June 1st, 2010

Закат над Кремлем

То ли ещё будет

Так горел Манеж

Восстановленное после пожара здание Манежа пошло трещинами

Деревянные фермы московского Манежа, восстановленные после пожара, начали трескаться из-за излишне сухого воздуха, сообщает РИА Новости со ссылкой на неназванный источник в городской администрации. Манежу опять необходим ремонт - в здании необходимо установить систему увлажнения воздуха. По словам сотрудника столичной мэрии, фермы - конструкции из клееной древесины - трескаются из-за чрезвычайно сухого воздуха. "Когда Манеж восстанавливали после пожара, все были озабочены установкой систем вентиляции и кондиционирования воздуха, которые должны были избавить памятник от постоянной сырости. При этом никто не подумал, что излишне сухой воздух может пагубно сказаться на состоянии деревянных конструкций", - рассказал собеседник агентства.
Для того чтобы создавать и поддерживать в московском Манеже благоприятный для деревянных ферм уровень влажности, власти планируют установить в здании специальную систему увлажнения воздуха. Помимо этого, в московском Манеже будут менять напольное покрытие, которое также потрескалось. "Изначально был выбран не очень качественный материал, который теперь планируется заменить на керамогранит", - объяснил агентству сотрудник мэрии.

По оценке властей, стоимость ремонта Манежа составит 120 миллионов рублей.

Источник biblioglobus

Память

"И качнётся бессмысленной высью пара фраз, залетевших отсюда..."

Фото Виктора Ахломова

Не стало Андрея Андреевича Вознесенского

"Я узнала о его смерти буквально несколько минут назад,. И это скорбная, безумно страшная для меня новость. Мне безмерно горько, вряд ли вы сможете представить себе мое нынешнее состояние".

Белла Ахатовна напомнила, что она обещала покинуть белый свет раньше Андрея Вознесенского. В одном из её стихотворений есть такая строфа: "Но в одном я тебя перелукавлю: в час расплаты за Божью звезду я возьму себе первую кару".

"Но человек не должен давать подобные обещания, - сказала Бела Ахмадулина ИТАР-ТАСС. - Что мне теперь остаётся? Мне остаётся множество воспоминаний и безвыходная печаль. Я знаю, что это горе делят со мной сотни людей. Но ни они меня не могут сейчас утешить, ни я их".
 

Закат над Кремлем

Будет снят фильм о Параджанове

Руководитель студии «Интерфильм» Елена Фетисова представила фильм «Параджанов». Это художественный биографический фильм-драма, основанный на реальных событиях из жизни Параджанова. Действие происходит в 1950-90 гг. в СССР. Именно жизнь Параджанова - увлекающийся сценарий, написанный им самим. Его рисунки и коллажи - практически готовые раскадровки для будущего фильма. Лента о сложных романтичных отношениях с женой-музой Светланой, провокационные и эксцентрические отношения с фаворитами, 5 ужасных лет тюрьмы сурового режима и 15 лет без работы в голодном Тбилиси, и при этом вечный карнавал, дружба с Тарковским, Феллини, Вайдой и одиночество художника-изгнанника.

Режиссером фильма будет Роман Балаян. По мнению Фетисовой, именно он может создать честный портрет социального изгнанника и мыслящего гения, не возводя при этом постаменты.

Фильм уже представляли в Армении, Эстонии, Роттердаме, Берлине и Каннах. Согласились на участие продюсеры из Нидерландов и Швеции. Лента будет длиться 100 минут, бюджет составляет 1 млн. 900 тыс. евро. Выпустить планируют в 2013.

Напомним, что о намерении снимать биографический фильм о Параджанове недавно заявила также российская компания «Централ Партнершип».

Источник

Закат над Кремлем

Разговор музыканта с Президентом - не Шевчуком единым))

И.БУТМАН: Игорь Бутман, саксофонист, активный член партии «Единая Россия».

Дмитрий Анатольевич, я бы хотел спросить Вас об уроках музыки в школе. У нас уроки музыки в школе проходят точно так же, как в том периоде, о котором Вы несколько раз упоминали, – просто уроки пения. И мы не знаем истории музыки, современной музыки, у нас нет обучения на музыкальных инструментах. Представляете, как бы замечательно играл бы на тромбоне, допустим, Вячеслав Фетисов? У него великолепная для этого физика. Или можно было бы создавать ансамбли, просто школьники, особенно после седьмого класса, вообще с музыкой, с творчеством не связаны, а творческий подход нам необходим для той самой модернизации, о которой мы говорим. И творческий подход в школе, джазовые оркестры, духовые оркестры, оркестры народной музыки, симфонические оркестры, именно школьные соревнования среди них, это, мне кажется, как раз бы улучшило вообще общую обстановку и продвинуло нашу культуру вперед. Согласны ли Вы с этим?

И второй вопрос. Я считаю, что нам для создания лучшего имиджа нашей страны за рубежом надо поддержать наших артистов, музыкантов, для того чтобы они могли представлять нашу страну больше, чтобы мы пропагандировали наше современное искусство, для того чтобы это тоже являлось частью финансовых доходов нашей страны. Потому что мы импортируем очень много зарубежной музыки (американской, английской, итальянской), их поддерживают и частные, и государственные фонды или что-то такое, а у нас этого практически нет, ни МИД России, ни Министерство культуры не поддерживают. Мы сами ездим, конечно, не подумайте, что мы сидим и варимся в собственном соку, но поддержка нужна. И пускай нас там будут щелкать по носу, некоторые будут над нами смеяться, но нам надо участвовать в культурной жизни мира. Это нам принесёт тоже огромные дивиденды, когда цены на нефть упадут.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть я так понимаю, что музыкой можно не заниматься, если цены не упадут?

И.БУТМАН: Нет, надо ещё больше заниматься музыкой. Пока они не упали, потому что Вы же правы, но когда-то же это закончится. Мы говорим о нанотехнологиях, обо всём...

Д.МЕДВЕДЕВ:> Понятно, спасибо.

В отношении уроков музыки. Мне кажется, вообще я к музыке имею очень отдаленное отношение, но все, кто…

И.БУТМАН: Нам с Вами нравится одна и та же группа «Deep Purple».

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это справедливо, но просто Вы музыкант, а я человек, который слушает музыку.

Так вот всё, что было сделано музыкантами, может быть, это вопреки школьным урокам музыки. Я вспоминаю уроки музыки в нашей школе. Это было в Ленинграде, в начале 70-х годов, более скучных и противных уроков, к сожалению, …

И.БУТМАН: У меня то же самое.

Д.МЕДВЕДЕВ: К сожалению, да. Мы с Вами практически вообще и в одном месте росли.

И.БУТМАН: Абсолютно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я помню, что мы ходили туда из-под палки, нас заставляли петь на русском языке и, как ни странно, на английском песню с каким-то чудовищным припевом: «Хай-хо, хай-хо». Что-то в таком духе. После этого у меня, конечно, возникло стойкое отвращение к этому предмету, к сожалению, но, слава Богу, не к музыке. Поэтому, конечно, это очень тонкая вещь.

Понятно, что здесь невозможно прививать любовь, но очень многое зависит от педагогов, от их желания посвящать себя детям и, извините, от материальной оснащённости школы. Потому что, если говорить о наших школах, тех, которые мы помним, опять же в лучшем случае это было такое раздолбанное пианино. К сожалению, ничего другого, ни духовых инструментов, ни тем более того, что нам в 70-е годы, в 80-е хотелось, чтобы там были...

И.БУТМАН: Гитара.

Д.МЕДВЕДЕВ: Все эти вещи – и гитара, и ударная установка – этого ничего не было, и, конечно, всё это осуществлялось совсем в других местах. Поэтому материальное оснащение плюс талант педагога – в этом случае уроки музыки будут интересными. Я смотрю, во всяком случае в некоторых школах, до меня доносится информация, там реально это настоящие, серьёзные мероприятия, где дети с удовольствием этим занимаются и не ходят туда, как на расстрел, но так далеко не везде. В задачи государства входит обеспечить хотя бы более или менее близкие стартовые возможности. Понятно, что, допустим, школа в Москве или Питере имеет одни возможности и по количеству педагогов, и по количеству детей, родителей, которые там должны этому тоже помогать. Школы, которые находятся в сельской местности, – совсем другие. Но какие-то элементарные вещи должны быть везде. Это абсолютно точно.

Насчёт нового курса. Может быть, есть смысл – я не знаю, я не специалист, конечно, – но, может быть, есть смысл подготовить новые методические документы к урокам музыки, потому что я не знаю, на основе чего работают в сегодняшней школе. Может быть, это требует переосмысления. Здесь нужно просто посмотреть. Я скажу Министру образования.

Что же касается поддержки вообще наших музыкантов, то, конечно, это задача государства до определённой степени, до тех пор, пока музыкант не достигает планетарного масштаба, как в Вашем случае. Тогда он уже передвигается сам по свету, сам за себя способен заплатить, способен себя накормить.

Но, если говорить серьёзно, то, конечно, грантовые программы должны быть. И это, наверное, самое естественное и правильное. Только их количество и их разнообразие должна быть больше. Я регулярно подписываю, наверное, до пяти указов в год по музыкальным грантам. Это немного. То же самое приблизительно делает Правительство. Тоже не так много.

Что важно? Чтобы такого рода решения принимались ещё и главами администраций в субъектах, чтобы такого рода гранты выделялись нашим бизнесом. Это вообще отдельная тема, потому что сейчас уже я чувствую, что многим нашим представителям бизнеса уже приятно тратить деньги на искусство. То есть они понимают, что это, во-первых, интересно. Во-вторых, это позволяет и собственное имя погреть в лучах чьей-то славы, а все мы люди честолюбивые, в общем, ничто человеческое нам не чуждо. Так что, мне кажется, что этот ресурс также нужно использовать, ресурс поддержки по линии российского предпринимательского сообщества.

Ничего оригинального вам не сказал, но если мы все вместе это будем делать, то состояние в этой сфере будет гораздо лучше.

И.БУТМАН: Спасибо, мы обязательно будем делать.

источник

Ранее по теме