January 22nd, 2010

Успения на Покровке. цв

Лютеранский храм в Москве



 В Старосадском переулке завершена реставрация шпиля и креста храма Святых Петра и Павла.

Многометровую конструкцию, разрушенную более полувека назад, воссоздавали по старинным чертежам и фотографиям. Работа проделана по-настоящему уникальная: шпиль покрывали черепицей вручную. Теперь он может выдержать любые капризы погоды.

Сначала - подъем по основательной лестнице. Потом по той, что с шаткими перилами, до колокольни. Дальше - по лесам и приставным лестницам, новый шпиль в шаговой доступности. Шагать, конечно, нужно аккуратно, вниз желательно не смотреть, лучше по сторонам. Великолепные открываются столичные виды.

Четыре тысячи цинковых черепиц покрывают шпиль лютеранской церкви Петра и Павла. Каждую крепили вручную. Материал - немецкий, идея и исполнение - российские.

"Материал - на 99 % цинк, его срок службы более ста лет. На фотографиях дореволюционного 1905-го года были изображены образцы таких черепичек", - рассказывает Николай Савченко, эксперт по металлическим кровлям.

В 1905-м году церковь Петра и Павла как раз построили. В 37-м году закрыли. Общину разогнали, пастора арестовали. Устроили сначала кинотеатр, потом поселили студию "Диафильм". Шпиль разрушили в 195-м году, накануне фестиваля молодежи и студентов, чтобы не торчала Лютеранская церковь из советского пейзажа.

В 1957-м году шпиль снесли, кое-как заделали крышу. Кровля была временная, но продержалась более полувека. А 30-метровая новая конструкция выросла буквально за год. Центр города, кран подогнать невозможно. Из техники в помощь - только лебедки. Даже крест, выполненный по старым чертежам, укрепляли со строительных лесов.

"Крест составляет 10 метров высотой, вести больше полутоны. Все уникальное поднималось вручную лебедками", - рассказывает Александр Ивлев, прораб ООО "Профреставрация".

И поднималось - на 60-метровую высоту. Кафедральный собор - он ведь действительно большой. Его построили на месте прежнего, маленького. До революции лютеран в столице было немало - первые, кстати, появились еще во времена княжения Василия Ивановича - немецкие ремесленники, врачи, купцы.

"Раньше это была необходимость, потому что приход достигал 17 тысяч человек. А сейчас приход - 360", - рассказывает Дмитрий Лотов, пастор Евангелическо-лютеранского кафедрального собора Святых Петра и Павла.

Посадочных мест в церкви в два раза больше. Все бывают заняты только во время органных концертов. Это старая традиция - рассказывает пастор и тут же ведет наверх к органу. Инструмент 1898-го года реставрированный, годы советской власти провел в одном из крематориев. Пастор иногда музицирует.

Богослужения лютеране возобновили в 1998-м году, как только отреставрировали алтарную часть. Внутреннее пространство все эти годы воссоздавали, теперь не хватает только люстр, одного витража и готического алтаря. Внешне церковь обрела былые очертания - леса через неделю снимут, а шпиль уже издалека заметен.
Закат над Кремлем

Замечательная выставка в Манеже -- Юбилей Студии Грекова


Авторы студии имени Грекова подчеркивают - это будет не выставка в классическом ее понимании. Белая драпировка, холсты на мольбертах - как имитация мастерской художника. И именно в таких декорациях отметят свои 75 "Летописцы ратной славы".

"На самом деле художники студии написали летопись Вооруженных сил страны. Митрофан Борисович Греков начал писать эту эпопею - летопись гражданской войны", - рассказала Ольга Мовчан, заведующая выставочным залом студии военных художников имени М.Б. Грекова.

В Манеже представлено порядка 600 работ художников, для которых творчество и военное дело стали делом всей жизни. История оживает в батальных сценах разных времен - от древней Руси до XX века, портретах, скульптурах. Центральное место в экспозиции занимает диорама о крещении Руси.

"В левой части у нас город Херсонес, то есть основа всей композиции. На заднем плане, под шатром, сидят Владимир и Анна. Ближе к зрителю находится войско, которое причащается и крестится", - показывает Александр Самсонов, художественный руководитель студии военных художников имени М.Б. Грекова, автор диорамы "Крещение Руси".

Один из авторов работы среди воинов, принимавших крещение, изобразил себя. Он утверждает, что прочувствовать и передать значимость происходившего тогда получилось, только представив себя в центре событий.

