НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Categories:

Сретение Господне

от expertmus

Тропарь празднику Сретения Господня, глас 1

Радуйся, Благодатная Богородице Дево, / из Тебе бо возсия Солнце Правды – Христос, Бог наш, / просвещаяй сущия во тьме. / Веселися и ты, старче праведный, / приемый во объятия Свободителя душ наших, // дарующаго нам воскресение.

Кондак празднику Сретения Господня, глас  1:
Утробу  Девичу  освятивый  рождеством  Твоим,/ и руце Симеоне благословивый,/ якоже подобаше, предварив,/ и ныне спасл еси нас Христе Боже,/ но умири во бранех жительство,// едине Человеколюбче.

Величание:
Величаем Тя, / Живодавче Христе, / и чтем, Пречистую Матерь Твою , / Еюже по закону ныне // принеслся еси в храм Господень.

Сре́тение Госпо́дне (греч. Ἡ Ὑπαπαντὴ τοῦ Κυρίου; также συνάντησις - встреча, лат. Praesentatio Domini - представление Господа) празднуется 2 февраля (15 февраля н.ст.), на 40-й день после Рождества Христова, в память встречи в храме Богомладенца св. Симеоном Богоприимцем и пророчицей Анной. В иерусалимской традиции VI-VII вв. встречается два основных названия праздника: Встреча Господа и праздник Очищения Блаженной Девы Марии (Purificatio Beatae Mariae Virginis). Именно эти названия доминируют, разделяясь в последующей традиции Востока и Запада. Введенный в Иерусалиме около 450 г. обычай носить зажженные свечи во время праздничной Литургии на Сретение сохраняется на Западе до сих пор, - отсюда и другое западное название праздника - «Светлая обедня».

Так же, как Обрезание Господне, праздник принесения Младенца Христа в храм показывает нам, что закона Творец, закон исполняя, во храм приносится (вечерня, стихира, глас 1-й), ибо сказал Господь Моисею: Освяти Мне каждого первенца, разверзающего всякие ложесна между сынами Израилевыми, от человека до скота, (потому что) Мои они (Исх. 13, 2), и о жертве очищения матери после рождения ребенка мужеского пола: По окончании дней очищения своего за сына или за дочь она должна принести однолетнего агнца во всесожжение и молодого голубя или горлицу в жертву за грех, ко входу скинии собрания к священнику (Лев. 12, 6). В основе литургических текстов и иконографии Сретения лежит евангельское повествование об этом событии (Лк. 2, 22-39).

Как говорит свт. Григорий Палама, Христос не нуждался в очищении, поскольку оно в Ветхом Завете было установлено для рождавших и рождаемых, а Он был зачат бессемянно и рожден непорочно. Христос был принесен в Храм не из-за нужды в очищении, но «это было делом послушания». Подразумевается не только послушание закону Божию, но и совершенное послушание нового Адама в противопоставление непослушанию Адама ветхого. И если непослушание последнего привело к падению и порче, то послушание нового Адама – Христа возвратило «ослушавшуюся» человеческую природу к Богу и исцелило человека от ответственности за его непокорность

Древнейшим историческим свидетельством о празднике является Itinerarium Aetheriae, отчёт о паломничестве в Святую Землю Этерии, датируемый IV в.: «Сороковой день от Эпифании (quadragesimae de epiphania) празднуется здесь с большою честью. В этот день бывает процессия в Анастасис , и все шествуют, и всё совершается по порядку с величайшим торжеством, как бы в Пасху. Проповедуют все пресвитеры, и потом епископ, толкуя всегда о том месте Евангелия, где в сороковой день Иосиф и Мария принесли Господа в Храм, и узрели Его Симеон и Анна пророчица, дочь Фануила, и о словах их, которые они сказали, узрев Господа, и о приношении, которое принесли родители. И после этого, отправив все по обычному порядку, совершают Литургию, и затем бывает отпуст» (Itinerarium Aetheriae, s. 26 // Sources Chretiennes, № 21. S. 206). Однако в ее сочинении у праздника Сретения нет самостоятельного названия, и он именуется просто «сороковым днем от Богоявления», то есть от Рождества Христова.

В армянском Лекционаре, содержащем краткие богослужебно-уставные заметки о праздниках годового цикла, совершавшихся в Иерусалиме в начале V в., день Сретения тоже не имеет установившегося названия – соответствующая ему богослужебная статья озаглавлена «Сороковой день от Рождества Господа нашего Иисуса Христа». Из этого видно, что в это время праздник не имел самостоятельного значения и воспринимался как завершающий цикл праздников, посвященных явлению в мир Сына Божиего. Окончательное закрепление праздника Сретения произошло не ранее VI в. – установить точную дату не представляется возможным. Существует версия, что это произошло при Юстиниане I (527–565). Однако в хронике Георгия Амартола (IX в.) отмечалось, что праздник Сретения был учрежден еще при предшественнике Юстиниана – императоре Юстине I (518–527): «В его правление было учреждено, чтобы мы торжественно праздновали Сретение». В главе о правлении Юстиниана хронист вновь говорит о Сретении: «Праздник же Сретения был перенесен и стал праздноваться во второй день месяца февраля. Справляемый прежде в 14 день того же месяца, он не причислялся к Владычным праздникам». Следовательно, праздник Сретения был установлен в VI в. при Юстиниане и Юстине (Theophanes. Chronologie, a. 534. Bonn-Augsg. Ill. S. 345). Из Константинополя он переходит в VII в. в Рим.

Первые известные изображения принесения Младенца Христа в храм мы встречаем в мозаике церкви Санта Мария Маджоре (V в.) и на эмалевом кресте-реликварии (полый крест, внутри которого хранятся мощи святого) конца V - начала VI века из Лютеранского музея. Древнейший образ Сретения запечатлен в одной из мозаик триумфальной арки (см. илл.), обрамляющей алтарное пространство церкви Санта Мария Маджоре в Риме. Эти мозаики, созданные 432-440 гг., в эпоху Третьего Вселенского собора, стали своего рода памятником победы над несторианской ересью. В них Спаситель прославляется как Богочеловек, а Дева – как Богородица, что опровергалось Несторием. Многофигурная сцена Сретения трактована здесь как шествие Богоматери с Младенцем на руках в сопровождении ангелов навстречу св. Симеону. Мерный ритм этого шествия задается ритмом колоннады с арками, на фоне которой происходит действие. Согбенный праведный Симеон в порыве простирает ко Христу задрапированные в мантию руки. За спиной Симеона представлены трое мужчин. Как считает Н.В. Покровский, художник изобразил здесь священников и книжников, бывших при храме (Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии. М., 2001. С. 195). Стоит также отметить, что изображения Ангела в сцене Сретения уникально и не находит аналогий на христианских памятниках.


Если в римских мозаиках Богоприимец был представлен с короткими волосами и бородой, то на фресках в церкви Санта Мария Кастельсеприо в Италии, выполненных византийским мастером (конца VII в.), он изображен ветхим седым старцем с длинными волосами – по преданию, св. Симеон в ожидании обещанной ангелом встречи с Господом прожил более трехсот лет. В рассматриваемой сцене (см. илл.) еще нет изображения престола, которое присутствует в других византийских и древнерусских памятниках.




«Об устойчивой последовательности двунадесятых праздников к VIII в. позволяет судить Синайское Евангелие 715 г., подаренное монастырю императором Феодосием III (Сергий (Спасский), архиеп. Полный месяцеслов Востока. Т. I. Владимир. 1901. С. 91). В нем перечислены Рождество Богородицы, Воздвижение честнаго Креста, Рождество Христово, Крещение, Сретение, Благовещение, Преображение, Успение, Вознесение, Пятидесятница. В несколько ином составе двунадесятые праздники в составе десяти перечислены Иоанном Эвбейским ок. 744 г.: Зачатие Богородицы, Рождество Богородицы, Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Крещение, Преображение, Пасха, Пятидесятница (Sermo in conceptionem S.Deiparae 10 // PG. T. 96. Col. 1473C–1476A). Следует заметить, что именно в начале VIII в. возникает переломный момент в становлении византийского богослужения, связанный с появлением толкования на Литургию св. Германа († 733), патриарха Константинопольского (715–730 гг.). В этом сочинении, озаглавленном «Сказание о Церкви и рассмотрение таинств», усиленный историзмом акцент придан именно земному служению Спасителя (St. Germanus of Constantinople. On the Divine Liturgy. Ed. Meyendorff P. Crestwood (N.Y.). 1984)

… Древнейший Евхологион из библиотеки Синайского монастыря св. вмц. Екатерины, № 985, X в., содержит особые заамвонные молитвы на праздник Сретения Господня (Дмитриевский А. А. Описание литургических рукописей. Т. II; Евхологион. Киев, 1901. С. 21-23). Дальнейшее развитие литургического толкования, сопряженное с распространением символики земной жизни Господа нашего Иисуса Христа на каждое литургическое действие, отмечено появлением между 1054 и 1067 гг. сочинения Protheoria Николая Андидского, которое было дополнительно отредактировано в конце XI в. Феодором Андидским. Аргументация Николая Андидского в обоснование принципа историзма в Литургии построена преимущественно на примере икон, в которых «взору благочестивых открываются все тайны воплощения Христова, от посещения Девы Марии архангелом Гавриилом до вознесения Господа на небеса и второго пришествия» (PG. T. 140. Col. 417–468; Bornet R. Les commentaries byzantins de la Divine Liturgie du VII-e au XV-e siècles. P. 1966. P. 148f., 161f., 164f., 190f., 200. (= Archives de l’Orient chretien. 9). Рецепцию этой мистагогии в искусстве Византии эпохи македонской династии можно проследить в мозаиках Неа Мони на Хиосе, датируемых между 1042 и 1056 гг. Праздничный цикл, куда входило несколько сцен Страстей, состоял из Благовещения, Рождества Христова, Сретения, Крещения, Преображения, Распятия, Снятия с креста, Воскресения (тромпы и ниши), Воскрешения Лазаря, Входа в Иерусалим, Омовения ног, Моления о чаше, Вознесения, Сошествия Святого Духа (внешний нартекс).

При формировании в XI–XII вв. в византийском церковном искусстве иконографической программы 12 праздников (Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Богоявление, Преображение, Воскрешение Лазаря, Вход Господень в Иерусалим, Распятие, Воскресение, Вознесение, Сошествие Святого Духа, Успение Пресвятой Богородицы) Сретение Господне вошло в их число. Данная композиция под названием Dodecaorton упоминается в ряде византийских источников под 1081 г. (Walter C. A new Look at the Byzantine Sanctuary Barrier // Revue des etudes Byzantines. 1993. Vol. 51. P. 222). Согласно трактату митрополита Евхаитского Иоанна († до 1095) «На Господские праздники», Сретение Господне уже входит в число двенадцати праздников.

Один из самых ранних памятников, сохранившийся в полном составе, происходит из монастыря Св. Екатерины на Синае и датируется XII в., что указывает на существование сложившегося регистра праздничных икон на византийском темплоне данного времени (Вейцман К. Ранние иконы // Вейцман К., Хадзидакис М., Миятев К., Радойчич С. Иконы на Балканах. София; Белград. 1967. С. 14. Илл. 25–29; Chatzidakis М. L'evolution de 1'icone aux 11-е — 13-e siecles et la transformation du templon // Actes du 15-e Congress international d'etudes byzantines: Rapports et co-rapporta, III. Athenes, 1976. P. 159–191; Византийские иконы Синая. Москва-Афины, 1999. С. 78–81). В XII в. Феодор Продром (Θεόδορος Πρόδρομος) также упоминает Сретение Господне наряду с Рождеством, Обрезанием, Богоявлением, Преображением, Воскрешением Лазаря, Входом Господним в Иерусалим, Воздвижением, Воскресением, Вознесением, Сошествием Св. Духа на апостолов.

В 1-ой половине XIV в. Никифор Каллист Ксанфопул называет те же праздники, кроме Обрезания (Сергий (Спасский), архиеп. Полный Месяцеслов Востока. Владимир, 1901. М., 1997. Т. 1. С. 401). Правда, Гроттаферратский Типикон 1300 г. упоминает 14 «Господских праздников», в т. ч. Обрезание, Тайную вечерю, Уверение Фомы (Новую Неделю), но Успение Пресвятой Богородицы отсутствует (Дмитриевский А.А. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. К., 1895. Т. 1. С. 907)»: http://expertmus.livejournal.com/91272.html?thread=1042056#t1042056

Иконография праздника Сретения окончательно складывается в период с IX по X век и с тех пор остается почти без изменений. Иногда мы видим Младенца Христа на руках Матери или тот момент, когда Она передает Его святому Симеону, но чаще всего сам Симеон держит Спасителя на руках. Младенец Христос никогда не изображается в пеленах: обычно Он одет в короткую рубашку, не прикрывающую Его обнаженные ноги. Это иконографический тип Христа Эммануила: «Младенца видев Тя, вопияше чудный Симеон: Превечнаго Слова, от Отца рожденна, страшуся и боюся руками моими объяти, Владыко, но с миром раба Твоего иский, ныне отпусти, яко Милосерд» (вечерня, стихира на «Господи, воззвах»).

