November 29th, 2009

Закат над Кремлем

Узаконенная коррупция - все вопросы к министру культуры.

РОСБАЛТ: Директором Соловецкого музея стал настоятель монастыря. Назначение настоятеля Соловецкого монастыря на пост директора Соловецкого музея-заповедника негативно отразится на деятельности государственного учреждения культуры, включенного в список ЮНЕСКО. Об этом в интервью «Росбалту» заявила секретарь Общественного комитета в защиту Рязанского музея-заповедника Наталья Исаева. «Епархия вела себя достаточно агрессивно, теперь можно только сказать, что все, музей отдали...». «Епархия вела себя достаточно агрессивно, теперь можно только сказать, что все, музей отдали. Мы абсолютно не удивлены, это грустно, но закономерно. В лучшую сторону положение музея не изменится однозначно», — прокомментировала она «церковное» назначение в Соловецком музее. По ее мнению, в перспективе Соловецкий музей-заповедник превратится в епархиальный музей, «в котором будут стоять иконы, шитье, все остальное, что не касается церкви, в лучшем случае ляжет где-то в запасниках, в худшем — будет выброшено».

Соловецкий монастырь


«Скорее всего взлетят расценки на посещение музейных объектов, — предположила она. — Уже были такие прецеденты, например, в Костроме. Входной билет в музей стоил 10 рублей, а после того, как костромской комплекс передали епархии, билет стал в несколько раз дороже».

Кроме этого, как отметила Исаева, исходя из рязанских реалий, можно предположить, что от передачи музеев РПЦ серьезно пострадают реставрационные работы. «Государство будет выделять на реставрацию все те же миллионы, а вместо профессиональных реставраторов будут привлекаться гастарбайтеры, которые будут просто замазывать трещины методом «раствор — кирпич — побелка». Это приведет к тому, что, как в начале 20 века, большинство монастырей и церквей окажутся в аварийном состоянии, и на этом все закончится», — сказала она.

Как ранее сообщал «Росбалт», новым директором Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника стал настоятель Соловецкого ставропигиального мужского монастыря Архимандрит Порфирий (Шутов). Как стало известно корреспонденту «Росбалта», соответствующий приказ поступил из Министерства культуры РФ за подписью министра Александра Авдеева 19 ноября. Бывший директор музея Михаил Лопаткин был избран главой поселка Соловецкий 11 октября этого года.

Напомним, в последние годы на Соловках наблюдалось противостояние церкви и музея в вопросах передачи архитектурных памятников в ведение РПЦ. Несмотря на то, что большая часть из них фактически была занята монастырем, руководство патриархии не раз высказывалось за то, чтобы полностью передать все имущество церкви вплоть до земель. Сегодня Соловецкий музей располагается в стенах монастыря, других помещений для хранения культурных и исторических ценностей на Соловках найти невозможно. Стоит отметить, что во время посещения Соловков Патриархом проблемы противостояния музея и монастыря обсуждались с губернатором области Ильей Михальчуком. В одном из своих интервью Михальчук заявил, что намерен добиться мирного сосуществования музея и церкви на Соловках: «В случае, если этого добиться не удастся, то придется поменять одного или другого руководителя, или же обоих».

Между тем, эксперты не раз говорили, что передача Соловецкого архипелага под тотальный контроль РПЦ была бы ошибкой. Соловецкий музей-заповедник — федеральное государственное учреждение культуры, один из крупнейших музеев-заповедников России. Соловки включены во Всемирный список культурного наследия ЮНЕСКО.
_______________________

Имеет место простая и вполне понятная жизненная коллизия. Есть имущество (земля и недвижимость), на которое претендуют два субъекта - музей (гос. учреждение) и монастырь (подразделение общественной организации). Интересы этих субъектов объективно противоположны, и их руководители обязаны "держать позицию": директор музея - "государев человек" - обязан блюсти интересы гос. учреждения, а настоятель должен блюсти интересы своей общественной организации. Понятно как поведет себя настоятель, став полноправным владельцем музейной печати. Он начнет использовать свое новое служебное положение для получения монастырем разного рода преимуществ в споре с музеем (Иначе зачем он согласился на директорство? Зачем духовному лицу обоз в виде не самого простого музейного хозяйства?). Да и не только настоятель это понимает. Все это понимают. Начиная с Министра культуры Авдеева, подписавшего новое назначение. Эта ситуация - "использование руководителем гос. структуры своего служебного положения для получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ в любой форме" - имеет на юридическом языке четкую квалификацию. Она называется коррупцией.
С коррупцией у нас в стране давно не все порядке. Но я не припомню случая, чтобы коррупцию учреждали официально - приказом министра. Мы на пороге новой эпохи?

* * *
Написал эту заметку, а потом решил пошарить в Интернете: что пишут-то об этой истории? И сразу натолкнулся: "Эксперт: Соловецкому музею грозит коррупция" . Выходит, ничего оригинального я тут не сказал...


- за ссылку СПАСИБО androna_true


и вот тут народ поговорил - ох, занимательно! (Троице-Лыково, оказывается, мы тоже потеряли, что на очереди? - отмечайтесь, как говорится)
Закат над Кремлем

Напоминание.

Кто же эти люди, уничтожающие живое прошлое – прошлое, которое является и нашим настоящим, ибо культура не умирает? Иногда это сами архитекторы – из тех, которым очень хочется поставить своё «творение» на выигрышном месте и лень подумать о другом. Иногда же это совсем случайные люди, а в этом уже виноваты мы все. Мы должны подумать о том, чтобы подобное не повторилось. Памятники культуры принадлежат народу, и не одному только нашему поколению. Мы несём за них ответственность пред нашими потомками. С нас будет большой спрос и через сто, и через двести лет.

Исторические города населяют не только те, кто в них сейчас живёт. Их населяют великие люди прошлого, память о которых не может умереть. В каналах Ленинграда отразились Пушкин и Достоевский с персонажем его «Белых ночей».

Историческую атмосферу наших городов нельзя зафиксировать никакими фотографиями, репродукциями и макетами. Эту атмосферу можно выявить, подчеркнуть реконструкциями, но можно и легко уничтожить – уничтожить бесследно. Она невосстановима. Надо хранить наше прошлое: оно имеет самое действенное воспитательное значение. Оно воспитывает чувство ответственности перед Родиной.
<...>

Примеров уничтожения памятников можно привести множество.

Что ж делать, чтобы они не повторялись? Прежде всего, о них не следует забывать, делать вид, что их не было. Недостаточно и запрещений, инструкций и досок с указанием «Охраняется государством». Надо, чтобы факты хулиганского или безответственного отношения к культурному наследию неукоснительно разбирались в судах и виновных строго наказывали. Но и этого мало. Совершенно необходимо уже в средней школе изучать краеведение, заниматься в кружках по истории и природе своего края. Именно молодёжные организации должны в первую очередь брать шефство над историей своего края. И, наконец, самое главное – в программах по преподаванию истории в средней школе необходимо предусмотреть уроки по местной истории.

Любовь к своей Родине – это не нечто отвлечённое; этот – и любовь к своему народу, к своей местности, к памятникам её культуры, гордость своей историей. Вот почему преподавание истории в школе должно быть конкретным – на памятниках истории, культуры, революционного прошлого своей местности.

К патриотизму нельзя только призывать, его нужно заботливо воспитывать – воспитывать любовь к родным местам, воспитывать духовную осёдлость. А для этого необходимо развивать науку культурной экологии. Не только природная среда, но и культурная среда, среда памятников культуры и её воздействие на человека должны подвергаться тщательному научному изучению.

Не будет корней в родной местности, в родной стране – много будет людей, похожих на степное перекати-поле.