June 25th, 2010

Закат над Кремлем

Интересно, за сколько конкретных рубликов и какой "умник" разрешил ЭТО?

Очередное безобразие вблизи Национальных Памятников


В честь первого в истории соревнования Red Bull X-Fighters на российской земле, дизайнер трека Дейн Херрон (США) постарался на славу. Крупнейшие состязания по фристайл-мотокроссу пройдут 26 июня в Москве на Красной площади, и станут самым значимым FMX событием в России.
Множество туристов собрались на Красной площади, в центре столицы, не веря своим глазам, и наблюдая, как лучшие в мире мотофристайлеры, среди которых - Нэйт Адамс (США), Робби Мэддисон (Австралия) и нынешний лидер тура Андре Вилла (Норвегия) рассекают на своих мотоциклах, готовясь к субботнему мероприятию. Рев двухтактных двигателей заглушил все остальные звуки города на Васильевском спуске. Третий, московский этап Red Bull X-Fighters, готов к дебюту в России после первых двух остановок в Мехико (Мексика) и Гизе (Египет).

Создать трек на Васильевском спуске оказалось непростой задачей для Дейна Херрона, главного конструктора Мирового тура Red Bull X-Fighters 2010: «Нам было очень важно правильно распределить весовые нагрузки на трассе, поскольку в некоторых местах брусчатка на Красной площади очень старая и хрупкая, поэтому, чтобы не повредить ее, пришлось сделать стабильную основу для трека. Для решения этой головоломки нам понадобилось 250 самосвалов песка, 15 человек и 10 дней. После соревнований еще 3 дня уйдет на демонтаж»

Трек состоит из четырех обычных рамп и трех песчаных, и в общей сложности имеет 5 направлений движения. Но райдеры не перестают нас удивлять, и постоянно изобретают новые маневры, о которых мы даже не могли подумать!» - смеется Херрон, в предвкушении одной из важнейших остановок тура.

Понятно, что спонсоры не в первый раз находились и стоимость трансляции увеличивалась ради этого и других кадров.

Очередное осквернение Национальных символов


НО КТО РАЗРЕШИЛ проводить подобные "мероприятия" в опасной непосредственной БЛИЗИ Национального символа России, Памятника ЮНЕСКО, "символа самобытного русского искусства", по словам профессора Андрея Леонидовича Баталова. Это ни с кем из специалистов не согласовано. Собор Василия Блаженного только что отреставрирован, и КТО будет оплачивать исследования последствий песка, шума, света и прочего и, соответственно, новую реставрацию Храма и не только его?


Закат над Кремлем

К вопросу о реституции

Деревенские говорят – земля наша, по всем документам наша, чиновник из администрации Пушкинских Гор стоит прячет глаза, а святые отцы голос подымают – говорят – вода тут святая, чудотворная, и вот часовня тут их стоит, они построили, а колодец рядом, значит, и земля святая, и колодец их.
<...>
Они там все на взводе, в этой деревне, телевизор смотрят – слова рейдерский захват знают – их в лицо священникам и сказали.
Началось вот что.
Святые отцы – игумен Макарий Святогорского монастыря и отец Михаил церкви Казанской Божьей Матери, которые приезжают к ним. Сказали, что они их проклинают, что они все – против Бога, и попаду т в ад, потому что против святого дела идут. Деревенские сказали, что ничего они не против Бога – они не хотят, чтобы у них отбирали колодец. А что церковь должна не проклинать, а молиться и прощать, а не о продаже воды заботиться, потому как это деньги, а церковь к деньгам должна дела не иметь.
Игумен Макарий сказал, что они страшные грешники, юрист в очочках. Что-то стал по законы бубнить, а отцы на два голоса грозить геенной огненной.
целиком

по наводке mikhail62 

Закат над Кремлем

"Что за страну можно построить там, где прошлое стерто?" - из фильма ММКФ


В столице завершается Московский международный кинофестиваль. На конкурс было представлено около 30 лент, многие из которых критики уже назвали «слишком смелыми».

Явных фаворитов в этом году нет, но скорее всего в список призеров попадут картины режиссеров из бывших соцстран. Победителей завтра назовет жюри во главе с французским режиссером Люком Бессонном.

Шансы участников конкурса оценил корреспондент НТВ Константин Гольденцвайг.

В те ушедшие времена, о которых сегодня рассказывает каждая третья лента конкурсной программы, о таком фестивале бы точно сказали: провокация, очерняющая и высмеивающая соцдействительность.

Польского режиссера Яна Кидаву-Блонского после премьеры его политической мелодрамы «Розочка» донимают: как понять, это опять обвинения против СССР? Режиссер объясняет: скорее, оправдание сотням поляков, точно так же служивших режиму. Их имена архивы Варшавы рассекретили лишь недавно. Так этот фильм и родился.

Ян Кидава-Блонский, режиссер: «Известные люди, даже некоторые мои друзья оказались тайными сотрудниками службы безопасности. Это шокирует, с одной стороны. Но с другой стороны, дает материал для размышления. А что если мы знаем этих людей и это нормальные люди?»

В это сложно поверить, но его жуткая драма во многом основана на реальных событиях. Красавица Камилла, она же агент госбезопасности Розочка, приставлена как бы любовницей к своему объекту — профессору-диссиденту. Но вскоре оказывается вовсе не как бы в него влюблена. Кто победит в итоге в ней: стукач на службе у ГБ или верная жена?

Магдалена Бочарска, актриса: «С одной стороны, были люди, умиравшие за нашу свободу. Они известны, они герои, мы их боготворим. С другой стороны, были тысячи тайных агентов. Да, они должны чувствовать свою вину. Но и мы должны понимать, что не все было так однозначно. У фильма есть подзаголовок: Всякая любовь имеет свою историю. Я бы добавила: и всякое преступление имеет свою историю».

Чешская лента Елены Повласковой «Как рай земной» рассказывает о временах все тех же преступлений. Хоть и не было в чешском слова «шестидесятник», но и там лучшее читали в самиздате, на тех же машинках тайком печатали диссидентские хартии, а ночью ловили вражьи передачи. Обо всем этом рассказано с грустной улыбкой.

И ведь при том все эти режиссеры Восточной Европы, приглашенные в этом году в Россию, росли на русском же кино. Одни в годы братской дружбы стажировались на «Мосфильме», другие учились во ВГИКе, где их отбирали, лелеяли и готовили с одной лишь целью — чтобы уже по возвращению на родину они снимали о завоеваниях социализма и верности советскому соседу. Верны ученики остались, впрочем, только одному — вкусу хорошего кино, воспитанному здесь же.
Марта Мессарош, режиссер: «У меня были чудесные педагоги: Герасимов, Пырьев, Кулешов».


У дочери венгерских политэмигрантов Марты Мессарош и у самой запутанные отношения с Россией. Вроде тут и друзья юности, и Москва — любимый город, но ведь отсюда же в 80-х звонили в Будапешт и запрещали номинировать ее антисоветскую картину на американский «Оскар».

Спустя десятилетия Мессарош — ключевой фаворит московского фестиваля. Ее фильм «Последний донос на Анну» снят, по сути, в жанре словесной дуэли. Диалог ведут изгнанная в Лондон после восстания 1956 года политактивистка Анна Кетли и приехавший к ней через 20 лет брат умершего по ту сторону границы возлюбленного Анны. А брат отныне на задании спецслужб.

— Поверьте, вы не знаете, какая она, сегодняшняя Венгрия.
— Ты что ли знаешь? Что за страну можно построить на лжи? Что за страну можно построить там, где прошлое стерто? Что за страну можно построить на телах казненных и захороненных без имен?

Марта Мессарош, режиссер: «Я очень люблю Россию и очень люблю русский народ. И очень люблю русскую литературу и горжусь, что я говорю по-русски. Но когда приходит диктатура и уничтожение других народов, это уже не русское, это другое, это система».

Согласится ли российский зритель с такой громкой постановкой вопроса, сказать трудно. Но в фестивальном жюри меж тем шепчутся: одна из этих картин, возможно, и получит главный приз 32-го Московского кинофестиваля, из всех 32, пожалуй, самого смелого.