?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

продолжение. начало здесь.
________________________________
Шостакович.
про "Условно убитого"

Условно убитый: музыка к зстрадно-цирковому представлению : соч 31 ; Большая молния : неоконченная опера

Дмитрий Шостакович - "Условно убитый", 4 романса Op.46, 5 фрагментов Op.42, Джазовая сюита №1 (City of Birmingham Symphony Orchestra, Mark Elder) скачать
 
Марш Советской милиции.
Сюита из музыки к эстрадно-цирковому представлению «Условно убитый» в Ленинградском мюзик-холле. скачать

2 октября 1931 года на сцене мюзик-холла состоялась премьера спектакля «Условно убитый», главные роли в котором исполняли К. Шульженко и Л. Утесов. Режиссёр Петер Коля - Петров Николай Васильевич (1890-1964). Художник - Николай Акимов.
Для героини Шульженко Маши Фунтиковой Д. Д. Шостакович написал две песни — "Ах, как приятно вечерком" и "Милый, видишь там и тут…"



2006
Трагический настрой концерта сменился на прямо противоположный, когда Рождественский перешел к очередному раритету – сюите из музыки к спектаклю «Условно убитый». Ее дирижер отыскал сам в одном из московских архивов. Точнее, не оркестровый вариант сюиты (эта партитура была утрачена), а ее клавир с пометками композитора, какой оркестровый инструмент должен звучать в том или ином месте. А специалист по музыке Шостаковича, английский композитор Джерард Макберни по этим заметкам сумел восстановить партитуру.

Спектакль «Условно убитый» был эстрадным ревю. Главного героя, который попытался сбежать во время военизированной игры, и был объявлен «условно убитым», сыграл Леонид Утесов. В ревю дебютировала певица Клавдия Шульженко, а одну из ролей, как сказал маэстро Рождественский перед исполнением этой сюиты, сыграла немецкая овчарка Альфа, одетая в балетную пачку. В начале спектакля Утесов появлялся на киноэкране, потом пролетал над залом подвешенным на канате и приземлялся на сцене. Шостакович в то время был молод, и ему тоже хотелось похулиганить. Неудивительно, что музыка вышла выразительной и легкой и в ней встречается немало специфических музыкальных шуток. К примеру, нежный и легкий как суфле вальс постепенно переходит в меланхолическое музыкальное «кваканье» духовых. А в одном фрагменте оркестр замолчал, и вместо него один музыкант, спрятанный в глубине оркестра, стал играть соло на маленькой гармонике.

Исполняя эту сюиту, Рождественский тоже решил слегка пошутить. Рассказывая об овчарке Альфе, он довольно комично ее изобразил: пока играла гармошка, скрестил руки под грудью и уперся пальцем в щеку, показывая, что ему, как дирижеру, здесь вообще делать нечего. А потом продемонстрировал несколько движений русского танца. Маэстро, как в прежние времена, сопровождал свое выступление историческим комментарием. И с актерским мастерством объявлял название каждого номера сюиты. 

(Геннадий Николаевич впервые играл сюиту в 1996 году, в год 90-летия ДмДм.)
_______________________________________________

Оркестровый вариант и не мог сохраниться (по крайней мере в архиве Шостаковича). И знаете почему?
Потому что оркестровку делал не он.

Дунаевский, Утёсов, Шостакович. 1930-е.
Вот, что рассказывает сам Леонид Осипович Утёсов Глебу Скороходову (опубликовано в книге "Леонид Утесов. Друзья и враги"):

Кстати, вы знаете историю рождения их совместного проекта под названием «Условно убитый», в котором убивали, к счастью условно, меня? Я ответил, что слыхал о ней от Клавдии Ивановны Шульженко.
– Ну и о чем вам поведала Куничка? Она ведь была моей партнершей в этом спектакле!

Я пересказал то, что слыхал от Шульженко. Готовя книгу о ней, я поинтересовался, как произошло, что Шостакович в 1931 году написал музыку к большому спектаклю Ленинградского мюзик-холла. Другого такого случая, кажется, не было?
– А почему бы вам не спросить, откуда у меня этот роскошный кабинетный рояль красного дерева, умещающийся на моих семнадцати метрах гостиной?
– Откуда у вас такая роскошь? – подчинился я.
– Голубчик, зачем же задавать нескромные вопросы? – рассмеялась Шульженко и с явным удовольствием посвятила меня в тайны этого театра: в начале тридцатых годов там сложилась неразлучная тройка преферансистов: директор мюзик-холла Михаил Падво, главный дирижер Исаак Дунаевский и их друг Дмитрий Шостакович.

Обычно они собирались в директорском кабинете по выходным или в любой день сразу после спектакля и расписывали пульку. Часто она продолжалась до утра, а то и дольше. Однажды она затянулась на сутки. Дмитрию Дмитриевичу не везло как никогда – он продулся вчистую.
– Ставлю на кон двадцать номеров для следующего вашего спектакля, – предложил он директору.
Проиграл.
– Еще двадцать! – сказал он. И опять проигрыш.
– Все! – заключил Дунаевский. – Расходимся. Скоро начало спектакля, а мне стоять за пультом.
– Ну прошу вас еще одну пулечку, последнюю, – взмолился Шостакович.
– Играем на мой кабинетный рояль.
За два часа он продул и его: фортуна так и не повернулась к композитору лицом.

«На следующий день он, смущаясь и краснея, подошел ко мне, – рассказала Клавдия Ивановна, – и спросил, не нужен ли мне хороший кабинетный рояль, избавиться от которого возникла настоятельная необходимость.
– Вы меня очень обяжете, – добавил он и, еще больше смутившись, попросил: – Пусть эта операция останется тайной, а не предметом гласности. Наивный, он и не подозревал, что о его проигрыше и долге чести не знал в мюзик-холле только ленивый. Но его рояль стал талисманом моего успеха».

– И это все? – спросил Утесов. – Она утаила от вас самое главное! Дмитрий Дмитриевич в тот раз продул и свой пиджак, боюсь, тогда единственный, и, когда он собрался уходить, Дуня снял свой: – Возьмите, по-моему, у нас один размер.
– А как же вы? – Я сегодня пойду домой в служебном фраке, – улыбнулся Дуня и добавил: – Не торопитесь отдавать пиджак. Это не к спеху.
Несколько дней после этого Шостакович регулярно по утрам осведомлялся, терпит ли еще Дуня. А потом принес ему почти такой же, но новый пиджак и извинился: – Ваш я оставил себе: очень привык к нему.
А Дуня, между прочим, инструментовал чуть ли не половину из тридцати девяти номеров, что сделал Шостакович для «Условно убитого».
______________________________________________________________

Клавдия Ивановна Шульженко, Владимир Филиппович Коралли и Гошаможет, кому будет интересно,  этим спектаклем у Клавдии Ивановны связана трогательная подробность:

В мае 1930 года Шульженко и Коралли поженились. К тому времени Шульженко уже играла одну из главных ролей в эстрадно-цирковом представлении Дмитрия Шостаковича "Условно убитый". Условно убитого играл Леонид Утесов. С ним Шульженко в первом действии во время учебной тревоги - постановка должна была отобразить "обороноспособность страны, задачи Осовиахима и ПВО" - пряталась под тележкой мороженщика.
"Когда мы с Леонидом Осиповичем лежали под ней, -вспоминала Клавдия Ивановна, - на одном из последних спектаклей я вдруг впервые почувствовала, как во мне что-то шевельнулось. - Леня, мне плохо, - прошептала я. - Что с тобой? - так же тихо спросил он. -Я беременна. - Немедленно уползай за кулисы! - приказал он. - На одну условно убитую станет меньше, на двоих безусловно живых больше! Через несколько месяцев я родила сына - Гошу, Гошеньку, Игоря Владимировича, радость мою!"

Владимир Филиппович Коралли вспоминал о спектакле:

Предложение было для меня заманчивым
Во-первых, оно обещало мне едва ли не первое в моей жизни участие в настоящем драматическом спектакле. Во-вторых, режиссёр так выстроил мою роль, а я должен был играть начальника маневров Бейбуржуева, что она органично вбирала некоторые мои эстрадные номера. И в-третьих, привлекала совместная работа с моим другом и учителем Леонидом Осиповичем Утёсовым: ему предстояло сыграть главную роль - телеграфиста Стопку Курочкина.
Предполагаемый спектакль, в комедийной форме рассказывающий о подготовке населения к обороне, которую в то время активно проводил Осовиахим, должен был включать в себя множество цирковых и эстрадных номеров.
Для сцен маневроы, погони и схваток привлекались цирковые артисты: три номера касадеров, велосипедисты, номера школы верховой езды. Известный в то время полетчик Конев исполнял свои комические трюки в гриме и костюме Утёсова, подменяя его в тех сценах, когда санитары, считая Курочкина как раз убитым (хотя он таковым себя не считал), гнались за ним с носилками, а он убегал от них буквально под самый потолок.
Клавдии Шульженко была поручена роль мороженщицы Машеньки Фунтиковой.Эта маленькая роль - мороженщица появлялась в короткой сцене первого действия - была для Шульженко интересна только своей незамысловатой песенкой, которая давала возможность создать образ девушки-мещаночки:

Ах, как приятно вечерком
Под окошком на скамейке,
Под черёмухой в аллейке
Слушать пенье соловья
Или канарейки.

На балкончике рядком
Кушать кофе с молоком,
Гладить волосы твои
И говорить насчет любви!


Роли двенадцати апостолов в сценах рая, куда попадал условно убитый Курочкин, исполняли артисты утесовского Теаджаза. Спектакль получился весёлым и очень современным.
Целых пять месяцев "Условно убитый" ежедневно шёл с аншлагами.
В роли Бейбуржуева мне больше всего нравился эпизод беседы с аровозом. Я обращался к самому старому, заржавленному паровозу и старался возродить его к жизни.
Паровоз в какой-то момент как бы оживал, отвечая на мои вопросы: то кивал фарами, которые вытягивались, как хоботки, то издавал диссонирующие гудки, означавшие, что у него нет сил. Под конец мне удавалось убедить этого старого служаку, что надо всегда быть бодрым и молодым.
И паровоз молодел на глазах у зрителя - сверкал новыми медными деталями, сиял фарами и издавал весёлые гудки.
Музыку к спектаклю написал композитор Дмитрий Шостакович. Особым успехом пользовалась песня "Под Бахмачом", которую я исполнял после разговора с паровозом:

Под Бахмачом, под Ворожбой
В горячий бой, в серьёзный бой
ходили мы с тобой.

Эх, степь не маками цвела -
Казацкими погонами.
Гуляла песня, степью шла
За нашими вагонами...


Самым интересным для меня была работа с Николаем Васильевичем Петровым - он умел разрабатывать психологические ходы образа.
____________________

Ю. Дмитриев в своей книге про Утёсова так пишет о спектакле: 
К сожалению, без большого успеха прошёл в Ленинградском мюзик-холле спектакль по пьесе В. Воеводина и Е. Рысса "Условно убитый"., посвящённый противовоздушной и противохимической обороне. Спектакль поставил талантливый режиссёр Н. Петров, оформлял выдающийся художник Н. Акимов, а музыку для него написал великий композитор Дмитрий Шостакович. (хихи, ровно наоборот, великий уже тогда Акимов, опытнейший и известный Петров и подающий большие надежды, уже успешный Шостакович, и ещё раз - спектакль пользовался большим успехом))

Евгений Павлович Гершуни вспоминал:

"Я был поражён огромной работоспособностью, высокой требовательностью Утёсова к себе и товарищам по работе. Он по верёвочной лестнице взлетал под потолок зрительного зала" Чтобы не подвергать артиста слишком большой опасности, было решено, что при исполнении сложных трюков воздушного полёта его заменит известный цирковой артист Ф. Конев (Джиованни), но, чтобы Конев мог схватить его манеру держаться, Утёсов продемонстрировал ему все сложнейшие трюки.

Вспомнив Гешуни, хочется незамедлительно обратить Ваше внимание на песню Бублики, которую так незамысловато фривольно интерпретирует заморская знаменитость. 

Евгений Павлович в книге «Рассказываю об эстраде» пишет: 

«Ядов жил в Одессе и в первые годы революции писал под псевдонимом Жгут или Боцман Яков стихотворные фельетоны и эпиграммы против врагов Советской власти. Если бы Яков Петрович Ядов обладал большей культурой и писал бы свои произведения не со скоростью, доступной неразлучной с ним пишущей машинке, вероятно, до нас дошло бы кое-что из его наследия. Впрочем, он совершенно был лишен авторского самолюбия. Если артисту не нравилось что-то, Ядов немедленно рвал только что написанное, садился за машинку и через несколько минут создавал новое «произведение».
Так он мог переписывать по многу раз. Переделывать не любил, легче было написать снова. Вероятно, эта легкость сочинительства и помешала Ядову стать более заметным литератором. За одну ночь, например, он написал для куплетиста Г. Красавина песенку «Бублики», которую буквально на следующий день распевала вся Одесса:

И в ночь ненастную
Меня, несчастную,
Торговку частную,
Ты пожалей...
Купите бублики
Для всей республики,
Гоните рублики
Вы поскорей…


15 августа 1973 года газета «Вечерний Ленинград» поместила заметку о куплетисте Григории Марковиче Красавине, который отмечал в эти дни 60-летие своего пребывания на эстраде. В одной из папок, хранящейся в Петербургской театральной библиотеке, мне удалось найти небольшую рукопись «К выступлению Григория Красавина». Это как бы набросок его речи на замечательном концерте, афиша которого гласила: «500 лет на эстраде». (В юбилейном концерте приняли участие старейшие артисты эстрады, общий страж их выступлений и составил эту вероятную цифру.)