"У каждого человека к Богу свой путь. На диораме видно, как они идут Крестным ходом все вместе, есть отдельно идущий человек. Кто-то отвернулся, наотрез отказывается, сзади есть воин, которого дети уговаривают принести покаяние", - сказал Павел Рыженко, соавтор диорамы "Крещение Руси".

Это - самая весомая композиция выставки. Десять тонн бронзы благодаря авторам сначала вылились в персонажей, затем много путешествовали по миру и вот добрались до Москвы.

"Это скульптурная композиция "Ночной дозор", сделанная по мотивам картины Рембрандта. Основная идея скульптора - изобразить группу людей так, как она располагалась в картине Рембрандта", - объяснила Наталья Самсонова, координатор выставки.

Эта выставка постоянно путешествует по миру: Китай, США, Европа. Но на юбилейные торжества студии военных художников они не могли не вернуться в Россию.

 Анастасия Белая

Фоторепортаж Николая Аввакумова
Закат над Кремлем

Личные вещи Государыни Елизаветы Петровны в Царском селе



Окунуться в вихрь придворных балов и императорских застолий - такую возможность получили посетители выставки, которая открылась в Царском Селе. Её организаторы попытались в точности восстановить дух эпохи Елизаветы Петровны.

Среди экспонатов - сервизы, мебель, наряды и украшения государыни, которые чудом сохранились до наших дней. Блеск и роскошь императорского двора производят неизгладимое впечатление на посетителей.

Впервые после революции в Екатерининском дворце Царского Села сервируют стол Растрелли. Для императрицы Елизаветы, дочери Петра, архитектор лично придумал и изготовил эту мебель. Все вещи - подлинные. К ним прикасалась рука царицы. На приборах золотое клеймо Императорского фарфорового завода. Это личный гарнитур Елизаветы. Он так и называется - собственный.

Татьяна Еникеева, главный хранитель государственного музея-усадьбы "Кусково": "Очень редко бывает, что такие хрупкие вещи затейливой формы сохраняются до наших дней. Большая редкость. Очень красиво. Посмотрите, где марочка стоит. Больше поставить некуда было - поставили на черенок".

Фарфор Елизаветы после революции попал в усадьбу Кусково. Сегодня ее личные вещи привезли из Москвы в Царское Село специально для выставки, которая посвящена сразу двум круглым датам.

Триста лет назад родилась Елизавета Петровна, и спустя полгода было основано Царское Село. Именно при Елизавете небольшая загородная усадьба превратилась в императорскую резиденцию.

Ольга Таратынова, директор ГМЗ "Царское Село": "Мы Елизавете обязаны многим. И Царское Село и Петербург, практически весь Растрелли в Петербурге, и Смольный собор, и Смольный монастырь, дворец - это все Елизавета-матушка".

Здесь она принимала иностранцев. Тогда и пошла слава о русском дворе, как о самом роскошном в Европе. Золото, зеркала и 15 тысяч платьев.

За один прием в зале дворца Елизавета переодевалась, как минимум, три раза. Ее наряды и сейчас пытаются воспроизвести модельеры. Платье из бумаги, копия подлинного - от кутюрье из Бельгии. Изящество даже в бытовых мелочах - отличительная черта Елизаветы Петровны.

Ираида Ботт, заместитель директор по научной работе ГМЗ "Царское Село": "Это дорожный прибор, который она возила с собой. Она была темпераментна. Любила быструю езду. Расстояние от Москвы до Петербурга преодолевала очень быстро, за двое суток. Это, действительно, рекордное время".

Ложки, вилки, ножи - работы русских мастеров. Немецкий янтарь остался от отца Петра Великого. Шахматы, шкатулки, броши Елизаветы хранились в запасниках Царского Села.

А картина неизвестного художника прибыла из Москвы. Прежде она никогда не выставлялась, и потому мало знакома даже искусствоведам.

Людмила Сягаева, заместитель директора государственного музея-усадьбы "Кусково": "Это Петербург 1753 года. Государыня направляется из Зимнего дворца, еще тогда Анны Иоанновны, по Невскому проспекту. Вы можете видеть купол церкви Рождества Богородицы, где сейчас стоит Казанский собор. Подъезжает к Летнему саду".

Музейщики смогли реконструировать царский прием того времени. Разноцветные завитки - это бисквит. Гости могли отрезать куски от общего торта и закусывать золотыми яблоками. Иногда среди шоколадных и сахарных фигур в шутку могли положить и деревянные.

Сегодня все это – муляжи, а подлинные кулинарные шедевры остались лишь на страницах воспоминаний современников и в книгах рецептов того времени.