November 16th, 2009

Закат над Кремлем

Международный день ФИЛОСОФИИ


Институт философии готовится к переезду. Или к выселению. Исторический особняк в самом центре Москвы должен стать частью музейного комплекса, и учёных волнует вопрос отнюдь не философский – куда податься? Старое помещение освободить придётся, а нового пока никто не предлагает.

В учебной аудитории студенты и аспиранты слушают лекцию немецких учёных на тему "Принадлежу ли я самому себе?" В замдиректорском кабинете тем временем руководители института размышляют: "Принадлежит ли нам наше здание"? Ведь в отдалённой перспективе особняк на Волхонке станет частью музейного квартала – здание перейдёт в собственность Музея изобразительных искусств имени Пушкина, философов переселят в другой дом. Но недавно учёные мужи конспиративным способом раздобыли документы, в которых чёрным по белому: особнячок – уже на балансе музея. Однако нового места для работы философской мысли пока не предлагали.

"Мы уже не являемся собственностью Москвы а переданы на баланс Российской Федерации, а дальше Российская Федерация передала нас Пушкинскому музею. В этих документах в графе "обременение" значится "не зарегистрированы". То есть наш охранно-арендный договор в этих документах не отражён. Таким образом, мы в этом здании оказываемся бесправными", - подчёркивает заместитель директора Института философии РАН Сергей Никольский.

Гераклит говорил: "Очень много должны знать мужи-философы", но сила знания оказалось столь сильна, что лишила философов сна. Однажды ночью тёмной и вовсе случилось страшное. Злоумышленники разбили табличку с надписью "Институт философии". Учёные усмотрели в этом не просто совпадение.

"Мы обратились к милиционерам – милиционеры сказали: мы подозреваем у вас спор хозяйствующих субъектов и не хотим вмешиваться", - рассказывает Сергей Никольский.

Философский вывод последовал тут же – выселяют. Учёные убеждены: работа института под угрозой. А ведь здесь преподают, занимаются научными исследованиями, проводят научные конференции, издают философские труды.

"Ещё одно последнее наше изделие – словарь "Индийская философия". Индусы восхищаются: у них такой энциклопедии нет, а мы это сделали", - говорит профессор, заведующая отделом истории философии Института философии Нелли Мотрошилова.

300 студентов, тысяча аспирантов. Философское воображение уже нарисовало картину, как все они оказываются на улице. Волнения беспочвенны и необоснованны, отвечают на это в Росимуществе. Да, переезжать пока некуда, но никто и не просит немедленно освободить помещения.

"Речь идёт не о выселении института, а о переселении в помещение, подходящее институту. Все варианты будут согласованы с руководством института, и заявление в прессе о рейдерском захвате государственным органом, имеющим все полномочия по реализации и управлению госимуществом, мы хотели бы оставить на совести заявителя", - отмечает руководитель пресс-службы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом Татьяна Зубанова.

Заявители тем временем подумали и решили, что вовсе не хотят покидать свой дом. Они здесь с момента основания института, а стены эти помнят великих философов – Аксакова, Чичерина. Ещё здесь останавливалась Екатерина II во время визита в Москву. Правда, в 1929-м особняк князей Голицыных подвергли перестройке – дополнили двумя этажами. И подлинного из века XVIII-го здесь осталась всего пара комнат. Одна из аудиторий носит имя Владимира Соловьёва. А рядом зал – его недавно отремонтировали, побелили гипсовых ангелков на потолке, подновили профили мыслителей на стенах. Всё за счёт Института философии.

Зал, который в Институте философии называют красным, прежде был, конечно, бальным. И вечера у князя Голицына гремели на всю Москву. Достоверно известно: здесь в танце кружился молодой поэт Александр Сергеевич Пушкин.

В середине ноября в этом самом зале соберутся лучшие философские умы современности – в Москве по решению ЮНЕСКО пройдёт всемирный день философии. Доклады читать ученые будут на тему "Философия в диалоге культур". Но в институте, кажется, готовятся не к конгрессу, а к стрессу. Собирают студентов, аспирантов и даже их родителей, чтобы рассказать о бедственном положении. Тезис Парменида "Мыслить и быть – одно и то же" – в действии.

Полина Ермолаева


Институт философии


ОБ ИСТОРИИ УСАДЬБЫ И ОКРЕСТНОСТЕЙ (с восстановленными интерьерами)

Попечительский совет ГМИИ - изучите и сделайте вывод

Теплоходов на всех не хватит
Закат над Кремлем

Старые фотографии - летопись нашей жизни


Издательства и информагентства переводят свои фотоархивы в цифровой формат, чтобы сохранить на века.

А краеведы сотнями находят на свалках старые снимки и бесценные негативы - забытые и никому не нужные. И это удивительно, ведь фотография давно стала объектом пристального внимания коллекционеров. И даже в эпоху цифровой революции легендарные репортеры почему-то снимают не на цифру, а на привычную пленку.

Друзья его называют собирателем времени. О жизни и быте старой Москвы он расскажет лучше любого историка. Безвозвратно ушедшую эпоху Артем Задикян уже не одно десятилетие выуживает по крупицам из мусорных контейнеров.

"Идешь мимо и видишь, что-то торчит. Вытаскиваешь альбом. Пример, театр Эстрады выбросил огромные коробки с фотографиями Утесова, всех знаменитостей, которые выступали. Почему они это сделали, я не знаю, это вопрос к ним", - рассказывает Артём Задикян, москвовед.

Он находил подлинные негативы фотографий Сталина, научные диссертации и секретные материалы. О том, сколько нынче стоит раритетное фото, хорошо знают в Московском доме фотографии.

"В музее имени В.В Маяковского есть шедевры Родченко, раньше они ничего не стоили. А сегодня Александр Родченко - это один из самых дорогих российских фотографов. Цены на какие-то его работы превышают сотни тысяч", - говорит Ольга Свиблова, директор Московского дома фотографии.

За негативами и копиями таких раритетов современные издательства идут в крупнейший фотоархиф Телеграфного агентства советского союза. Его фонд - полтора миллиона запечатленных моментов истории. Коллекцию неповторимых негативов, чтобы не потерять безвозвратно, работники архива сейчас переводят в цифру. Время играет против этих изображений.

Оцифровывать негативы, то есть заносить снимки в компьютер начали в 2000-ом году. За девять лет работа проделана огромная, но не обработано и половина архива. Сотрудники фонда уверены, что здесь и внукам будет, чем заняться.

Через его руки прошел весь Государственный архив кинофотодокументов. До недавнего времени Игорь Карский реставрировал негативы даже в противогазе, так как пары того химического состава, при помощи которого приходилось очищать пленку, обжигали дыхательные пути.

"Это мне не понравилось, я сейчас работаю над другой методикой, где можно исключить эти неприятные моменты", - говорит Игорь Карский, фотореставратор Российского государственного архива кинофотодокументов.

Рецептуру нового восстановительного вещества реставратор пока держит в секрете. Испытания еще не подошли к завершению. Впрочем, вряд ли кому сейчас будет интересен химический состав, как и утонувший в техническом прогрессе сам реставрационный процесс.

В лабораториb ТАСС до сих пор можно напечатать фотографию на советском оборудовании, достойном музея. В этой лаборатории когда-то печатался и Владимир Гургенович Мусаэльян - фотокорреспондент ТАСС, а потом уже и личный фотограф Леонида Ильича Брежнева. Его учителями были военные корреспонденты, а в редакции Телеграфного агентства тогда преподавали химию, чтобы наш репортер готов был проявлять и печатать снимки прямо на месте событий.

"Мы вот так работали на улице. Причем, допустим, в Париже была такая передвижная у них в агентстве "Франспресс" была такая лаборатория. Где мы на улице, на фотографии изображен французский лаборант с феном в руках, проявляли плёнку", - рассказывает Владимир Мусаэльян, специальный корреспондент ИТАР-ТАСС.

Современные журналисты тоже спешат успеть в номер. "Только что я вернулась с презентации новой формы для сборной России", - говорит Наталья Губернаторова, фотокорреспондент газеты "Московский комсомолец".

Свои первые репортажные снимки в ежедневном издании Наталья Губернаторова делала ещё на пленке. Восемь лет назад она и предположить не могла, как будут работать журналисты будущего.

"Сейчас мы можем и с мероприятия выслать фотографию. Даже, если мы не успеваем доехать, то фотография в номере окажется", - продолжает Наталья Губернаторова, фотокорреспондент газеты "Московский комсомолец".

У каждой эпохи свои правила. "Я застал золотой век фотографии" - говорит про себя Владимир Гургенович. Он, конечно, прикупил себе не один цифровой фотоаппарат, но портреты друзей по-прежнему снимает на свой тридцатилетний пленочный фотоаппарат "Никон". В пленке - душа. И снимает строго без вспышки, потому что учили, говорит: "уважать свет, даже если его не было".

Закат над Кремлем

Парщикову посвящается

Друзья, приходите, пожалуйста,

во вторник, 17-го ноября в Литературный музей
(Трубниковский пер., 17)

на презентацию мемориального номера журнала "Комментарии",

посвященного Алексею Парщикову

Начало в 18.30.

Вход бесплатный.