March 7th, 2015

Закат над Кремлем

20 метких цитат Салтыкова-Щедрина: не в бровь, а в глаз

ogurcova: 20 метких цитат Салтыкова-Щедрина: не в бровь, а в глаз
vsegda_tvoj: 20 метких цитат Салтыкова-Щедрина: не в бровь, а в глаз

Откройте любое его произведение - кажется, что он пишет о сегодняшнем дне. Просто даёшься диву: он сумел заглянуть в будущее или за эти 150 лет ничего не изменилось?

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин занимает в русской литературе отдельную нишу - только он может так необыкновенно метко критиковать и высмеивать окружающую нас действительность. Хотя, нам не привыкать. Мы видим это каждый Божий день.



20 метких цитат Салтыкова-Щедрина: не в бровь, а в глаз салтыков-щедрин, цитаты

[Российская власть должна держать свой народ в постоянном изумлении))]
Закат над Кремлем

из чего угодно деньги делают


каких-то 9 с центами долларей - и номер ваш

это те самые ушлые предприниматели, которые отпиарились бесплатно по всему миру засчёт 100-летия нашей "Правды", но беплатный доступ к которой фактически закрыт.

к слову,  выпуск Правды возобновился именно в мартовские дни 1917 года.
Закат над Кремлем

развенчивая мифы. Реформа русского языка

Краткое содержание мифа

Большевики сразу после Октябрьской революции задумали и провели варварскую реформу орфографии, прервав тем самым «связь времён» и уничтожив богатство русского языка. Данный миф используется в основном в клерикальной и монархистской среде как доказательство пагубности и непродуманности всех реформ, проводившихся после Октябрьской революции.

Примеры использования

«Из алфавита вырезали по живому буквы ять, фита, І («и десятеричное»); вместо них должны употребляться, соответственно, Е, Ф, И. Кроме того, исключался твёрдый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов, но сохранялся в качестве разделительного знака (подъём, адъютант). Вопреки всякой логике, мягкий знак на конце слов сохранялся… Кроме того, полностью выпала из оборота бесценная ижица. Реформа сократила количество орфографических правил, обеднив и изуродовав фонемику произношения…» (ист.)

«Что изменила большевистская якобы «научная» реформа русского языка? Она, прежде всего, целенаправленно исказила и ослабила его главнейшие внешние и внутренние духовные признаки: отбросила наименования букв кириллицы и их численные значения, окончательно ликвидировала их славянское шрифтовое начертание, отменила некоторые буквы, поменяла отдельные правила грамматики. А ключевое ее внутреннее негативное воздействие – покушение на те остатки богодухновенности, которые еще сохранялись в нашем светском языке после петровской реформы.

Причины реформы русского языка не имели ничего общего с наукой. На это указывает, к примеру, скоропалительность решений, – состав русского алфавита был реформирован декретом секретариата Народного комиссариата просвещения уже 23 декабря 1917 года.

Это и было истинной целью реформы нашего языка – ударом в самую сердцевину навсегда отсечь русский народ от его святых православных созидательных корней: духовности, нравственности, культуры, традиций и обычаев, ослабить его волю. И опять мы наблюдаем явное богоборчество, ненависть к святости, православию и России».(ист.)

Действительность

Реформа 1917–18 гг., в результате которой из русского письма были исключены буквы «ять», «фита», «I», отменено написание Ъ в конце слов и частей сложных слов, а также изменены некоторые орфографические правила, неразрывно связана в нашем сознании с Октябрьской революцией. Первая редакция декрета о введении нового правописания была опубликована в газете «Известия» меньше чем через два месяца после прихода большевиков к власти – 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года по новому стилю). И сама дореформенная орфография обычно именуется дореволюционной и ассоциируется со старой Россией.

На самом деле реформа языка была подготовлена задолго до октября 1917 года, и не революционерами, а лингвистами. Конечно, не все они были чужды политике, но вот показательный факт: среди разработчиков новой орфографии были люди с крайне правыми (можно сказать, контрреволюционными) взглядами, например академик А. И. Соболевский, известный своим активным участием в деятельности разного рода националистических и монархических организаций. Подготовка к проведению реформы началась в конце XIX века: после выхода в свет трудов Якова Карловича Грота, впервые собравшего вместе все орфографические правила, стала ясна необходимость упорядочения и упрощения русского правописания.

Необходимо отметить, что мысли о неоправданной сложности русского письма приходили в голову некоторым ученым еще в XVIII веке. Так, Академия наук впервые попыталась исключить букву «ижица» из русского алфавита еще в 1735 году, а в 1781 году по инициативе директора Академии наук Сергея Герасимовича Домашнева один раздел «Академических известий» был напечатан без буквы Ъ в конце слов (иными словами, отдельные примеры «большевицкой» орфографии можно было встретить за сто с лишним лет до революции!).

В 1904 году при Отделении русского языка и словесности Академии наук была создана Орфографическая комиссия, перед которой и была поставлена задача упрощения русского письма (прежде всего – в интересах школы). Возглавил комиссию выдающийся русский языковед Филипп Федорович Фортунатов, а в ее состав входили крупнейшие ученые того времени – А. А. Шахматов (возглавивший комиссию в 1914 году, после смерти Ф. Ф. Фортунатова), И. А. Бодуэн де Куртенэ, П. Н. Сакулин и другие.

Результаты дальнейшей работы языковедов оценивало уже Временное правительство. 11 мая (24 мая по новому стилю) 1917 года состоялось совещание с участием членов Орфографической комиссии Академии наук, языковедов, учителей школ, на котором было решено смягчить некоторые положения проекта 1912 года (так, члены комиссии согласились с предложением А. А. Шахматова сохранить мягкий знак на конце слов после шипящих). Результатом обсуждения стало «Постановление совещания по вопросу об упрощении русского правописания», которое было утверждено Академией наук.

[читать дальше]Новая орфография была введена двумя декретами: после первого декрета, подписанного наркомом просвещения А. В. Луначарским и опубликованного 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года), последовал второй декрет от 10 октября 1918 года за подписью заместителя наркома М. Н. Покровского и управляющего делами Совета Народных Комиссаров В. Д. Бонч-Бруевича. Уже в октябре 1918 года на новую орфографию перешли официальные органы большевиков – газеты «Известия» и «Правда».

В это время в стране уже полыхала Гражданская война, и старая орфография, отмененная декретами большевиков, стала одним из символов сопротивления новой власти; такую же роль она играла и для русской эмиграции. За политическими спорами и идеологическими установками, в огне Гражданской войны, за десятилетия яростной вражды двух систем, о чисто языковом смысле реформы – стремлении лингвистов всего-навсего избавить русское письмо от лишних букв, обозначавших давно исчезнувшие или совпавшие с другими звуки, – почти совсем забыли…

Таким образом, современная орфография – не следствие «большевицкого произвола», «насильственного упрощения языка», а результат многолетней работы лучших русских языковедов, направленной на совершенствование правил правописания.

А. А. Шахматов говорил на совещании по вопросу об упрощении русского правописания 11/24 мая 1917 г.: "Можно с уверенностью сказать, что если бы русское духовное просвещение в конце XIV и в XV вв. не подверглось мертвящему влиянию южнославянских грамматических школ, задумавших регулировать искусственными правилами то, что на Руси регулировалось обычаем, стариной и пошлиной, наше письмо, следуя данному ему еще в XI в. в Киевской Руси направлению, было бы гораздо совершенней, чем наше современное, и гораздо точнее передавало бы на письме звуки живой речи" [В. И. Чернышев. Ф. Ф. Фортунатов и А. А. Шахматов - реформаторы русского правописания. -- Сб. "Академик А. А. Шахматов", М.-Л., 1947, стр. 239.].

В 1904 г. Академия наук образовала специальную Орфографическую комиссию, которая должна была заняться вопросом об упрощении правописания. В заседании 12 апреля было выяснено, что руководство Грота "Русское правописание" является трудом, составленным по поручению Отделения русского языка и словесности Академии наук, "но не от имени Отделения", что "таким образом критическое отношение к правилам русского правописания, рекомендованным академиком Гротом, не затрагивает интересов Академии наук. На заседании комиссии были выслушаны мнения ученых, представителей ведомств, учебных заведений, обществ и печати, было выслушано также извлечение из письма одного сельского учителя о том, что "нынешнее правописание тормозит народное просвещение, как тормозило крепостное право развитие России. Сотни тысяч людей с трепетом ожидают благополучного решения этого вопроса".

Постановлением комиссии были исключены из азбуки ѳ (фита), ъ, одна из букв и или i, ѣ. Для разработки вопросов, не связанных с исключением из алфавита лишних букв, комиссия выделила подкомиссию под председательством академика Ф. Ф. Фортунатова; в состав подкомиссии вошли А. А. Шахматов, А. И. Соболевский, Ф. Е. Корш, П. Н. Сакулин, И. А. Бодуэн-де-Куртенэ и др. [Протокол первого заседания Комиссии по вопросу о русском правописании, состоявшегося 12 апреля 1904 г.", СПб., 1905.]
В мае того же года подкомиссия выпустила "Предварительное сообщение Орфографической подкомиссии" ["Предварительное сообщение Орфографической подкомиссии", СПб., 1904.], которое представляло собой изложение проекта упрощения правописания. "Предварительное сообщение" вызвало целый ряд замечаний, возражений, пожеланий, которые и были рассмотрены подкомиссией в декабре того же года; решения подкомиссии однако не были опубликованы. События 1905-1906 гг. прервали работу подкомиссии, но многочисленные материалы в виде дополнений, возражений, даже новых проектов не переставали поступать.
Орфографическая подкомиссия Академии наук возобновила свои занятия лишь в декабре 1910 г. Подкомиссия составила окончательный проект реформы, который был напечатан в 1912 г. в брошюре "Постановления Орфографической подкомиссии". Подкомиссия, имея в виду, что ѣ, ъ, ѳ, одно из начертаний для звука и уже исключены постановлением комиссии, пришла к следующим заключениям, которые должны были войти в доклад, представляемый в комиссию: 1) исключить букву i, оставив и; 2) сохранить ъ в конце приставок в значении отделительного знака; 3) признать излишним написание буквы ь в конце слов после ж и ш, ч и щ в именительном и винительном падеже единственного числа женского рода (рож, ноч, плеш, вещ), во 2-м лице единственного числа настоящего и будущего времени (ходиш, даш), в окончании наречий и союзов (лиш, сплош, настеж), в неопределенной форме глагола (толоч, убереч - толочся, уберечся); 4) сохранить написание ться в инфинитиве (делаться, считаться); 5) признать употребление буквы ё желательным, но не обязательным (тётка, вёл, рёбра); 6) передавать звук о под ударением после шипящих и ц через о (крючок, толчок, чорный, печот, ещо, жолтый, лжот, свежо, шол, шолк, шопот, лицо, яйцо), "оттенки" же звуков о и е в безударных слогах - через е (пчела, чернослив, щенок, топорище, вышел, желток, жернова, сердце); 7) признать правильным написание с в приставках воз, из, низ, раз, без, чрез (через) перед глухими согласными[2] (восприятие, рассудить, бесполезно, рассада, чересполосный); 8) в окончании родительного падежа единственного числа мужского и среднего рода писать ого и его (слепого, чужого, меньшого, синего, волчьего, прочего, горящего, меньшего, куцего); 9) установить одно написание - ые и ие для именительного-винительного множественного числа всех родов (добрые люди, тесные улицы, глубокие знания); 10) ввести для всех трех родов написания они, одни, одних, одним, одними; 11) исключить из правописания правило, требующее писать ея в родительном падеже; 12) упростить правила переноса слов, ограничившись лишь тем, чтобы не отделять: а) согласную или группу согласных от гласной, перед которой она стоит, б) й перед согласной от предшествующей гласной, конечную гласную или группу согласных, а также и от предыдущей гласной, в) согласную в конце приставки, если эта согласная стоит перед согласной (под-ходить, а не по-дходить, раз-вязать, а не ра-звязать).

Так как "Постановления Орфографической подкомиссии" не получили окончательного утверждения, то в Академию наук не переставали и дальше поступать ходатайства и предложения о скорейшем упрощении правописания. Между прочим, I Всероссийский съезд по вопросам народного образования (декабрь 1913 г.) в своих резолюциях указал на необходимость скорейшего проведения орфографической реформы и на желательность, чтобы современная печать, не дожидаясь реформы, явочным порядком изъяла из употребления буквы ѣ, i, ѳ, ъ. За необходимость реформы высказался и Всероссийский съезд преподавателей русского языка и словесности, происходивший в декабре 1916 г. - январе 1917 г. в Москве: съезд признал скорейшую реформу правописания в том направлении, какое она получила в трудах Орфографической комиссии при Академии наук, настоятельно необходимой в интересах русской школы и всей русской культуры и постановил возбудить соответствующие ходатайства перед Академией наук, министерством и комиссией по народному образованию в Государственной думе.
<...>
Избранная Академией наук подготовительная комиссия созвала 11 мая 1917 г. совещание, на котором присутствовали, кроме членов этой комиссии, члены Орфографической комиссии 1904 г., члены Отделения русского языка и словесности, представители ученых и просветительных учреждений и некоторые другие.
<...>
23 декабря 1917 г. Народный комиссариат просвещения издал декрет о введении нового правописания. В декрете говорилось:
"В целях облегчения широким народным массам усвоения русской грамоты, поднятия общего образования и освобождения школы от ненужной и непроизводительной траты времени и труда при изучении правил правописания, предлагается всем, без изъятия, государственным и правительственным учреждениям и школам в кратчайший срок осуществить переход к новому правописанию".
Был установлен следующий порядок проведения реформы в жизнь:
"Все правительственные и государственные издания, периодические (газеты, журналы) и не периодические (книги, труды, сборники и т. д.), должны печататься согласно новому правописанию с 1 января 1918 г.
Во всех школах республики переход к новому правописанию должен быть произведен согласно следующим основаниям:
1. Реформа правописания проводится постепенно, начиная с младшего отделения начальной школы.
2. При проведении реформы не может быть допущено принудительное переучивание тех, кто уже усвоил правила прежнего правописания.
3. Для всех учащихся и вновь поступающих остаются в силе лишь те требования правописания, которые являются общими и для прежнего и для нового правописания, и ошибками являются лишь нарушения этих правил. Государственной комиссии поручается принять меры для проведения в жизнь нового правописания".
Дальше шли "Изменения правописания и новые правила", уже известные нам по постановлениям совещания 11 мая 1917 г. (всего 13 пунктов).
10 октября 1918 г. был издан Советом Народных Комиссаров специальный декрет, который подтвердил декрет Народного комиссариата просвещения.
В новых правилах были опущены из изданных в 1917 г. пункты 5 и 13. Остальные пункты остались без изменений, были лишь опущены примеры к правилам.

Что изменено