НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Вы, чьи широкие шинели....

 merelana Первый и второй

Несмотря на то, что значение Отечественной войны 1812 года признавалось в России всегда, памятников ее героям сохранилось не так много. Один из них остался в усадьбе Романовка Ямбургского уезда - собственно, это даже и тогда было фактически в самом городе. Там в 1840 году был установлен памятник бывшему владельцу усадьбы, герою Бородинской битвы, который первым принял на себя удар неприятеля - памятник барону Бистрому 1-му, Карлу Ивановичу в русском обиходе и Карлу Генриху Георгу по официальным документам. Памятник делал легендарный Клодт. Судьба его (памятник) хранила.
Это самый известный портрет Карла Бистрома - точнее, гравюра с того, что висит в Военной галерее. Но по-своему интересен и этот:
Бистромом 2-м был его младший брат Адам Иванович, он же Адам Отто Вильгельм. Его портрет тоже находится в Военной галерее

В отличие от прочих остзейцев, Карл Бистром обзавелся и русской фамилией - солдаты называли его Быстровым. В какой-то степени это справедливо. Действовал он действительно очень быстро и решительно.
Некоторые исследователи высказывают предположение о славянском происхождении этой семьи. Представители этого многочисленного семейства имели владения во многих польских воеводствах, в особенности же - в Померании. Лично мне было бы приятно думать, что предки этих моих соседей родом из приморского региона. Но родители жили в Эстляндской губернии, где у них было неплохое поместье.
Поначалу фамилия писалась как Бистрам.
Прародителя этого многочисленного и очень разветвленного рода назвать трудно. В Курляндии им считается Богуслав Бистрам, а брат его был Померанским воеводой. Считается, что баронское достоинство эта семья получила из рук шведского короля в первой четверти XVII столетия.
К началу Отечественнй войны оба брата были уже опытными офицерами. Оба начинали службу с нижних чинов. Карл был записан в Измайловский полк капралом, а Адам так и вовсе рядовым, в Семеновский. Карл еще капитаном Невского мушкетерского полка участвовал в войне со Швецией, затем стал командиром егерского полка. Не был для него незнакомым противником и Наполеон. Карл Бистром участвовал во всех крупных сражениях и несколько раз был ранен. Под Пултуском его ранили в ногу, под Прейсиш-Эйлау - в плечо, а под Гудштадтом - в лицо, повреждены оказались правая щека и челюсть.
Адам Бистром успел проявить себя в боях против польских повстанцев, затем - в войнах с Наполеоном в начале века. В битве под Прейсиш-Эйлау он получил ранение в голову, под Фридландом был серьезно контужен. Войну 1812 года он начала командиром бригады, в которую входил и егерский полк, которым он до этого сначала командовал, а потом был назначен шефом.
Об участии обоих братьев в войне 1812 года написано достаточно много. Карл особенно отличился при Бородине, где его полк героически сражался с целой дивизией. Адам проявил себя под Малоярославцем, где его бригада первой вступила в город и отчаянно сражалась до самого вечера.
Наградами их не обходили. Карл Бистром дважды за ту войну был награжден золотым оружием, полк его получил три георгиевских знамени. За сражение при Кульме полк получил две георгиевских трубы. Адам участвовал в сражениях за Реймс и во взятии Парижа. Карл в это время находился в резерве.
Не обходили их и назначениями. Адам после войны стал командиром Павловского полка, был зачислен в свиту, Карлу довелось участвовать еще в одной польской кампании - и не только. Когда началось восстание, он находился на лечении, но не закончил его.
За военные заслуги Николай пожаловал Бистрому небольшой участок земли рядом с Ямбургом. Потом Карл Иванович прикупил еще участок у барона Роткирха, своего дальнего родственника, который одновременно приходился родственникам и Ганнибалам. Новую усадьбу Карл Бистром назвал в честь третьего их брата Романа Ивановича - Рейнхольда-Густава. Адама Ивановича к тому моменту уже тоже не было в живых - он уехал на лечение в Германию и умер в Дрездене. Карл пережил своего брата и соратника на 10 лет. По странному стечению обстоятельств, умер он тоже в Германии, куда отправился лечить последствия своих многочисленных ранений. Но похоронить себя завещал в Ямбурге, в своем имении. Брак его с баронессой Тизенгаузен был бездетным. Но остались трое племянников, детей брата Романа и Елизаветы Адамовны, урожденной Роткирх, внучки Абрама Петровича Ганнибала.
Семья Бистромов была одной из наиболее уважаемых в Ямбурге. Племянники знаменитого военачальника были в основном судейскими. Генерал не забыл о своих боевых товарищах - на территории усадьбы был построен инвалидный дом для гвардейских солдат. Содержали его на доходы от имения. Это строение сохранилось до наших дней, в нем находится лыжный клуб. Он пока что есть.
А памятник... Памятник первый раз пытались уничтожить после революции. Его сняли с постамента, но почему-то не успели увезти. Он попался на глаза одному из музейных работников, после чего был водружен на место. Второй раз его пытались уничтожить фашисты. Они сняли льва с постамента и отправили в Ригу на переплавку. Однако рабочие одного из заводов, хотя, скорее всего, и не подозревали, что это за лев и откуда он взялся, но узнали в нем произведение искусства и закопали. После войны льва отреставрировали и снова водрузили на место. Исчез только медальон с профилем самого Карла Бистрома. Его судьба до сих пор неизвестна.

Заметки мои ни на что не претендуют. Мне просто почему-то лично дороги все эти люди, как будто они есть и сейчас. А ведь и правда есть.
Tags: 1812, Клодт, архитектура, скульптура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments