September 1st, 2009

Закат над Кремлем

Первый учебный день для него уже не наступит. Светлой Памяти Мастера.




...Он не дожил нескольких месяцев до свого 60-летия. Большой, весёлый, красивый, шумный человек ушел тихо и внезапно, во сне, в ночь на 31 июля. Отпускное время не позволило собраться на проводы любимого Мастера всем многочисленным ученикам, коллегам и друзьям, но людей было много, и звучал джаз.

Collapse )
Закат над Кремлем

Юбилей пройдёт, позор останется. Если совесть не проснётся.

1-го сентября 1919 года в Москве при фотокинематографическом отделе Наркомпроса открылась Государственная школа кинематографии. И сразу же, под руководством заведующего школой Владимира Гардина – приступила к постановке учебного фильма "Семь смертных грехов". С этого момента ученики снимались и снимали вместе с учителями: у Гардина, у Перестиани, у Кулешова.
В первую мастерскую 1919 года рискнули поступить лишь 25 учеников. Ни экзаменов, ни собеседований при приеме не было, учитывались только внешние данные. Учеников, в традициях дореволюционного кино, разделили на три категории: для главных ролей, для эпизодов и для массовки.
В апреле 1920 года заведующим школой стал Феофан Шипулинский. Тогда же в киношколе открылся класс кино-натурщиков под руководством Льва Кулешова, приглашенного Гардиным. Благодарная история, помноженная на талант этих пионеров-героев, сохранила их имена: Всеволод Пудовкин, Борис Барнет, Сергей Комаров, Александра Хохлова... Первокурсники не получали стипендий, изредка премировались мукой и селедкой, а на жизнь и учебу зарабатывали платными творческими вечерами.
Новому кинематографу нужны были новые актеры - в терминологии Кулешова, " натурщики ", - свободно владеющие телом, жестом, мимикой, умеющие достоверно существовать на экране, создавать образы героев с учетом своих физических данных. Студенты занимались боксом, танцем, ритмикой, акробатикой. Они умели делать все: фотографировать, проявлять и печатать пленку, монтировать, шить костюмы, изготавливать бутафорию. Вот такая "справка"...

В связи с таким достойным юбилеем хочется поздравить вгиковцев всех поколений, тех, кто до сих пор с честью несёт это звание, вспомнить всех, кого с нами нет...
а нынешнему  - не в назидание, а ... в общем, ребята, до 3 октября, до помпезного собрания в Кремле, приведите для начала могилу
Льва Владимировича Кулешова в порядок, еще пройдитесь, работы много, и не только на Новодевичьем... мож и дальше потихоньку всё встанет на свои места. И творчество в том числе.

Я помню, какие сложности возникли в середине 90-х при обустройстве могилы народного артиста СССР, великого спортивного комментатора Николая Николаевича Озерова. Чтобы захоронить его в отдельной могиле рядом с его отцом на Введенском кладбище, руководство телевидения писало бумаги городским властям, вело переговоры с кладбищенским начальством... Для Озерова с трудом сделали исключение только как для выдающегося представителя российской культуры. Новодевичье, Введенское, Донское, Ваганьковское кладбища - памятники архитектуры. По официальному распоряжению, новых погребений там не предусмотрено за исключением захоронений "особо выдающихся людей", как гласит документ. Остальных хоронить можно только в могилах родственников 15 лет спустя после погребения. Исключений из правил, как утверждают в дирекции кладбищ, нет. Чем же должны были так отличиться при жизни отец и сын Шухат, а также Рауль Гоблия? На поверку все они оказались тоже членами бандитских группировок. Отец одного из них после смерти сына скончался от инфаркта и был захоронен рядом в отдельной могиле. Письма и обращения к городским властям, как в случае с Николаем Николаевичем Озеровым, не понадобились.

При этом места на центральной аллее не нашлось ни для Ольги Лепешинской, ни для Татьяны Пельтцер, ни для Аллы Ларионовой, ни для Люсьены Овчинниковой, ни для Лидии Смирновой, ни для Николая Волкова, ни для Юрия Фокина. Все они скромно упокоились на окраинах Введенского кладбища. Рядом с могилами родственников, а то и прямо в них.

Статья Ирины Мишиной полностью