June 21st, 2010

Закат над Кремлем

Ещё раз о реституции

Катастрофа произошла в 2008 году, хотя специалисты говорят, что и двумя годами ранее состояние иконостаса было ужасным. Но епархия не предприняла мер по спасению работы Зинона. Тогда для собора приобреталась дорогая мебель, софринские люстры и подсвечники размерами выше бабушек, которые ставят на них свечки. Настоятель Троицкого собора отец Иоанн (Муханов) сказал, что исторической ценности иконостас работы отца Зинона не имеет. То же самое повторила журналистам сотрудник Комитета по культуре Людмила Солдатенко.
Между тем архимандрит Зинон – самый известный иконописец славянского происхождения, а на Западе его вовсе считают новым Андреем Рублевым. В 1995 году за вклад в церковное искусство он первым из церковных деятелей получил Государственную премию России. Более половины альбома «Современная православная икона», выпущенного по благословению патриарха Алексия II, посвящено работам Зинона. А в 1996 году последовало изгнание.
Предлогом послужила литургия, отслуженная архимандритом и двумя монахами с католическим священником. Хотя, подчеркивая единство христианского мира, службы с представителями других конфессий служили и патриарх Алексий II, и высшие иерархи РПЦ. Патриарх и снял с Зинона наложенные Евсевием запрещения, но произошло это только пять лет спустя. Опальный иконописец к тому времени жил в Вене, работал в Италии, Франции, Бельгии. Ему доверили расписывать церковь Симона-Петра в Афоне, а родной Псков был, вероятно, единственным местом на планете, где его работы считались не имеющими ценности.
В ноябре 2008 года в псковском Доме Советов обсуждался вопрос о том, чтобы взять наследие Зинона под охрану, но представители епархии на него не пришли. Зато проведенная под их присмотром реставрация пострадавшего иконостаса Серафимовского придела принесла противоречивые плоды. Появилась информация, что богомазы до неузнаваемости изменили оригинал. Были частично переписаны лики и облачения святых: в частности, апостол Петр оделся в красный гиматий, который ему в иконописной традиции не свойственен.
Храм Василия на Горке – единственная сохранившаяся церковь начала XV века, времени расцвета Псковской вечевой республики. В начале XXI века местный настоятель установил в окнах стеклопакеты и выложил пол керамогранитом. В храме Михаила Архангела в Городце батюшка заложил силикатным кирпичом окно и арку. В церкви Елены и Константина отец Пантелеймон возводит строения поверх старинных могил.
– Самовольно установленные стеклопакеты можно увидеть в окнах многих церквей: Иоакима и Анны, Ильи пророка с Луга и других, – говорит председатель псковского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Ирина Голубева. – В ответ на наши претензии святые отцы обычно говорят, что сейчас не XV век и надо идти в ногу со временем. Что в старой кладке пола у женщин застревают каблуки. И самое страшное, что у них свой закон и свои архитекторы. Как оказалось, один такой «архитектор» пел у батюшки в церковном хоре. А в результате они находят столь же «образованных» спонсоров и латексной краской покрывают стены из пористого известняка. Известняку обязательно надо дышать, а краска действует как компресс и стены начинают гнить.

Пользуясь самым высоким «светским» покровительством, настоятельница Спасо-Елеазаровского монастыря сумела расширить «охранную зону» вокруг него до трех тысяч га. «Под бульдозер» пошло десять деревень
СЪ ДНЁМЪ АНГЕЛА!

100-летие Твардовского

Тверской бульвар

"Центр дебилизации страны - в Москве"

У Анатолия Вассермана неожиданно развернулась дискуссия в русле оценки Лениным части интеллигенции, той самой массы дебильной советской интеллигенции, которая развалила страну, подорвав, прежде всего, собственное благополучие, но до сих пор понять этого не способной.

Тем, кто желает присоединиться, - сюда
Закат над Кремлем

"Наши предки умели строить красивые и удобные города"

"РУССКИЙ ГРАД"

Автор сценария и режиссёр -
выдающийся русский документалист Фёдор Александрович Тяпкин
Центрнаучфильм, 1980

СПАСИБО

hitrovka 
(& pierre_amateur )
СЪ ДНЁМЪ АНГЕЛА!

Сегодня исполнилось 85 лет со дня рождения Евгения Рубеновича Симонова



Евгений Рубенович СИМОНОВ на встрече артистов театра им. Вахтангова с Борисом Пастернаком
(Юрий Яковлев, Владимир Шлезингер, Евгений Симонов, Борис Пастернак, Михаил Ульянов и др.)
Москва. 1956


Рубен Евгеньевич Симонов рассказывает:

Мой дед, Рубен Николаевич, возглавлял театр имени Вахтангова с 1939 года. А в 1965 году его сын и мой отец Евгений Рубенович по предложению министра культуры СССР Екатерины Фурцевой был назначен главным режиссером Малого театра. В семье был большой скандал. Рубен Николаевич кричал: «Ты с ума сошел! Ты — вахтанговец! Как ты можешь уходить из этого театра!?» Но через неделю зашел к отцу в комнату, я был свидетелем того разговора, и сказал: «Женечка, ты прав. Иди в Малый театр». Папа удивился: «Но ты же сам кричал, что я — вахтанговец, что нельзя. Ты неделю со мной не разговаривал!» С чисто армянской мудростью Рубен Евгеньевич ответил: «Я подумал, Женечка. Я умру, они полезут на мое место, а ты — спрыгнешь, потому что Малый театр — это же театр Союза ССР». Так оно и случилось… В 1968 году Евгений Рубенович возглавил театр имени Вахтангова.

Евгений Рубенович, мой отец, был очень разносторонним человеком. Он закончил консерваторию, блистательно играл на гитаре, на фортепиано (с листа — любую оперу, а многие знал наизусть), обладал просто энциклопедическими знаниями. В совершенстве знал поэзию. Он был настолько человек изящный… немножко даже неземной, не от мира сего, витал в облаках искусства. Политические баталии и карьерные сражения… он как бы упускал их из вида, не понимал, когда, что, куда и в связи с чем. Он был совершенно далек от быта.
…В то время (и я застал это!) московские армяне очень часто собирались. Такого, к сожалению сейчас не происходит, и мне кажется, что очень хорошо было бы эту традицию возродить. Я помню эти вечера еще маленьким. Мой отец, Евгений Рубенович Симонов, родился в 1925 году, а я родился в 1953 году, и я очень хорошо помню (хотя все это началось задолго до моего рождения), что собирались и композитор Хачатурян, и маршал Баграмян, и скульптор Никогосян, и политик Анастас Микоян, и его брат авиаконструктор Артем Микоян и другие известные люди, имена которых составляли цвет московской армянской элиты. Те, кто как бы соединял собой армянскую и русскую культуры.
Встречались очень часто. Раз в месяц — просто обязательно. Это было не в одном месте, не у кого–то конкретно, а то в одном доме, то в другом. Обсуждали вопросы культурных связей, новые книги, спектакли, концерты, успехи, проблемы разные… В общем все, что волновало тогда. Часто приходил Никита Симонян, который руководил футбольной командой «Арарат». Когда «Арарат» в 1972 году взял «дубль» (стал чемпионом страны и обладателем Кубка), гуляла вся Армения. И мы тут в Москве тоже гуляли. Никогда не забуду этого замечательного вечера. Мой отец и Симонян очень дружили, иногда дни и ночи проводили вместе.
Театральное общение было очень плотным. Часто театр имени Евгения Вахтангова гастролировал в Ереване. Рачья Никитович Капланян (народный артист СССР, главный режиссер Ереванского драматического театра) ставил спектакли в Москве в театре Вахтангова, а Евгений Рубенович ездил на постановки в ереванский театр. Эта связь постоянно существовала.
Очень жалко, что нарушена традиция таких встреч. То ли нет такого места, то ли нет времени, то ли все заняты другими делами. Очень жалко.
..
_____________________________

Евгений Рубенович успел создать свой театр, увековечив Память своего отца, великого Рубена Николаевича Симонова, успел добиться помещения в Калошином переулке, где Театр находится и по сей день.