поднять до общечеловеческих масштабов. В поисках того монументального реализма, которые вел тогда весь Художественный театр, Шекспир занял свое особое место. Крэг помог созреванию идеи поэтического театра, к которому тяготело творчество Станиславского. Он дал ему формулу обобщенного, условного решения сценического пространства, пробудил в нем вкус к философским масштабам на сцене, к интеллектуальному театру. Но в непосредственной работе с актером пути режиссеров неизбежно разошлись. Причем ни Крэгу, ни Станиславскому до конца не были ясны конкретные пути решения проблемы "Шекспир и Художественный театр"» (Строева М.Н. Режиссерские искания Станиславского. 1973)

гамлет мхт 1911 крэг качалов«Образ качаловского Гамлета шел вразрез с метафизическим замыслом Крэга, разрушал его изнутри. Органически не принимавший приемов условной игры, Качалов всем своим существом протестовал против метафизической символики постановки, чувствовал себя скованным безрадостной зависимостью от крэговских "ширм": в сцене с тенью ему приходилось взбираться на высокий помост в тяжелом меховом плаще, свет резал глаза, большие масштабы сцены "Мышеловка" требовали крупных движений, подчеркивания мимики и интонаций.{} Все разрушало интимность и глубину реалистического исполнения. Актер создавал своего Гамлета в таких условиях, в которых все ему мешало, все ломало его огромное дарование художника-реалиста.

Почти четверть века спустя Крэг во время своего пребывания в СССР, вспоминая работу над Шекспиром в Художественном театре, все еще негодовал: "Они меня зарезали! Качалов играл Гамлета по-своему. Это интересно, это даже блестяще, но это не мой, не мой Гамлет, совсем не то, что я хотел! Они взяли мои ширмы, но лишили спектакль моей души. Качалов, как я ни старался его увлечь, играл Гамлета так, как если бы он был живым человеком".» (А. В. Агапитова. Летопись жизни и творчества В. И. Качалова)

от humus

01. Гамлет (В.И. Качалов)
01. Гамлет (В.И. Качалов)
Collapse )
Закат над Кремлем

Строгановка на карте Москвы

sazikov: Строгановка на карте Москвы


В 2015 г. Московская государственная художественно-промышленная академия имени С.Г. Строганова отпраздновала 190-летие. Днем своего рождения Строгановка считает 31 октября 1825 г., когда Сергей Григорьевич Строганов открыл в Москве Школу рисования в отношении к искусствам и ремеслам, по праву считающуюся старейшим в России художественно-промышленным учебным заведением, готовящим специалистов промышленного, монументально-декоративного и прикладного искусства.

[Читать дальше]


О Строгановской школе написаны десятки, если не сотни, книг, очерков и статей. История ее изучена достаточно подробно и глубоко. И все же есть одна странность. Где, в каком здании, открыл граф Строганов свое детище — Школу рисования в отношении к искусствам и ремеслам? Все сходятся в одном — это эпохальное событие состоялось на Мясницкой улице. Но с номером дома, радушно распахнувшего свои двери первым ученикам, нет согласия у исследователей. Одни называют дом 43, другие 24, а есть и такие, кто считает, что это был дом 13. Так где же истина? Попробуем разобраться в этом деле.



Пожалуй, первым исследованием, посвященным истории Строгановского училища была книга педагога и историка Андрея Федоровича Гартвига «Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам, учрежденная в 1825 г. графом С.Г. Строгановым: ее возникновение и развитие до 1860 г.». Ссылаясь на опубликованные графом С.Г. Строгановым документы, Гартвиг называет первый адрес Школы рисования — дом князя С.Н. Салтыкова на Мясницкой под № 256. Там же размещена фотография дома, имеющего ныне адрес Мясницкая ул., д. 43 и известного как дом А.И. Лобанова-Ростовского или дом Липгарт. Гартвиг пишет: «Надпись, находящаяся в настоящее время на доме фирмы „Эмиль Липгарт и К“ на Мясницкой… до сих пор сохранила фамилию Бутенопов; это тот самый дом, который в 1825 г. принадлежал князю С.Н. Салтыкову». Здесь для подтверждения своих слов Гартвиг дает сноску на Архив Строгановского училища, д. № 54, 1898 г.



Однако из истории дома 43 известно, что Салтыковым он никогда не принадлежал. Более того, согласно справочнику «Указатель жилищ и зданий в Москве или Адресная книга. — М., 1826» в интересующее нас время этот дом имел адрес Сретенская часть, № 640 по Мясницкой улице и принадлежал князю А.И. Лобанову-Ростовскому.

В том же справочнике 1826 г. сказано, что Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам находится в Мясницкой (а не Сретенской) части № 256, что совпадает с документом, составленным графом Строгановым. Стало очевидно, что дом на Мясницкой, 43 не был первым адресом школы, но как установить ее подлинное первоначальное местоположение?

Современная нумерация домов, берущая свои истоки из полицейской нумерации второй половины ХIХ века, значительно отличается от той, которая существовала в 1825 году. «Грамота на права и выгоды городам Российской Империи» 1785 года впервые признала город как юридическую единицу. Грамота обязывала городовые магистраты составить книгу с описанием домов, строений, мест и земель «под номерами». С этого момента обозначение городскими номерами всех городских земельных участков, включая пустыри, стало обязательным правилом. Это были не номера домов, а номера земельных участков, известные в специальной литературе как крепостные или окладные. Именно такой номер и указан в объявлении графа Строганова. Номера у землевладений неоднократно менялись вплоть до середины XIX в., и это обстоятельство усложняет поиск интересующего нас дома.

Проще всего было бы выяснить истинное местоположение школы по плану Москвы с указанием землевладений. Но такого плана, относящегося к 1820-м годам, обнаружить в архивах и библиотеках не удалось. Известны планы 1817 г., 1850 г. и более поздние. Все они, как удалось позже установить, относятся к тем периодам, когда нумерация владений отличалась от принятой в 1825 г.
Из справочника 1826 г. известно, что на Мясницкой было два владения связанных с именем Н.И. Салтыкова, отца Сергея Николаевича, это владения 255 и 256. (Николай Иванович Салтыков умер в 1816 г., так что в 1825–26 гг. владения уже принадлежали его наследникам).



Из многих источников, посвященных истории Мясницкой улицы, удалось установить, что эти владения сегодня имеют адрес д. 13 и 15. Но какое именно владение соответствует тому или иному современному номеру? Нумерация домовладений не имела сквозного порядка и разделения на четные и нечетные номера по сторонам улицы, эти свойства позднее были присущи полицейским номерам домов.

В статье «Памятные места Мясницкой улицы», опубликованной в журнале «Наука и жизнь», № 3, 2000 г., москвовед В.В. Сорокин без ссылок на документы утверждает, что Школа рисования, основанная графом С.Г. Строгановым была открыта на Мясницкой, 13. Там же сказано, что в доме 13 помимо Школы рисования с 1820-х гг. находился пансион благородных девиц мадам Воше и контора дилижансов. Не слишком ли много для одного здания? Не в доме ли 15 располагалась школа? Тем более, что из справочника 1826 г. известно — контора дилижансов располагалась на Мясницкой ул. в доме князя Н.И. Салтыкова под № 255. Следовательно, Сорокин заблуждается — Школа рисования и Контора дилижансов находились в разных владениях. Осталось выяснить, какое именно заведение находилось в каком доме (в современной нумерации).

Хранящиеся в Главархиве г. Москвы дела домов №№ 13 и 15 по Мясницкой улице должны пролить свет на эту загадку. Самый ранний документ из дела дома 13 относится к 1840 г., это как раз тот период, когда еще сохранялась нумерация домовладений введенная в 1818 г. К сожалению, документ оказался позднейшей копией, относящейся к 1850–60-м годам. И номер дома в копии был указан позднейший — 180/196.

Разобраться в этом вопросе помогло дело дома 15. Оказалось, что участок на котором ныне расположен дом, в 1823 г. имел № 255 (ранее, в 1802 г. — № 278). Следовательно соседнее домовладение (нынешние дома 13) имело № 256. Там же, в архивном деле дома 15 на плане 1811 г. указано, что расположенное слева от него владение принадлежит князю Салтыкову и имеет № 279. А на «Плане Столичнаго города Москвы с показанием прожектов площадям и улицам существующим и вновь предполагаемым» 1817-го года участок нынешних домов 13 имеет так же № 279. Этот факт позволил развеять последние сомнения — теперь можно с абсолютной уверенностью утверждать, что Школа рисования была открыта на Мясницкой улице в сохранившемся до наших дней доме № 13, стр. 4. Пришла пора вешать мемориальную доску.



Сейчас это здание находится в собственности города Москвы. У города его арендует компания ВГТРК. Здание имеет статус «выявленного объекта культурного наследия». Возможно, новые факты из биографии дома помогут, наконец, придать ему статус охраняемого памятника.



Что же было дальше? В справочнике 1839 г. сказано, что Рисовальная школа, учрежденная на иждивение графа С.Г. Строганова находится уже в Сретенской части, 5-ом квартале на Мясницкой в доме Бутенопов (механики братья Бутеноп, датчане по происхождению, приобрели эту усадьбу в 1836 г.). То есть Школа находится уже в бывшем доме Лобанова-Ростовского, расположенном по адресу Мясницкая, 43. В этом доме она просуществовала до 1860 г.





Поскольку документов относящихся к раннему периоду существования школы Строганова практически не сохранилось, навряд ли удастся выяснить в каком году между 1827 и 1838 Школа сменила место расположения. Вероятно, это произошло после смерти Сергея Николаевича Салтыкова, последовавшей в 1828 г.

В 1843 г. граф Строганов передал Школу в ведение государства. Строгановской школе было присвоено наименование «Вторая рисовальная школа» (Первой рисовальной школой называлось Мещанское рисовальное отделение).

В справочнике 1851 г. отмечено, что Рисовальная школа графа С.Г. Строганова и при ней рисовальный класс по-прежнему расположены в доме Бутеноп. В справочниках с 1854 г. по 1860 г. указано, что Московские рисовальные школы расположены на Мясницкой (в доме Бутеноп) и на Малой Дмитровке. На Малой Дмитровке в доме № 12 находилась Первая рисовальная школа.



В 1860 г. Первая и Вторая рисовальные школы были объединены под названием «Строгановское училище технического рисования». Училище переезжает в здание, расположенное в Путинковском переулке близ Страстного монастыря. Этот дом известен как дом М.И. Римской-Корсаковой или дом Фамусова. Переезд Училища на новое место подтверждается справочником 1861 г., в оглавлении которого указано «Рисовальное Строгановское училище у Страстного монастыря». В этом доме Училище располагалось до переезда на Рождественку в 1892 г.





В 1864 г. было утверждено положение о «Художественно-промышленном музеуме» при Строгановском училище. Распоряжением императора Александра II была объявлена подписка на пожертвования для устройства музея, и тогда же отведено место со всеми строениями на Мясницкой улице, где музею предстояло разместиться. Разместился Художественно-промышленный музеум в здании Ассигнационного банка, бывшей усадьбе Строгановых-Шуваловых, принадлежавшей в то время Министерству финансов (ул. Мясницкая, д. 24). Любопытно, что ранее, с 1752 по 1760 год она принадлежала Строгановым.



В 1874–75 годах для музея было построено новое здание, которое сейчас имеет адрес Мясницкая улица, 24/7, стр. 2 (архитектор Август Вебер). Музей поместили на первом этаже, с фасадом на улицу. В 1880–83 годах на этом же участке было построено еще несколько корпусов, образующих целый комплекс доходных домов Строгановского училища.





В июле 1890 г. было утверждено решение Государственного совета о «приспособлении старых клиник Императорского Московского университета под помещение Строгановского Центрального училища технического рисования с Художественно-промышленным Музеем». Как следствие в 1892 г. Училище и музей переехали в дом на Рождественке, 11 (бывший особняк И.И. Воронцова, затем Медико-хирургическая академия и Университетские клиники, сейчас здесь расположен МАРХИ).



В 1903 году на первом этаже левого флигеля здания на Рождественке появилась лавка с вывеской под двуглавым орлом, гласившая: «Выставка работ Императорского Строгановского училища». Сегодня здесь расположена широко известная «Книжная лавка архитектора», а от двуглавого орла с распростертыми крыльями остался лишь неясный след утраченной глазури в виде перевернутого треугольника.





В том же 1903 году на Мясницкой, ближе к Банковскому переулку было решено построить новый доходный дом (Мясницкая улица, 24/1). В 1906 году строительство было закончено. По проекту архитектора Ф.О. Шехтеля (преподававшего в Строгановке с 1896 г.) был возведен огромный дом-квартал с внутренним корпусом.



К 1914 году вторая крупная перестройка дома на Рождественке — на месте старых зданий мастерских был построен новый корпус, получивший наименование Кузнецовский, по имени архитектора А.В. Кузнецова. Александр Васильевич доработал проект А.А. Галецкого, занимавшего с 1907 г. должность архитектора училища. Новый корпус был построен специально для размещения мастерских, поэтому все помещения в нем созданы не только с учетом специфики учебного процесса, но и приспособлены под производственные нужды — просторные, высокие залы с панорамным остеклением и проработанным функциональным зонированием. Это было одно из первых железобетонных зданий в Москве. Грянувшая мировая война меняет мирный строй жизни Училища и только отстроенный новый корпус мастерских был предоставлен под лазарет для раненых воинов.



После революции 1917 года система художественного образования в России, как и многое другое, была реорганизована. В городах создавали новые заведения – свободные государственные художественные мастерские (СГХМ). В отличие от академических методов обучения, здесь пропагандировалась идея организации индивидуальных мастерских: студенты вправе были учиться в мастерской того руководителя, которого они выбрали или вовсе без руководителя. На основе Строгановского училища были созданы Первые СГХМ. Вторыми СГХМ стало Училище живописи, ваяния и зодчества.

В 1920 году первые и вторые СГХМ были объединены в Высшие художественно-технические мастерские — ВХУТЕМАС. Таким образом, в биографии Строгановки появился еще один адрес — Мясницкая, 21 — бывший дом И.И. Юшкова в котором с 1844 г. размещалось МУЖВЗ, а с 1920 г. художественные факультеты ВХУТЕМАСа.



В 1927 году — еще одна реорганизация, в результате которой ВХУТЕМАС был переименован во ВХУТЕИН — высший художественно-технический институт. Прошло немного лет и уже в 1930 году ВХУТЕИН был расформирован, факультеты распределены по различным ведомствам и институтам.

В 1945 году Строгановское училище воссоздано под названием Московское центральное художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское). Разместилось Училище в типовом здании средней школы на Большой Спасской улице, д. 15. Здесь в войну размещался эвакогоспиталь № 3406, а в наши дни Департамент образования г. Москвы.



В 1958 году Строгановское училище переезжает в новое, специально построенное здание (арх. И.В. Жолтовский и Г.Г. Лебедев) на Волоколамском шоссе, д. 9 в котором находится и по сей день. Здание имеет необычные архитектурные формы — классический особняк на трехэтажном подклете, в шутку говорили о нем. Новое здание было существенно больше и удобнее старой школы на Спасской.



В 1976 году на Волоколамском шоссе, позади здания 1958 года постройки, начинается строительство нового корпуса. Однако первые студенты вошли в него только в 1992 году. Из-за долгостроя и несогласованности строительной и инженерно-коммуникационной документации, здание приобрело причудливые, стилистически разнородные строительные формы и замысловатые архитектурные детали.



За свою стодевяностолетнюю историю Строгановка сменила немало адресов на карте столицы. Так уж исторически сложилось, что особенно много их на Мясницкой улице. Но, где бы ни располагались учебные классы и мастерские Строгановской школы, неизменным оставалось главное — универсальное художественное образование. Здесь всегда учили все делать своими руками и овладевать большим количеством смежных профессий и технологий, находить новые художественные решения, нередко сочетая различные виды искусства. Благодаря такому подходу выпускникам Строгановки проще понять, что происходит в смежных специальностях, и привносить в профессию новые приемы со стороны. Сегодня, как и пятьдесят, и сто лет назад, в Московской государственной художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова сосредоточены все возможные виды промышленного, монументального, декоративного искусства и искусства реставрации.





Закат над Кремлем

так и просятся параллели

Потные ручки киевских экспроприаторов уже давно тянутся к «одесской кузне», и вот всё, наконец, оформили по законодательству. Да и МВФ сыграло на руку своими кредитными требованиями. Никто не удивится, что какой-нибудь неприметный «клиент» именно этого фонда и пригребёт к рукам припортовый завод. Кто надо, в Киеве получит шестизначный откат, и все останутся довольны. Судя по тому, как господин Яценюк носится с этой приватизацией, именно ему и предназначена очередная многомиллионная надбавка.

В 2016 году Киев планирует распродать практически всё государственное имущество, а заодно и сдать в аренду своих граждан. Режим Порошенко может рухнуть с последним ударом молотка аукциониста. Ну, или исчезнуть в бескрайних американских далях. Это уж как повезёт «шоколадному королю» проданной за грош Украины.

отсюда
Закат над Кремлем

8 технологий расчеловечивания

matveychev_oleg: 8 технологий расчеловечивания

1. Воспитание детей строится по схеме стимулирования инфантильного поведения среди детей, иными словами, искусственно затягивается процесс наступления социальной зрелости.

Делается это для того, чтобы утилизировать энергию молодых людей в период ее наибольшей активности (от 15 до 25 лет).


Дело в том, что во все исторические времена основную массу революционеров составляла именно данная категория населения. У молодого мужчины наступает пик физической и интеллектуальной активности к 20 годам, он здоров, умен, горяч, принципиален и бескомпромиссен. Опасен, не так ли? Достаточно вспомнить, что Александру Македонскому было всего 20 лет, когда он начал свою «карьеру», князю Святославу на момент смерти было не более 30 лет, Иван Грозный взял Казань в 22 года. А в наше время (особенно в Европе) в этом возрасте молодые люди считаются «подростками». Вот на это и рассчитано воспитание социального инфантилизма, превратить вершителя истории в здоровую и безопасную детину. А излишки энергии пусть сольет где-нибудь, ну, например, в беспорядочных половых связях, в алкоголе, наркотиках или в уличном криминале;

2. Воспитание девочек и мальчиков по общим стандартам.

Это делается не столько для того, чтобы привить женщинам мужественность, сколько для того, чтобы отнять ее мужчин;

3. Прививание эгоцентрической картины мира.

Эгоист – это одиночка, ну как тут не процитировать Маяковского: «…единица – вздор, единица – ноль, один, даже если очень важный, не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный…». Или «разделяй и властвуй» как говорили древние римляне;

4. Формирование образа «успешного» человека.

Collapse )