Выпишем из текста Красавина то, что относится к «Бубликам».
«...Нас и различали по репертуару и манере исполнения. Каждый импресарио знал, что Савадров - это салонный» юморист, который поет песенку «Луна, луна», Светлин играет на трубе и танцует. Про меня, например, говорили: Красавин — это который со скрипкои. С 1926 года обо мне иначе не говорили: «Ах, это тот, который „Горячие бублики..."»

У меня была привычка собирать мелодии песенок на всякий случай. Бывало, услышу где-нибудь в кафе или в ресторане что-нибудь характерно-эстрадное прошу пианиста дать мне ноты. Одна из этих мелодий мне пригодилась в 1926 году. Я тогда жил в Харькове, и туда приехали известные администраторы Аркадий Вольский и Борис Рейф. Они меня приглашали на открытие сезона в Одессу — в Театр миниатюр на Ланжероновской улице. В процессе разговора, когда я старался выяснить, в чем состоит одесская «злоба дня», они мне сказали, что в Одессе на всех углах продают горячие бублики с утра и до вечера и с вечера до утра. Только и слышно: «Купите бублики, горячие бублики...» Вот это, сказали они, стоило бы отразить в песенке. Кто это может сделать хорошо и быстро? Только один человек — Яков Петрович Ядов!

Через несколько часов мы были на Сумской улице в квартире Ядова. Якову Петровичу очень понравилась музыка. Он сразу загорелся: «Это прекрасная идея! Надо показать в этой песенке несчастную безработную девушку, мерзнущую на улице ради куска хлеба, умирающую с голода для обогащения нэпмана, так сказать, одна из „гримас нэпа"». Он задумался, потом добавил: «Идите в столовую пить чай, а я буду печь бублики».
Мы сидели в кругу семьи Ядова, пили чай, а в соседней комнате стучала пишущая машинка. И не прошло тридцати минут, как Ядов без заминки прочел то, что я сейчас исполню...»
полностью прочитать здесь
______________________________________________________________________
продолжение рассказа о произведениях, навеянных интервью, взятом в Chicago


Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
ular76
26 мар, 2012 06:41 (UTC)
спасибо.
какой великолепный пост.
(я очень люблю Клавдию Ивановну).
интересно было узнать.
nashenasledie
26 мар, 2012 11:43 (UTC)
спасибо)
воспоминания Владимира Филипповича пришлось перепечатывать из книги, в сети нет, так что своего рода эксклюзив))

про оперетту и фильм тоже почитайте - это тоже интересно
получается, что Шостакович, понимая, что находится уже в 59 годе, где другие ритмы и музыкальные смыслы, где новое окружение, остро чувствовал творческое неудобство, поэтому и не воспринимал свой опус.
А, глядя в перспективе, из сегодняшнего дня, фактически почувствовал конец весёлой мелодичной гармоничной эпохи, кризис, а то и умирание творчества вообще - так и есть... в 60-х, когда началось уничтожение страны, на автопилоте, на запасах, на энергии прошлого ещё что-то развивалось, а потом всё затухало и затухало, и сейчас в общем-то затухло.. - ни идей, ни развития, ни у авторов, ни у исполнителей. Да и поумирало большинство, на ком всё держалось, кто двигал Искусство и держался из последних сил. Яркий пример Норштейн - ему творить не хочется, Шинель лежит, руки не поднимаются, и это так понятно....
ular76
26 мар, 2012 12:11 (UTC)
спасибо. я уже прочла.
среди творческих людей композиторы особенные - они, как минимум, на сотню лет интуитивно чувствуют динамику времени. я что ж в 59 не опечалиться слушая дорогого Никиту? это ЧМО(чрезвычайно мудрый организатор) чисто на рефлексах обычился в первую очередь на искусство.
люблю "Светлый ручей". а Губайдулина в 60-е писала музыку такого уровня к которому на Западе только-только подходят.
однако, смотрю Школы искусст не пустуют. Ребятишки с великим удовольствием бегут туда. это радует. :)
сама я бездарь, и нот не знаю, хотя, говорят абсолютный слух. просто слушатель.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner