НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Музею на ледоколе Ангара грозит закрытие


В конце 2011 года инспекция Восточно-Сибирского управления государственного речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта решила проверить ледокол «Ангара» на предмет технического состояния, наличия оборудования и документации, необходимых на кораблях на основании Кодекса внутреннего водного транспорта.

Иркутское региональное отделение общества охраны памятников, расположенное на ледоколе, удивилось этой проверке, так как судно уже 22 года стоит на тросах-расчалках без движения у специально построенного пирса в микрорайоне Солнечном и отправлять его в плавание никто не собирается, да и технически это, пожалуй, уже невозможно.


По словам В.А. Китаева, председателя ИРО ВООПИиК, старший инспектор Игорь Юрьевич Воробьев настаивал, что ледокол является в первую очередь судном, поэтому он должен быть оснащен всем тем, что требуется кораблю для плавания. Самое первое, что они потребовали от Владимира Александровича, – это разрешение ИРО ВООПИиК плавать на ледоколе «Ангара» под флагом Российской Федерации. Удивлению Китаева не было предела: «А почему вы считаете, что мне необходимо это разрешение? Ледокол «Ангара» является объектом культурного наследия, состоит на государственной охране, и в договоре со службой по охране памятников совершенно четко записано, что мы отвечаем за ледокол «Ангара» как за объект недвижимости. Объект недвижимости – это объект, который не движется, а ледокол уже 22 года стоит на тросах-расчалках и выходить в плавание не собирается, поэтому у нас нет разрешения плавать под флагом Российской Федерации и получать его мы не планируем». По словам Владимира Александровича, такая парадоксальная ситуация возникла скорее всего из-за пробелов в законодательстве. Судно, стоящее на приколе, которое технически не может выходить в плавание, не должно считаться транспортным средством.

Среди требований инспекторов было наличие радиостанции, написание на борту крупными буквами регистрового номера и т.д. Требование написания регистрового номера противоречит закону 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия», так как памятник должен иметь первозданный вид, и никаких дополнительных надписей огромными буквами, которых исторически не было, делать на нем нельзя. Дело в том, что речной регистр в России был создан только в 1913 году, а ледокол перевозил грузы по Байкалу, пока не была построена Кругобайкальская железная дорога, с 1900 по 1906 годы, то есть гораздо раньше появления речного регистра.

Инспектора не захотели подойти индивидуально к ситуации с ледоколом, составили предписание и выставили штраф.
ИРО ВООПИиК не согласилось с данной ситуацией и опротестовало данное решение в суде. «У нас было 7 заседаний, судья нашла формулу в этом же законе о речном транспорте и доказала, что их требования неправомерны, поскольку речное пароходство не выпустило приказа об отправке ледокола «Ангара» в плавание», – комментирует ситуацию Китаев.
Но на этом история не закончилась. 27 апреля 2012 года инспектора вновь оказались на ледоколе, решив проверить, как обществом охраны памятников выполнено предписание от 6 декабря 2011 года. На недоумение их появлением Китаева, который был уверен, что после решения суда их оставят в покое, И.Ю. Воробьев пояснил, что суд опротестовал решение о наложении штрафа, а предписание инспекции Восточно-Сибирского управления государственного речного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта никто не отменял. Поэтому они пришли проверить, как ВООПИиК устранил замечания, которые обнаружили при первой проверке. После долгих препирательств было достигнуто соглашение, что инспектора проверят пожарную безопасность корабля, так как именно этот пункт иска суд не удовлетворил.

Но инспектора и представители общества и в этом моменте не пришли к общему мнению. Дело в том, что требования пожарной безопасности на водном транспорте и на объекте недвижимости существенно отличаются. Владимир Александрович не позволил инспекторам запустить противопожарный насос, так как на улице стоят еще минусовые температуры и его запуск может повредить музею. По его словам, насос можно запускать только в теплое время года.
Единственное, с чем согласились представители общества охраны памятников, что необходимо заменить несколько огнетушителей, срок годности которых закончился в 2011 году. «Мы, конечно, заменим эти огнетушители, но не можем этого сделать прямо сегодня, так как корабль находится на полном нашем обеспечении, очень высоки коммунальные платежи, особенно электроэнергия, и у нас сейчас просто нет денег на такую покупку, – пояснила Светлана Федоровна Иванова, директор ледокола «Ангара». – Если бы предприниматели помогли нам приобрести огнетушители, мы были бы очень благодарны, так как если общество охраны памятников потеряет этот объект, то вряд ли ледокол останется музеем. Его, в лучшем случае, переоборудуют под кафе или гостиницу».

Представители речного надзора настаивают на том, чтобы ВООПИиК выполнило все их предписания к ледоколу как к транспортному судну, несмотря на то, что оно стоит на приколе, и готовы отменить свои требования только в том случае, если судно будет стоять на берегу. Соответственно, раз оно стоит на воде и его используют под музей, то оно должно соблюдать все требования для судов внутреннего водного транспорта.

Невыполнение предписаний грозит крупным штрафом или закрытием комплекса. Скорее всего, судьба ледокола опять будет решаться в суде. Представители регионального отделения по охране памятников культуры намерены отстаивать право «Ангары» не считаться транспортным средством. Они не хотят допустить, чтобы музей был закрыт.
Почему на корабле происходят постоянные проверки и что от него хотят государственные органы, мы попросили прокомментировать председателя ИРО ВООПИиК В.А. Китаева.

– Мне кажется, что на данный момент я наконец разобрался, почему такой активный интерес проявляется к ледоколу. Дело все в том, что согласно Российскому законодательству, ледоколы не облагаются налогом на имущество, отсюда любая деятельность коммерческой структуры на нем более рентабельна, чем в любом другом месте. А ледокол у нас в Иркутске, как вы понимаете, один. И естественным образом расшифровался постоянный интерес к ледоколу, который стали проявлять сначала КУГИ (Комитет по управлению государственным имуществом Иркутской области), затем его преемник – агентство, затем нынешнее министерство имущественных отношений Иркутской области. То есть они постоянно предпринимают усилия для того, чтобы каким-то образом общественную организацию, которая в свое время ледокол восстановила, с него убрать.

Еще в 1974 году ледокол был снят с баланса Управления Восточно-Сибирского речного пароходства. Затем была выдвинута идея приспособить его для военно-патриотической работы. ДОСААФ, который никогда надлежащим образом ледоколом не занимался, не стал ставить его к себе на баланс. Корабль отогнали в один из заливов на иркутском море, что-то пытались на нем организовать, в итоге он там дважды тонул. Н.Ф. Салацкий, возглавлявший в то время ИРО ВООПИиК, каждый раз занимался спасением ледокола. Затем, предприняв существенные усилия, Николаю Францевичу удалось в 1980 году оформить ледокол «Ангара» как памятник истории и техники.

Затем прошло еще 8 лет, и беспризорный ледокол сорвало и пригнало течением к плотине иркутской ГЭС. Полузатопленный корабль в таком виде просуществовал почти 1,5 года. Это было на глазах у всего города. Это была невообразимая картина, были постоянные обращения иркутян в горком и обком партии о принятии каких-нибудь мер. Моряки выдвинули предложение найти деньги и разрезать корабль на металлолом, чтобы не позориться. У нас есть копия справки, которую дало Восточно-Сибирское пароходство, подписанное Л.М. Шахировым, о том, что ледокол, несмотря на то, что состоит на госохране, не представляет никакой ценности. И тогда Н.Ф. Салацкий обратился в правительство РСФСР с просьбой разрешить проведение целевой денежно-вещевой лотереи на спасение ледокола «Ангара». Деньги начали собираться, и в 1989 корабль начали восстанавливать. По существующему тогда законодательству, объект, который восстанавливается и в который вкладываются деньги, необходимо было поставить на баланс. В то время постановка на баланс позволяла практически без ограничений использовать объект. Корабль был поднят и оттранспортирован, на нем провели восстановительные работы, сделали пирс, и с тех пор он на этом месте стоит.

Потом прошли известные события 1992–1993 гг., структура власти поменялась, и образованный Комитет по управлению имуществом Иркутской области, фактически нарушая действующее законодательство, записал корабль как объект областной собственности. А с нами, с ИРО ВООПИиК, подписали договор о бессрочном безвозмездном пользовании, записав, как норму договора, что ледокол находится на балансе ИРО ВООПИиК.

Сегодня министерство имущественных отношений требует, чтобы мы ледокол сняли с баланса, поскольку он является государственным имуществом. Но мы хорошо понимаем, что как только мы снимем его с баланса, то ледокол немедленно продадут коммерческим структурам. К тому же есть положение Министерства имущественных отношений РФ о том, что непрофильные объекты субъектов РФ должны быть реализованы коммерческим структурам. И эта ситуация заставляет нас обороняться. Дважды мы обращались к ныне действующему губернатору Иркутской области Д.Ф. Мезенцеву, первый раз на X Всероссийском съезде органов охраны памятников истории и культуры, который прошел в Иркутске в ноябре прошлого года. Виктор Анатольевич Ливцов, зам. председателя ВООПИиК, как руководитель делегации ВООПИиК обратился к губернатору с просьбой помочь иркутскому отделению оставить за собой ледокол «Ангара». Губернатор с высокой трибуны съезда заверил, что, несмотря на изменения в законодательстве, ледокол «Ангара» останется у ИРО ВООПИиК на условиях того же договора о безвозмездном бессрочном пользовании, которое у ИРО ВООПИиК все последние годы имеется. Он зафиксировал это своим словом в присутствии сотен людей. Понимая, что нас будут по прежнему давить, вскоре на встрече С. Шойгу я снова поднял вопрос о ледоколе. На что Д.Ф. Мезенцев ответил: «Владимир Александрович, я еще раз вам повторяю, что ледокол «Ангара» останется у ИРО ВООПИиК на тех же самых условиях договора о безвозмездном бессрочном пользовании, которым вы и пользуетесь».

Но, тем не менее, вскоре мне пришло письмо уже за подписью заместителя губернатора, доктора юридических наук В. Гребенникова (его недавно отстранили от этой должности) с требованием снять ледокол с баланса ИРО ВООПИиК. И это несмотря на обещания губернатора!

А теперь появились претензии к нам и со стороны речного надзора. Мне кажется, что все эти действия направлены лишь на то, чтобы любыми средствами изъять корабль у нашего общества. Особенно обидно, что эти нелепые требования предъявляет к нам тот орган, который когда-то отказался от ледокола и давным-давно его списал.

ИРО ВООПИиК доказало в суде несостоятельность подавляющего большинства требований, признав лишь необходимость устранения противопожарных недостатков, но согласия не достигнуто, и «Ространснадзор» в эти дни снова грозит судом, игнорируя статус ледокола – памятника истории и техники, находящегося в сфере законодательства об охране культурного наследия. Члены общества не сомневаются, что тучи над ледоколом сгущаются в интересах подготовки продажи ледокола. Так ради сиюминутной выгоды отвергаются вечные ценности!

Многим известно, что ледокол «Ангара», уникальный по возрасту и своей истории (был построен в Англии в Ньюкасле в 1899 г. по разработкам великого русского флотоводца адмирала Макарова), сыграл стратегическую роль в годы Русско-японской войны, обеспечив переправу русских дивизий через Байкал при прорыве фронта. Ледокол был спасен от затопления вопреки яростному сопротивлению ряда чиновников, восстановлен Иркутским региональным отделением Общества охраны памятников в 1990 году, а затем преобразован в народный музей.

За Уралом в РФ таких народных музеев только два: наш ледокол и Владивостокская крепость.

Казалось бы, власти должны гордиться такой исторической и технической реликвией и всячески поддерживать общественную организацию, которая вот уже 23 года самостоятельно содержит ледокол в обстановке безудержного роста тарифов, особенно на электроэнергию. На деле большую часть времени новые власти как бы не видели ледокола и проблемы Общества либо неоднократно стремились с ним «разобраться», а попросту ледокол отобрать. Но Общество защищалось гарантиями, полученными на законных основаниях от прежних властей, искало выход в обстановке сужения прав общественных организаций и спада благотворительной помощи из-за обнищания основной части населения, изменения законодательства, регулирующего благотворительность юридических лиц не в интересах благотворителей.

В 2006 г. партия «Единая Россия», после обращении Общества за помощью, включила капитальный ремонт ледокола «Ангара» в свой партийный проект «Историческая память», но когда дело дошло до реального выделения денег на ремонт, выяснилось, что используемые партией деньги – федеральные государственные средства, которые на объект областной собственности использованы быть не могут.
___________________

статья майская, новой информации (на сайте по крайней мере) нет.
может, кто-что знает?
Tags: ВООПИиК, Иркутск, Российская империя, СССР, музей, охрана памятников, преступление
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments