НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Сегодня - 100 лет Льву Ошанину

Лев Иванович родился 17 (30) мая 1912 года в Рыбинске.

Его называли генералом песни.

Столь высокое звание ему присвоили солдаты, благодарный миллионный слушатель и исполнитель.

Поэт с молодых лет любил армию и служил ей своим творчеством. Немалая часть его произведений объявлялась приказами как песни полков и соединений. Солдаты, отбивая шаг, охотно исполняли их, потому что они были близки им, просты, трогали душу содержанием, юмором, легким музыкальным ритмом, быстро запоминались.

Во время войны Лев Ошанин с командировками политуправления армии и Союза писателей побывал на многих фронтах, работал в военных газетах, выступал как поэт перед бойцами и писал песни, дружил с такими ведущими композиторами, как Листов, Фрадкин, Новиков, Богословский, Мурадели...

Песни Ошанина подхватывала не только армия, но и вся страна. В эшелонах, в теплушках, в землянках, на больших городских сценах и наскоро сколоченных помостах звучали «Ехал я из Берлина», «Разведка», «Русская душа», «Что солдату нужно?», «В белых просторах», «Скажи, сынок ...»



А как трогательно и сердечно писал Лев Иванович о любви, о дружбе и верности: «В этот вечер в танце карнавала я руки твоей коснулся вдруг. И внезапно искра пробежала в пальцах наших встретившихся рук». Да и вообще все его творчество пронизано любовью, солнечным теплом и светом, широтой души. Его стихи поются и без участия композитора, музыка возникает как бы сама по себе при чтении, ею пропитана каждая строка: таковы уж талант Ошанина, его особый дар, пожалованный ему Всевышним...


Родился Лев Иванович на Волге, в красивом старинном городе Рыбинске. Великая русская река в этих местах особенно поэтична и привлекательна, и, может, поэтому Ошанин с детских лет потянулся к стихам, к музыке, к природе. Отец его рано умер, воспитывала его мать, которая была педагогом. Десятилетним она перевезла сына в Москву, и этот огромный столичный город стал как бы второй родиной Ошанина. Он учился в школе, работал на чугунолитейном заводе, приобщился к литературным кружкам. Его стихи заметили, они стали появляться в печати. Он много ездил по стране, по стройкам, которые гудели тогда повсюду, варился в рабочем соку, был свой среди своих. Вот откуда у него близкое знание жизни, оно, это знание, подпитывало поэзию, давало темы, шлифовало язык...

В тридцать шестом году Ошанин поступил в Литературный институт, занимался в семинаре Владимира Луговского. Не думал тогда Лев Иванович, что со временем сам станет профессором этого уважаемого вуза, будет учить творческую молодежь...

Ошанин работал и продолжал поездки по стране и миру. Ему не сиделось подолгу на одном месте. Недаром и первая книга его стихов называлась «Всегда в пути». Потом пошли «Дети разных народов», «Тебе, мой друг», «Так нам сердце велело», «Просто я работаю волшебником».

Он забирался в самые дальние уголки, к полярным льдам, к жарким пескам пустыни и всюду слышал свои песни. Их исполняли по радио, на сценах и просто в товарищеском застолье, в семейном кругу. «Течет река Волга», «Пусть всегда будет солнце», «Комсомольцы», «Родина моя», «Песня о тревожной молодости», «Есть такая любовь» - все это давно стало классикой. Есть у Ошанина две особые песни, которые стали гимнами, их исполняли на всемирных фестивалях на разных языках. Это «Гимн демократической молодежи». И «Гимн международного Союза студентов».

Мне посчастливилось долго и близко знать Ошанина. Я видел его ежедневно, наши дачи в Переделкине стояли рядом. Симпатичнее и добрее не было человека во всем писательском городке. Обычно по утрам Лев Иванович выходил на прогулку. Впереди тихо идет пес Мартын, а за ним сам Ошанин. Поэт носил роговые очки из толстого стекла и плохо видел. Мартын был как бы его поводырем. Льва Ивановича все, конечно, знали, издалека с ним здоровались. Он подходил к человеку поближе и, узнав, например, Николая Доризо, своего друга, произносил:
- А, Коля! Маленький! Привет!
Слово «маленький» Ошанин добавлял к любому имени независимо от возраста: такая уж у него была причуда.

Поэта-песенника любили не только люди, но и собаки. Когда Лев Иванович, износив свое пламенное сердце, внезапно умер, пес Мартын больше двух лет сидел у ворот и поджидал своего хозяина...

Еще задолго до свой кончины Лев Иванович написал о себе:

В громкой славе иль тихой
безвестности
Я скажу, когда весь догорю
дотла,
Что жизнь моя, черт побери,
прошла
По сильно пересеченной
местности...












Tags: 100-летие, Даль, Лев Ошанин, юбилей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments