НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Автомобили Ленина

dmpokrov Автомобили для Ленина 

Факт, который был известен советским гражданам: председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ульянов-Ленин передвигался на авто. Казалось бы, передвигался и хорошо, не на телеге же ему кататься. И никого в Советское время это как-то не удивляло. Но времена идут и даже не роскошь, а средство передвижения Ильича вдруг породило повод для «критической» оценки. А так, как все, что связано с Лениным, для некоторых граждан есть повод для беснования и выкрутасов, то уж как обойти моторный транспорт. И не обошли.
Но, как это заведено у антисоветчиков и антиленинцев, показания всегда запутаны. Поэтому, наша задача их распутать. И начнем с самого начала.

«Роскошные автомобили»

Именно так, а не иначе расписывают те авто на которых ездил Ленин. Акцент, само собой, делается на слове роскошный. Делается с умыслом: типа другие-то ездили на «Запорожцах», а вождь революции на лимузинах. Да вот забывают хитрецы самое главное рассказать.
[целиком]
К 1917 году весь автопарк царской России насчитывал чуть более 10 тысяч самодвижущихся экипажей.  Из них легковых автомобилей около 8 тысяч. Львиная доля легкового транспорта были не из разряда относительно дешевых конвейерных «Фордов Т» (их в России было в районе 15%, но к 1917 году на ходу осталось не более полутысячи штук (а может даже меньше), так как не выдерживали местных условий), так как основными покупателями авто были очень богатые граждане (уж им то жалеть средства на дорогое приобретение было грех) и различные ведомства царского правительства, которые ориентировались на европейских производителей (в США обычно закупали грузовики).

В общем, катавшихся на «Запорожцах» поданных Российской империи, в принципе, не было, так как дешевые массовые автомобили еще не были трендом. Трендом были просто европейские автомобили, которые, кстати, в основном производились не на конвейерах и совсем не массово (удачные модели авто насчитывали в среднем 1-2 тысячи штук выпущенных в течении 5 лет, т.е. примерно по 300 экземпляров в год). Соответственно, любой автомобиль в то время являлся роскошью, а не только средством передвижения, как это стало с начало 1920-х годов, когда мировая автопромышленность начала тотально осваивать поточное производство.

Вот такая была обстановка с автомобильным транспортом накануне Великой Октябрьской революции. А значит делать упор на то, что Ильич выбирал только роскошные автомобили это как упирать на то, что крестьяне тех лет лопали исключительно натуральное коровье масло и делать выводы, что жирно жили аграрии.
«Лимузин»
Лимузин для современного человека это нечто такое большое и дорогое. Поэтому, когда антиленинисты нашего времени читают в воспоминаниях первого водителя Ильича, что «ровно в 10 часов утра мой лимузин «Тюрка-Мери» стоял уже у главного подъезда Смольного», то радость переполняет их сердца. Ага, потирают руки глумливые граждане, лимузин ему подали! Ну а далее идут словесные упражнения…

Да, на самом деле Гиль водил лимузин. Но лимузинами в те годы назывались все автомобили с закрытым кузовом и жесткой крышей. Были еще фаэтоны, родстеры, ландоллэ и т.п. И все это типы кузовов. Поэтому делать поспешные выводы о классе автомобиля начала 20 века могут только очень пристрастные люди.

«Тюрка-Мери» - автомобиль для туризма.

Итак, первым автомобилем, который был предоставлен председателю СНК В. Ульянову, стал французский лимузин «Turcat-Mery». И с него сразу же начинают путаться «разоблачители». Что только не напридумывали они об этом транспорте: и что это был очень редкий автомобиль, и что двигатель у него был аж 50-ти сильный (для того времени 50 л.с. было суперкруто), и что это был какой-то эксклюзивный транспорт ручной сборки (о сборке правда – 95% всех автомобилей только так и собирались, как я уже писал выше). В общем, фантазия работает по полной программе. С годом выпуска тоже не все гладко: одни утверждают, что это 1910 год, другие - 1913, а третьи упоминают 1915. По идее, и не разберешься, но зацепки есть всегда. И у нас их две.

Первая – все сходятся, что автомобиль назывался «Turcat-Mery 28».
Вторая – значок советского времени «На этой машине ездил В.И.Ленин», где написано «Тюрка-Мери» 1908 год.
Значок

Разберемся с этими зацепками.
Автомобиля «Turcat-Mery 28» никогда не существовало. Но в 1908 году был создан туристический ландо-лимузин «Turcat-Mery 165 FM» c 28-ми сильным двигателем (был вариант 25 сильного). Производился он не долго, по крайней мере, в каталогах этой фирмы за 1912 год его уже нет, но еще есть в 1910 году. Стоил «165 FM» порядка 14.000 франков. 
На подобном автомобиле гонщик Генри Ружье победил в автопробеге Париж-Москва в 1910 году, когда неожиданно для всех первым прибыл на финишную точку, обогнав все скоростные машины. И это, в принципе, во-первых, говорит о том, что «Тюрка-Мери» был хорошим автомобилем, а во-вторых, известным в свое время. Поэтому не будем разделять недоумение некоторых авторов-«разоблачителей» по поводу появления в России машины «ни кому не известной фирмы».

Тюрка-Мери 1908
Другое недоумение выразил журналист А.Мальгин, который довольно пространно поупражнялся на автомобилях Ленина в одной своей заметочке. В ней он утверждает, что «Тюрка-Мери» взялся откуда не возьмись, типа большевики его у какого-то частного лица отобрали. Простим уж старому и довольно больному человеку это недоумение. И напомним, что «Тюрка-Мери» находился в царском гараже (Гараж Его Императорского Величества Государя Императора), который потом перешёл Временному правительству (Авто-Конюшенная База Временного Правительства), а после Октябрьской революции в составе пяти автомобилей был передан для обслуживания членов Военно-Революционного комитета. И 27 октября 1917 года «Тюрка-Мери 165 ФМ» впервые оказался в распоряжении Владимира Ильича Ленина.
Кстати, тот же Мальгин по каким-то причинам утверждает, что после угона и последующего возвращения «Тюрка-Мери» в конце 1917 года, Ленин ни разу не садился в этот автомобиль. И это есть тоже фантазия журналиста. «Тюрка-Мери» управляемая Степаном Гилем и Алексеем Деминым продолжал оставаться основным средством передвижения Ильича в первой половине 1918 год. Кстати, в апреле 1918 года, уже в Москве, этот автомобиль опять чуть не был угнан, на этот раз анархистами. Но это уже не относится к предмету нашего исследования…

«Автомобиль не для председателя»

Вторым автомобилем Ленина по нелепой традиции называют «Delaunay-Belleville 45». На самом деле, ландо «Delaunay-Belleville 45» 1912 года выпуска был закреплен за наркомом по военным делам Николаем Подвойским. То есть более дорогой и более мощный автомобиль предназначался совсем не для председателя СНК, а для одного из наркомов. Об этом «разоблачители», само собой, забывают упомянуть, так как концепция тогда порушится.
Так вот, этот автомобиль, Подвойский время от времени передавал в распоряжение Ленина, пока шел поиск угнанного «Тюрка-Мери». И все. То есть записывать его на Владимира Ильича можно только при желании фантазировать.

«Ленин не выбирал «Роллс-Ройс»»
В последующем Ленина возили на разных автомобилях. Были в его распоряжении и «Renault 40» (фаэтон и ландо), и фаэтон «Delaunay-Belleville 45», и «Rolls-Royce 40/50»…
Рено
Никогда Ленин не требовал, что бы его возил какой-то конкретный автомобиль конкретной марки. Вплоть до осени 1918 года его основным автомобилем оставался «Тюрка-Мери», то есть он удовлетворялся тем, что ему выделили в самом начале революции. Осенью 1918 года он обратился к Гилю подыскать более теплый транспорт. Степану Казимировичу тут же вспомнился «Роллс-Ройс», который не был перевезен в Москву и оставался в Петрограде. В итоге был организован обмен – туда уехала одна машина, а оттуда прибыл «Роллс-Ройс 40/50», который позже стал основным автомобилем Ленина и Крупской.
Штевер
Таким образом, мнение «разоблачителей», которые утверждают, что Ильич целенаправленно хотел именно «Роллс-Ройс» и именно «40/50» опять оказывается несостоятельным. Ленин в отношении автомобилей был прост – лопал, что дают и скромно ждал ту машину, которую ему могли дать, если его основная была занята.

«Мораль такова»
А ведь как хочется антиленинистам, что бы объект их клеветы и фантазий был такими же, какими они сами и являются - меркантильными, капризными, жаждущими роскошных автомобилей и шампанского в номера. Комплексы маленьких неудачников не дают им покоя и тогда начинается активное обмакивание перьев в чернильницы наполненные собственным дерьмом и сочинительство всяких выдумок о том, кто для них слишком недосягаем и велик. Ведь если нет возможностей поднятся в высь, то эту высь можно попробовать опустить к себе в болото…

____________________________


Единственные в мире автосани на шасси Rolls-Royce можно и сейчас увидеть в Доме-музее В.И. Ленина в Горках
Единственные в мире автосани на шасси Rolls-Royce можно и сейчас увидеть в Доме-музее В.И. Ленина в Горках 

Весь 1918 год усадьбу Горки посещали бесчисленные комиссии разного уровня и ранга. Член одной из комиссий вспоминал: "Бывшее имение Морозовой - совершенно сохранившийся старинного типа дворянский дом, хорошо оборудован. Стоит на возвышенном красивом месте, у подножия большой пруд, невдалеке речка Пахра, кругом очень большой красивый парк, продолжением которого является со всех сторон лес. К Горкам с двух сторон идут прекраснейшие шоссе".

В апреле 1918 года приехала Комиссия по охране памятников и художественных сокровищ при московском Совете и, признав художественно-культурную ценность усадьбы, стала её охранять. В мае-июне усадьбу попытался занять Московский продовольственный комитет. Представителей этой организации привезла в усадьбу сама Морозова, предпринимавшая всяческие усилия, чтобы сохранить за собой Горки, при этом она прибегала к помощи новых властей и одновременно использовала протекцию старых знакомых. Зинаида Григорьевна обращалась за помощью даже к иностранным дипломатам.

Однако это вызвало бурю негодования в губернском земельном комитете, и на его заседании решено было "строжайше расследовать представителей Продкомитета и предать последних суду революционного трибунала" и "в целях выяснения возможностей этого дела необходимо сейчас же арестовать гражданку Резвую (Рейнбот)". Зинаиду Григорьевну не арестовали, но приезжать в Горки она перестала и больше здесь не бывала. Она жила в Москве, потом в селе Ильинское, по Ленинградской железной дороге. Благодаря поддержке В. И. Немировича -Данченко с 1927 года получала крохотную пенсию - 120 рублей за то, что некогда ее муж, Савва Морозов, построил здание для МХАТа. Последняя владелица Горок умерла в 1947 году.

В конце июня 1918 года очередная комиссия составила новый акт по приемке имения Горки. С этого времени Горки стали государственной сельскохозяйственной фермой, в обязанности которой входило снабжение молоком и другими молочными продуктами Сухановской больницы и местного населения.

Четкого плана относительно Большого дома не было, однако живописные окрестности, комфортные бытовые условия невольно наводили на мысль об устройстве здесь места отдыха. Вокруг основных усадебных построек располагалось несколько пустующих деревянных дач. На заседании Московского губернского комитета земледелия в июле 1918 года решено было предоставить пустующие помещения в имении Горки под детскую колонию. Здесь был организован детский дом, а чуть позже та же комиссия постановила превратить имение Горки в место отдыха ответственных работников и партийных товарищей. Отдыхающие бесплатно обеспечивались бельем, и по принятым на ферме ценам им отпускалось на день 2 бутылки молока (кружка молока стоила 15 копеек), 5 штук яиц, 1/4 фунта масла, 1 фунт творогу и 2 раза в день для них ставили самовар. Ежедневно каждый отдыхающий сдавал в кассу фермы по 1 рублю на оплату прислуги. С июля 1918 года советские служащие стали приезжать в "санаторию". Они предъявляли управляющему фермой билет с печатью и подписью комиссара земледелия.

После покушения 30 августа 25 сентября 1918 года в Горки впервые приехал В. И. Ленин с женой Надеждой Константиновной и сестрой Марией Ильиничной. Их разместили в Большом доме. Горки Ленину понравились. Он "больше всего любил эту дачу, любил именно это место, любил самый дом. Нравилось ему и высокое расположение дома, эти широкие открывающиеся перед ним горизонты", - вспоминала Н. К. Крупская.

В первый свой приезд Ленин пробыл здесь всего лишь месяц...

Tags: Ленин, Подмосковье, транспорт, усадьба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments