May 8th, 2010

Закат над Кремлем

Вот такие дела.....

Патриотизм в самом простом, ясном и несомненном значении своем есть не что иное для правителей, как орудие для достижения властолюбивых и корыстных целей, а для управляемых — отречение от человеческого достоинства, разума, совести и рабское подчинение себя тем, кто во власти.
Так он и проповедуется везде, где проповедуется патриотизм.
Л. Н. Толстой


Памятник историко-культурного наследия - здание штаба легендарной 53-й стрелковой дивизии. В руины его превратили не гитлеровские войска, а Министерство Обороны РФ, которому оно и принадлежит. Хоть бы мемориальные доски сняли и не позорились.


Это такая «шутка»?

Статья целиком и остальные фотографии
Закат над Кремлем

Мимо тёщиного дома....

Займет ли Израиль место России на Байконуре? 

Дмитрий Щёлоков

В начале апреля 2009 года все специализированные сайты облетела сенсационная новость, в 2015 году, когда Россия введет в строй на своей территории космодром Восточный и поэтому покинет Байконур, Казахстан передаст его под контроль израильских специалистов, которые будут использовать его для оказания услуг Индии. Через пару недель от Председателя Национального космического агентства Казахстана Талгата Мусабаева последовало опровержение: «Официально заявляю, что Республика Казахстан не проводила никаких официальных переговоров с израильской стороной о передаче космодрома Байконур в аренду, на сегодняшний день этот вопрос перед нами в повестке дня не стоит». Понятно, что ключевое слово в этом заявлении «официально», типа договоренностей ещё нет, но переговоры уже ведутся, да и в предыдущих своих высказываниях казахстанский космонавт довольно откровенно намекал на возможность такого сценария. Но трезвому наблюдателю всё это кажется блефом в ответ на блеф. Россия, рассказывая о своих планах построить новый космодром, пытается сбить цену на аренду Байконура, а Казахстан отвечает, что типа мы и без вас обойдемся, у нас уже есть, кому его передать.

Все это выглядит блефом, потому что у России нет денег на строительство нового космодрома, а у Израиля весь военный космический бюджет меньше, чем арендная плата за Байконур, которую платит Россия. Поэтому и появилась в этом сценарии Индия. Только не понятно, зачем ей это надо, потому что у нее есть собственный космодром, из-за близости к экватору, запуски с которого обходятся дешевле, чем с Байконура. На этом можно было бы поставить точку, но вопрос действительно интересный: что будет, если вдруг Россия больше не сможет содержать Байконур, кому он достанется. И если задуматься над этим вопросом, то озвученный выше сценарий представляется наиболее реалистичным.

Израиль, на данный момент, имеет, пожалуй, самую эффективную космическую программу. Это стало результатом развития в первую очередь сектора экономичных спутников, в котором он стал общепризнанным лидером. Примечательно, что Израиль продает свои спутники даже Индии, которая вступила в космическую гонку на десятилетия раньше Израиля и имеет космический бюджет практически в десять раз больше Израиля. (Впрочем, Израиль предоставляет космические услуги даже арабам, правда, среди таких покупателей пока только ОАЭ). Но у израильской космонавтики есть один, но существенный минус, ракеты, запускаемые с космодрома Палмахим, выводятся на орбиту по направлению противоположному вращению Земли, что приводит к удорожанию запусков. Делается это, чтобы ракета не могла быть сбита во время пролета над территорией, враждующих с Израилем, арабских стран. По этой причине территория Израиля не может использоваться для коммерческих запусков. Поэтому израильтяне запускают свои спутники с чужих космодромов, в том числе, и с Байконура. Так что у Израиля есть мотивы, чтобы получить в свое введенье крупнейший космодром Земли, но одному ему такую ношу не потянуть. И не только потому, что это дорого, но и потому, что не понятно, как Израиль сможет загрузить на полную мощность такой огромный космодром. Использовать его исключительно для коммерческих запусков это все равно, что на КамАЗе в магазин за покупками ездить.

Поэтому нужен партнер, у которого есть амбициозная космическая программа. Индия самый подходящий кандидат на эту роль, потому что индийский пилотируемый корабль предполагается создать на основе ракеты-носителя «Союз». Понятно, что дешевле будет не строить новый стартовый комплекс для таких ракет на индийском космодроме Шрихарикота, а использовать уже существующие стартовые площадки Байконура. Но кроме технологий (Израиль), амбиций (Индия) для успешного развития большой космической программы нужны деньги. Единственной страной обладающей собственной космической программой и большими деньгами для её развития, но не обладающей собственным космодромом, на данный момент, является Тайвань. Но если в данном сотрудничестве полностью откажется участвовать Россия, то использовать советское космическое наследство все равно будет невозможно. Если, конечно, не привлечь к этому проекту Украину, у которой тоже нет собственного космодрома, но имеется мощнейшая космическая промышленность.

Конечно, всё эти рассуждения выглядят весьма умозрительно и бессмысленно, если исходить из предположения, что Россия не уйдет с Байконура, но это вполне реально, и дело тут вот в чем. Беда как всегда придет из-за океана, в США все сильнее становятся требования прекратить финансировать МКС, то есть либо её приватизировать, либо вовсе законсервировать. И это абсолютно понятно, никакой очевидной, по крайней мере, для США, коммерческой или научной пользы МКС не приносит, а является только политическим фетишем сотрудничества Америки и России в космосе, который в условиях кризиса, всем рационально мыслящим гражданам, кажется слишком дорогой игрушкой. То есть вопрос закрытия МКС кажется практически предрешенным, если это не произойдет при принятии следующего госбюджета США, то это произойдет в результате выборов в Конгресс в 2010 году, ведь главным требование большинства американцев сейчас является сокращение государственных расходов. Конечно, закрытия МКС не случится, если Россия найдет другого спонсора для нее. А если эксплуатация МКС прекратиться, то Байконур России уже будет не нужен, для непилотируемой космонавтики у России есть космодром Плесецк, с которого во времена Советского Союза совершалось даже больше запусков, чем с Байконура.

Байконур нужен для решения больших задач, такой мегапроектом в космонавтике сейчас стала новая лунная гонка. Индия собирается совершить пилотируемый полет на Луну в 2020 году, а затем на Марс, в 2030. Впрочем, все ведущие космические державы имеют такие планы. Но одно дело планы, а другое дело их реализация, и по этому параметру сейчас явными лидерами стали Япония и Индия. И если Япония в состоянии самостоятельно осуществить этот проект, то Индия для лунной гонки ищет партнеров, сейчас таким потенциальным партнером является Россия, так зачем её менять на Израиль? Ответ прост, лидерство в освоение Луны это имиджевая вещь. Если Индия его добьется с помощью России, то для всех это будет победа России. Потому что в инертном сознании большинства Россия это великая космическая держава, а Индия отсталая нищая страна, а значит, общественное мнение в мире высадку на Луну будет считать целиком заслугой России, а не Индии. Конечно, если бы превалировали прагматические соображения, ну типа добычи на Луне термоядерного топлива гелий-3, о чем широко говорят в узких кругах лоббисты колонизации Луны, то Индия предпочла бы в партнеры в этом проекте мощную космическую державу. Но её выбор бы пал не на Россию, а на США или Японию, обладающие большими ресурсами и современными технологиями. Но упование на гелий-3 это не более чем рекламный ход. Расчеты показывают, что синтез его на Земле обойдется дешевле, чем его добыча на Луне. Да и потом, даже если всё мировое сообщество объединится, средств на организацию добычи гелия-3 на Луне все равно не хватит, хотя коммерциализация лунного проекта вещь неизбежная, ведь не случайно в гонку включился даже Google, учредив приз первому частному луноходу, хотя и для него это пока прежде всего дело престижа.

Но почему бы Индии самой не взять в аренду Байконур? Да потому что ей не нужна эта махина, да и тратить деньги на её содержание резона нет. Да и нет такой страны, которая способна была бы тратить такие деньги. Поэтому в отсутствии полноценного арендатора нужен оператор, а на эту роль как нельзя лучше подходит именно страна, преуспевшая в международном сотрудничестве в коммерческих космических проектах, то есть Израиль. Но это означает, что Казахстану придется поменять свою экономическую стратегию в отношении космодрома, то есть не сдавать его в аренду, а участвовать в его прибыли, к примеру, создав на его базе корпорацию с участием всех заинтересованных сторон, и возможно даже выпустив его акции на открытый рынок.

Байконур это не только один из главных активов Казахстана, это единственный международный бренд Казахстана. Потерять такой брильянт абсолютно недопустимо. Необходимо его использовать на полную мощность, учредить при нем Космический университет, создать при этом Университете технопарк, то есть зону с благоприятным налогообложением для стартапов и инновационных компаний. Не у многих стран есть билет в 21 век, Казахстан оказался в числе избранных и он обязан воспользоваться этим билетом.
Оригинал статьи тут

А ещё кто-то сетовал, что День космонавтики праздновали второстепенно.. немудрено...
БЗК осенью

Тихо вчера прошло 170-летие Петра Ильича Чайковского....

Дом-музей П.И.Чайковского, март 1942.jpg
Дом-музей П.И.Чайковского, март 1942

Побывал я и в домике Чайковского. Это была давнишняя моя мечта - увидеть то, о чем я столько раз читал: уголок у окна, где Чайковский писал 6-ю симфонию и смотрел на свои любимые три березки, его рояль, книги и ноты.

Лучше бы я не приходил в домик Чайковского. То, что сделали в нем немцы, так отвратительно, чудовищно, тупо, что долго еще буду я вспоминать об этом посещении с тоской.

Мы вошли в дом. Встретил нас старичок-экскурсовод А. Шапшал. Он так привык встречать экскурсантов и водить их мимо экспонатов музея, что даже сейчас, после первых радостных восклицаний, он чинно повел нас наверх по узкой деревянной лесенке и, пригласив в довольно большую комнату, сказал:

- Вот зал, принадлежавший лично Петру Ильичу Чайковскому. Здесь, в этой нише, был устроен кабинет великого композитора. А здесь Петр Ильич любил...

Но вдруг он оборвал свою плавную речь и, всплеснув руками, крикнул:

- Нет, вы только посмотрите, что наделали эти мерзавцы!

Но мы давно уже во все глаза смотрели на то, что было когда-то музеем Чайковского.

Стадо взбесившихся свиней не могло бы так загадить дом, как загадили его немцы. Они отрывали деревянные панели и топили ими, в то время как во дворе было сколько угодно дров. К счастью, все манускрипты, личные книги, любимый рояль, письменный стол - одним словом, все самое ценное было своевременно эвакуировано. Относительно менее ценное упаковали в ящики, но не успели отправить. Немцы выпотрошили ящики и рассыпали по дому их содержимое. Они топили нотами и книгами, ходили в грязных сапогах по старинным фотографическим карточкам, срывали со стен портреты. Они отбили у бюста Чайковского нос и часть головы. Они разбили бюсты Пушкина, Горького и Шаляпина.

На полу лежал портрет Моцарта со старинной гравюры с жирным следом немецкого сапога. Я видел собственными глазами портрет Бетховена, сорванный со стены и небрежно брошенный на стул. Неподалеку от него немцы просто нагадили. Я не верил своим глазам. Я протирал их. Но ручаюсь своим добрым именем: немецкие солдаты или офицеры нагадили на полу рядом с превосходным большим портретом Бетховена. Повсюду валялись пустые консервные банки и бутылки из-под коньяка. На одной из бутылок была прямо-таки сшибающая с ног этикетка: "Смесь водки и рома". А. Шапшал сказал нам, что по ночам немцы с грохотом исполняли на рояле какие-то жалкие маршики. В эти минуты им на глаза попадаться было опасно.

- Неужели вы не объяснили немецкому офицеру, что это за дом?
- Да, я объяснил. Захожу как-то сюда и говорю: "Чайковский очень любил вашего Моцарта. Хотя бы поэтому пощадите дом". Да меня никто не стал слушать. Вот я и перестал говорить с ними об искусстве. И то придешь, а они вдруг и скажут: "А ну, старик, снимай валенки". Куда я пойду без валенок? Они тут многих в Клину пораздевали. Нет, с ними нельзя говорить об искусстве!

И мы перешли к чисто бытовым делам. В одной из маленьких комнаток рядом с кухней немцы устроили уборную, то есть, вернее, использовали в качестве уборной пол этой комнаты. Двух старых женщин, живущих при домике, они совершенно терроризировали: превратили в своих денщиков. Перед уходом из Клина немцы успели вывезти фортепьяно и всю кухонную посуду. Экспонатов они не взяли, видимо, не видя в них никакой ценности. Просто порвали и пораскидали их.

Я подошел к окну в том месте, где стоял письменный стол Чайковского и где он писал Патетическую симфонию. Прямо за окном, рядышком, стояли три знаменитые березки. Только это были уже березы, большие, вполне "взрослые" деревья. Они остались. Но сейчас было не до грусти. Была деятельная военная жизнь.

Евгений Петров. 16 декабря 1941 года