«Днесь древле Моисею в Синаи закон подавый, законным повинуется велением, нас ради яко Милосерд, по нам быв. Ныне Чистый, Бог, яко Отроча Свято, ложесна разверз Чистыя, Себе Самому яко Бог приносится, законныя клятвы свобождая и просвещая души наша» (вечерня, 2-я стихира на литии). «Ветхий Деньми младенствовав плотию, Материю Девою в церковь приносится, Своего закона исполняя обещанием, Егоже Симеон приим глаголаше: ныне отпущаеши с миром, по глаголу Твоему, раба Твоего: видеша бо очи мои спасение Твое, Святый» (вечерня, стихира на литии, гл. 1-й).

Богоматерь сопровождает Иосиф, неся в складках своего плаща жертву бедных родителей: двух горлиц или двух молодых голубей (Лев. 12, 8). Эти птицы считаются символами символами двух Заветов, единый глава которых - Христос. Как и в евангельском повествовании, тема очищения Богоматери как бы забыта: средоточие праздника - Сретение Мессии: встреча Ветхого и Нового Заветов.

Святая пророчица Анна, дочь Фануилова... вдова лет восьмидесяти четырех (Лк. 2, 36), стоит обычно позади Симеона на втором плане, как и праведный Иосиф. В «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота начала XVIII в. в описании Сретения отмечено, что Анна стоит рядом со святым Иосифом: «Подле него Анна пророчица указывает на Христа и держит хартию со словами: Сей Младенец сотворил небо и землю». Этот вариант текста, также часто встречающийся на иконах, имеется, например, на свитке Анны, представленной в ряду пророков на полях Киккской иконы Божией Матери, конца XI – первой трети XII в. (монастырь святой великомученицы Екатерины на Синае).

Надпись на свитке Анны Пророчицы обычно восходит к тексту апостола Луки (Лк. 2:38): «Се есть всем чудное избавление во граде Иерусалиме» – на новгородской четырехчастной иконе 1-й половины XV в. (ГРМ); «Се приближися избавление всем живущим» – на иконе «Спас Вседержитель на престоле, с 28 клеймами», ок. 1682 г., письма Семена Спиридонова Холмогорца (ГРМ); на ярославской иконе начала XVII в. из Ярославского художественного музея с редкой иконографической программой.



На миниатюре из Минология Василия II (около 986 г., Ватиканская библиотека Gr. 1613. Р. 365) Сретение изображено (см. илл.) на фоне архитектурного ограждения с закрытыми дверями. Внутри виднеется алтарь с изящным навесом-киворием на колонках. Младенец показан на руках Богоматери в сложной позе полулежа, ножками в сторону св. Симеона. Точно так же Он представлен и в иллюминированном армянском Евангелии Монги XI в. (Ереван).

Эпистилий темплона второй половины XII в. из монастыря св. Екатерины на Синае (см. илл.) включает уникальное изображение Сретения, где Богомладенец представлен прямо над престолом в центре всей композиции (Holy image, hallowed ground: icons from Sinai. Los Angeles: Getty Publications, 2006. Cat. № 20. Р. 170-173).
Подобным образом выявляется литургический замысел композиции, в которой Христос изображается как приносимая за весь мир искупительная жертва.

 

На Руси древнейшими образцами сцены Сретения являются фрески XII в. в Кирилловской церкви (Киев) и церкви Спаса на Нередице (Новгород). Интересной особенностью в изображении Кирилловской церкви (см. илл.) является то, что Младенец не сидит на руках Богородицы, а представлен на них лежащим. Пресвятая Дева несет Его на двух вытянутых и покрытых платом руках.

Личность святого Симеона Богоприимца имеет особое значение. Его пророчество, одна из трех «песен Нового Завета», в течение всего Богослужебного года поется на каждой вечерне. Из-за отсутствия в Евангелии сведений о праведном Симеоне, прп. Никодим Святогорец собрал суждения о нем различных толкователей. Так, Иосиф Песнописец называет его «священнейшим священнодействителем». Сщмч. Мефодий Патарский – «наилучшим иереем». Патриарх Фотий и Блаженный Феофилакт говорят, что он не был священником, но более чем священник. Иные утверждают, что Симеон был одним из Семидесяти толковников, переводчик Библии, который при переводе пророческих слов книги пророка Исайи «се Дева во чреве примет» усомнился в их значении, и что Бог хранил его жизнь до пришествия Мессии в течение 350 лет. Некоторые настаивают на том, что Симеон был законоучителем, сыном Гиллеля и отцом Гамалиила, наставника апостола Павла, а иные считают, что он был главой еврейского синедриона. Собрав все это, прп. Никодим приходит к заключению, что желающие следовать Евангелию славят Симеона именно как «водимого Духом мужа».

Литургические тексты прославляют праведного Симеона, как величайшего пророка. Более чем Моисей достоин Симеон носить звание «Боговидца». Ведь Моисею Господь явился окутанный мраком, а «Симеон на своих руках Первовечное Слово Отчее воплощенное понесе и языком откры Свет, Крест и Воскресение» (вечерня, 7-я стихира на литии). Крест в этой стихире указывает на оружие, которое пройдет душу Марии. «Ныне отпущаеши» приобретает новый смысл. Пророк просит соизволения Господа возвестить в преисподней благую весть о воплощении. Адаму, «во аде живущу, известити хотяй, иду, и Еве принести благовестив» (7-я песнь канона).

Праведный Симеон благословил Деву Марию и Иосифа и возвестил Богородице два поразительных пророчества. Первое относилось к Богомладенцу Христу: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий» (Лк. 2:34). Это пророчество исполнялось на протяжении всей жизни Христа и продолжает осуществляться до сегодняшних дней, как в истории всего человечества, так и в личной жизни каждого человека. Богочеловек Христос – это падение неверующих и воскресение всех, чья вера зиждется на Нем. Выразительным примером является Голгофа: один разбойник уверовал и спасся, а другой усомнился и был осужден. Кроется в этих словах и другой смысл: провидение предстоящих в недалеком будущем страданий и мучительной смерти Христа, через которые восстанет великое множество людей (блж. Феофилакт). Христос – это «предмет пререканий» или «камень преткновения», поскольку для многих жизнь Христа является большим соблазном. Причин тому множество. Прежде всего «предметом пререканий» является вочеловечение Бога Слова. При воплощении произошло много странных и удивительных вещей: Бог стал человеком, Дева – Матерью и т.д., – вещей, вызывающих в людях недоумение и сомнения. Одни утверждают, что Господь принял настоящее тело, другие – что призрачное, из чего вытекает, что все, Им сотворенное – иллюзия. Одни утверждают, что это было тело перстное, иные – небесное. Одни доказывают, что Христос, как Бог, имеет предвечное бытие, для других Его бытие начинается от Пречистой Девы Марии (св. Кирилл Александрийский).

Серьезным «предметом пререканий» является Крест Христов, как говорит об этом святой Кирилл Александрийский, «предметом пререканий Крест честной именуется». Для одних страдания и смерть Христа – это спасение и победа над началами и властью тьмы, а иные от креста отказываются. Их ум не может постигнуть, как Христос мог быть распят?! Поэтому, как сказал апостол Павел, для иудеев крест – соблазн, а для эллинов – безумие. Для нас же, верных Христу, крест является «Божией силой и Божией премудростью» (1 Кор. 1:23-24).

Второе пророчество праведного Симеона относится к Пресвятой Богородице: «и Тебе Самой оружие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2:35). Несомненно, под словом «оружие» подразумевается боль Девы Марии, когда Она будет стоять у креста и созерцать муки Своего Сына. Пресвятая Богородица не испытала ни боли, ни страданий при рождении Христа, поскольку зачала Его бессемянно и родила непорочно. Однако Она должна будет пережить неизмеримую боль во время Его исхода.

Анна (евр. hanna – милость, благодать) – дочь Фануила, пророчица из колена Асира, упомянутая в Евангелии от Луки в рассказе о Сретении Господнем, как «достигшая глубокой старости, прожив с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь» (Лк. 2:36-37). Анна – единственная женщина, названная в Новом Завете пророчицей, возможно, евангелист Лука проводит сравнение с ветхозаветными пророчицами, такими, как Девора или Иудифь, которая была посвящена, дожила до 105 лет и не вышла повторно замуж, когда ее супруг скончался (Иудифь 16: 23). Постоянное пребывание Анны в храме можно было бы объяснить существованием особого чина вдовиц, которые имели свое служение (например, молитвенное) при Иерусалимском Храме. Увидев рожденного Спасителя, Анна в подтверждение пророчества Симеона Богоприимца (Лк. 2: 29-35) пошла проповедовать благую весть о Мессии «всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме» (Лк. 2:38). В контексте писаний евангелиста Луки проповедь Анны, видимо, прообразует одно из служений, которые получат уверовавшие женщины (ср.: Прискилла в Деян. 18). В сцене Сретения Анна, возможно, прообразует то, что произойдет в Пятидесятницу, когда Святой Дух изольется на всякую плоть, и сыны и дщери будут пророчествовать (Деян. 1-2). Поскольку особое место в Евангелии от Луки занимает тема благовестия бедным (Лк. 4:18; 16:19-20), высказывается предположение, что Анна изображается как одна из благочестивых иудейских бедняков, тем самым она являет пример воздействия благой вести на их жизнь.

О роли Анны Пророчицы в истории Спасения песнопения праздника Сретения Господня говорят так: «Анна провещает страшная, Спаса Избавителя Израилю исповедающи Христа, Творца Неба и земли» (целомудренная Анна пророчествует великое, исповедуя, что Христос – Творец неба и земли, – припев на 9-й песне канона). На следующий день после Сретения празднуется день праведных Симеона и Анны (3 февраля), подобно «соборам» большинства других важнейших праздников. Анна упоминается в стихирах и каноне на этот день.

Надпись на свитке Анны Пророчицы обычно восходит к тексту апостола Луки (Лк. 2:38): «Се есть всем чудное избавление во граде Иерусалиме» – на новгородской четырехчастной иконе 1-й половины XV в. (ГРМ); «Се приближися избавление всем живущим» – на иконе «Спас Вседержитель на престоле, с 28 клеймами», ок. 1682 г., письма Семена Спиридонова Холмогорца (ГРМ); на ярославской иконе начала XVII в. из Ярославского художественного музея с редкой иконографической программой.

В «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота начала XVIII в. в описании Сретения отмечено, что Анна стоит рядом со святым Иосифом: «Подле него Анна пророчица указывает на Христа и держит хартию со словами: Сей Младенец сотворил небо и землю». Этот вариант текста, также часто встречающийся на иконах, имеется, например, на свитке Анны, представленной в ряду пророков на полях Киккской иконы Божией Матери, конца XI – первой трети XII в. (монастырь святой великомученицы Екатерины на Синае).

В минейных циклах фигуры праведных Симеона и Анны пророчицы помещались, как правило, после праздника Сретения (в соответствии с днем памяти), например, в Строгановском лицевом подлиннике последней трети XVIII в. (Музей имени Андрея Рублева), на иконах «Минея на февраль» конца XVI в. из Вологды, на двусторонней иконе-таблетке середины XVII в. из Новгорода – с крестом и свитком в руках; на гравированных святцах Г.П.Тепчегорского 1713-1714 гг. – руки Анны прижаты к груди; на иконе «Минея годовая» последней трети XVIII в. (Музей имени Андрея Рублева)

В то время как память Симеона указывают все греческие и славянские Типиконы, Анна упоминается нерегулярно, однако уже в синаксаре Типикона Великой церкви указывается память «святого и праведного Симеона, принявшего в объятия Господа, и Анны пророчицы». Кроме того, память Анны отмечается 28 августа. Но особой службы Анне на этот день нет; греческие Минеи упоминают об Анне в Стишных Прологах на этот день.

В минейных циклах фигуры праведных Симеона и Анны пророчицы помещались, как правило, после праздника Сретения (в соответствии с днем памяти), например, в Строгановском лицевом подлиннике последней трети XVIII в. (Музей имени Андрея Рублева), на иконах «Минея на февраль» конца XVI в. из Вологды, на двусторонней иконе-таблетке середины XVII в. из Новгорода – с крестом и свитком в руках; на гравированных святцах Г.П.Тепчегорского 1713-1714 гг. – руки Анны прижаты к груди; на иконе «Минея годовая» последней трети XVIII в. (Музей имени Андрея Рублева).

Tags: Андрей Рублёв, Сретение Господне, иконы/росписи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments