НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Category:

Выставка в Историческом музее

 shakko_kitsune: <..>  меня терзают смутные сомненья: а сколько еще шедевров зановооцененного нынче соцреализма может найтись в подвалах Лубянки? полностью




В Историческом музее открылась экспозиция "Из подполья соцреализма. Запрещенные произведения искусства из собрания Музея В. И. Ленина". На ней впервые за многие годы демонстрируется около 90 живописных, графических и скульптурных портретов советских вождей и парадно-съездовских композиций, в разное время отправленных в спецхран музея. Но по одной и той же причине — из соображений сиюминутной идеологической конъюнктуры.

Хотя выставка готовилась давно, ее вернисаж оказался весьма актуальным — она открылась не то чтобы в смутное время, а в несколько мутноватый политический момент нашей жизни. Плюс к этому накануне своеобразного юбилея — 50-летия со дня смерти секретаря ЦК ВКП(б) по идеологии Андрея Жданова, первого официального высшего советского цензора. Собственно, и выставка о цензуре.

Отнюдь не открытие, что цензура была и есть в каждой стране с тоталитарным режимом. Литовали, выбраковывали и уничтожали произведения и в нацистской Германии (после "ночи длинных ножей" изымались изображения Рема и его штурмовиков, после покушения на фюрера — адмирала Канариса и генералов вермахта), и в коммунистическом Китае (после каждой партчистки), и в социалистических Венгрии, Польше, Чехословакии... Но нигде это не делалось с такой частотой, перестраховкой и почти шизофренической въедливостью, как в СССР.
История советского канона изображения вождей квазирелигиозна. Из многостилья 10-20-х годов к 30-50-м отфильтровали "ортодоксальную" иконографию, похерив разнообразные "апокрифы". Типа мефистофелеподобного рисованного портрета Ленина художника Симакова (уничтожен как "искажающий облик вождя пролетариата"), Ильича в Горках, переписанного с бакстовского портрета вальяжного Сержа Дягилева Гринманом (изъят в спецхран за декадентство), или же деревянного бюста "Ленин говорит" Коненкова (это уже просто фарс, напоминающий гогочущих "баб" Малявина). Портрет Ленина кисти француза Бернара сослали в фонды из-за "изобразительной неясности" (нам же кажется, что это просто автопортрет художника).

Но, разумеется, главным образом отслеживалась "историческая верность" произведений, которая зависела от очередной политической рокировки и партчистки. Так, отправили в спецхран полотно хронографа революции Юона "Есть такая партия!" — видно, по жестикуляции Ленин слишком смахивал на конферансье, а уж его окружение (Зиновьев, Каменев и т. д.) в 37-м году совсем было ни к чему. Чтобы полностью стереть память об этом опусе, расстреляли и редакцию фолианта "История гражданской войны в СССР" (1935), "по политической близорукости" воспроизведшей это полотно. Живописцу же это простили, памятуя его заслуги — картину 29-го года "II Съезд Советов", своевременно написанную без фигуры Троцкого.
Те, кто любил историческую правду больше вождя, естественно, списывались так же, как и произведения. Секретарь ЦК Авель Енукидзе в 25-м году превозносил достоинства полотна Бродского "У гроба вождя" (с Рыковым, Каменевым и Зиновьевым). В 37-м другой вождь воздал ему за эту непартийную эстетику.

Трудная, напряженная жизнь была у художников. К примеру, до декабря 38-го картина Малькова "Политбюро ЦК ВКП(б) на VIII съезде Советов" еще считалась шедевром, а уже в январе 39-го из-за физиономии Ежова списывалась в спецхран как не совсем соответствующая истине (уничтожать полотно было невозможно: на первом плане кремлевской лестницы — Сталин).

Мягчел режим, менялся партаппарат. Но неизменной оставалась традиция высылки изосвидетельств. При Никите Хрущеве в "долгий" фонд (как, впрочем, и из школьных учебников) ушли картины Авилова ("Сталин принимает парад Конармии", "Сталин на Царицынском фронте"), Модорова, Герасимова, Бродского (портреты вождя). А в 65-м туда же ушел лик и самого первого секретаря ЦК — "кукурузника". Вместе с помпезной картиной Хмелько "Съезд строителей коммунизма".
Сама по себе выставка показательна. То и дело на ней раздаются вопросы детей: "Папа, это кто?" — "Да видишь ли, это... да прочти подпись". Как говорил один из мудрых, свобода начинается тогда, когда забываешь имя деспота. Словом, выставка вселяет оптимизм.

___________________________________________

про оболганного Жданова читать здесь
* * *

Горюшкин-Сорокопудов. Сталин у гроба Ленина.

Горюшкин-Сорокопудов. Сталин у гроба Лен и​ на

Александр Герасимов
Александр Герасимов.

Николай Рутковский
Николай Рутковский

Неизвестный художник
Неизвестный художник

К. Юон. 1926 В те дни. У Дома Союзов в дни похорон В. И. Ленина. Б., акв., бел. 32х49. Центральный музей В.И.Ленина.
К. Юон. 1926 В те дни. У Дома Союзов в дни похорон В. И. Ленина

* * * 
Дмитрий Налбандян.
Дмитрий Налбандян


Великому Сталину слава! (худ. Кугач, Нечитайло, Цыплаков, 1950).
Кугач, Нечитайло, Цыплаков, 1950.

Павел Михайлович Аввакумов
 Павел Михайлович Аввакумов

Владимир Александрович Серов. Ленин в Разливе. Акварель, уголь.
Владимир Александрович Серов. Ленин в Разливе. Акварель, уголь.



 
и тем, кто не видел, превосходный Сталин в рисунке здесь
* * *
ну и другой Бродский, просто так, для формы (Бродским начали, Бродским и закончили)

Бродский - Сказка. 1911.



Исаак Израилевич Бродский. «Зима».


Исаак Израилевич Бродский (1883-1939). Весна. 1914.


Бродский Исаак Израилевич.Портрет Любови Макаровны Бродской
Tags: Бродский, Исторический музей, Колонный зал, Ленин, Серов, Сталин, Юон, анонсы, выставка, графика, живопись
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments