May 21st, 2010

Закат над Кремлем

"Я только вижу, что та преемственность интеллектуальной мысли, от Пушкина до Толстого, прервалась."

Сергей Александрович, перед премьерой «Ассы 2» вы сказали, что перемены, о которых пел Цой, не имеют ничего общего с переменами, которые произошли после перестройки и происходят сейчас…

Произошел исторический обман. Не перемены, а фальсификация перемен. Конечно, когда мы кричали: «Хотим перемен», то, ощущая потребность в них, совершенно не знали, чего именно хотим. И то, что декларировали (переход к рыночной экономике, отказ от социализма), в итоге в общем-то оказалось не то глупостью, не то провокацией. Безусловно, было много гадостей, но и много хорошего в «проклятом» и свергаемом нами социализме.

Разумные люди переняли бы положительный опыт прошлого - то, что выгодно нас выделяло от других, и как-то подумали бы его соединить с тем хорошим, что есть в западных экономиках. А мы что сделали?

Сначала что-то строить 70 лет, спалить на этом миллионы жизней, потом все разом перечеркнуть и без оглядки принять довольно сомнительную модель рыночной экономики - это безумие! Бред! Но я не знаю, какой путь для России нужен, я же не политик. Я только вижу, что та преемственность интеллектуальной мысли, от Пушкина до Толстого, прервалась. И жажды познания и поиска ответов на вопросы «зачем мы сюда пришли», «с какой целью живем» - ее больше нет.

Не думаю, что капитализм сможет восполнить этот разрыв, заполнить образовавшуюся пустоту. И я совершенно не разделяю той точки зрения, что хорошо бы в России построить такой капитализм, как в Швеции. Что-то другое надо, адекватное нам самим.

И есть еще одна закономерность у всех российских перемен: что бы ни менялось - все во вред человеку. Почему - этого я не знаю. Но знаю, что не надо больше нам никаких перемен. Все перемены оборачиваются обманом. И мне неудобно и не хочется даже косвенно участвовать в этом колоссальном коллективном обмане.

Вы говорили: пока в стране есть Шнуров, остается надежда, что все будет хорошо. Почему Лужков запрещает его концерты? Не хочет, чтобы было хорошо?

Запрещает потому, что стучат недобросовестно. Вы думаете, Лужков хоть раз был на концерте Шнурова? Вряд ли. Толком ничего не объяснив, ему дали соответствующую подборочку песен и сказали, что есть вот такой патлатый гад из Питера, который приезжает в Москву и матерится на концертах. Примерно на таком уровне все происходило.

Кто Лужкову расскажет про истоки русского мата? Кто ему скажет, что первый русский матерщинник в поэзии - Пушкин? Некому сказать. Недобросовестное стукачество порождает феноменальные примеры вопиющего бескультурья.

У чиновников культура - глубоко в подсознании. На уровне подсознания им хочется играть в нее. Им проще, например, подарить Гергиеву невиданную квартиру и вручить орден с бриллиантом для ношения в носу, нежели сходить на его концерт и самим понять, что хорошего и важного он делает. Тут нет никакой идеологии, просто они так устроены.

Вы когда-то говорили, что никто никогда не просил у вас взяток. В чем секрет?

Не знаю, честно. Я время от времени думаю: дать кому-нибудь взятку, что ли?! Чтобы наконец сдвинуть мертвую проблему с мертвой точки. Но ведь не возьмут. Подумают, что «Комсомольская правда» тут же напишет.


Чем отличается поколение «Ассы» от поколения «Одноклассников»?

Нет никакой разницы. Поколение - фундаментальное понятие культуры. А то, что в российской прессе именуется поколениями, имеет к ним зачастую небольшое отношение.

Я с 1960-х годов преподаю во ВГИКе. И, если меня спросят, чем нормальный молодой человек, который учился режиссуре в 1960-х годах, отличается от нормального молодого человека, который учится режиссуре спустя 40 лет, я отвечу: ничем. И тогда среди молодых были умные, и сейчас они есть, и тогда бывали без головы на плечах, и сейчас есть. А то, что теперь носят платья от Gucci, а раньше сами шили, не значит, что стали другими.

Меняется одежда, появляются все новые и новые технологии, влияющие на нашу жизнь, но это не имеет никакого отношения к характеристикам поколений. Это лишь характеристики философии масскульта, она становится другой.

Из последних российских фильмов какие понравились?

Документальные фильмы Расторгуева, «Шультес» Бакура Бакурадзе, фильмы Хлебникова, Попогребского, Вырыпаева… В России, надо сказать, выросло прекрасное поколение кинематографистов, которое не хочет делать «продуктовое» кино. Они делают кино как средство общения друг с другом и с теми, кого любят и понимают. Мудрый подход сильных людей.

Российское кино способно сейчас, как некогда фильмы Тарковского, Муратовой, произвести революцию на Западе?

Для этого Запад должен сначала что-то сделать с собой. Посмотрите, какие картины они премируют на своих фестивалях! Им кажется, что они решили все свои проблемы, нашли ответы на все вопросы и теперь остается подгонять картины под эти решения. Но я не вижу ни нового Фолкнера, ни нового Антониони, ни нового Бергмана. Вместо них какие-то механически люди. И фестивали механические. Их высокие оценки давно не гарантируют, что картины сняты талантливо.

Из всего разнообразия книг, фильмов сегодня довольно сложно выбрать стоящее. Какой ориентир вы бы посоветовали?

Есть только один рецепт - обращаться к себе самому.

Культура - это не прививка, ее нельзя ввести внутримышечно. Культура - это образ жизни, который вырабатывает в тебе потребность пользоваться ее продуктами. Я хожу в консерваторию не потому, что мне хочется обогатить свой внутренний мир. Я хожу потому, что испытываю потребность. Но потребность не вдолбить, ее можно только открыть в себе.

Кинокритики за вами закрепили звание «выдающийся деятель нескольких эпох». Каково себя им чувствовать?

Когда-то Франсуа Трюффо сказал: «Меня дико раздражает, когда ко мне начинают относиться как к поставщику шедевров. Я обыкновенный французский режиссер, который хочет на французском языке снять два десятка нормальных французских фильмов». Целиком и полностью разделяю такое желание.

Оригинал статьи - «Деловой Петербург»