НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

Category:

Сегодня - день рождения одной из трагических фигур советского джаза Вадима Людвиковского


 

Вадим Людвиковский и его оркестр - триумф на фестивале ДЖАЗ-67.
Фото Владимира Лучина

Выдающийся мастер оркестрового джаза, аранжировщик и композитор, лидер знаменитых оркестров родился 23 апреля 1925 года в Курске. С четырех лет играл на рояле, с шести – на кларнете, в восемь сел за пульт гобоиста в военном ансамбле, которым руководил его отец. К началу войны, еще учась в музыкальной школе, играл на танцах. На фронте руководил оркестром Белорусского военного округа, благодаря чему встретился с руководителем Госджаза Белорусской ССР, выдающимся маэстро джаза Эдди Рознером. Вскоре Рознер перевел его в свой оркестр, который был для хватавшего все на лету талантливого музыканта школой джазового профессионализма. В 1947 Рознера арестовали, оркестр расформировали, и Людвиковского взял к себе Леонид Осипович Утесов пианистом и аранжировщиком. Ни в каком другом оркестре равного ему не было. Это тут же сказалось на звучании оркестра, способствовало его творческому росту.
В 1949 Вадим Николаевич поступил в ленинградскую консерваторию на композиторское отделение к Венедикту Пушкову, композитору еще старой закалки, автору и академических произведений и популярных песен. Консерваторию он закончил в год смерти Сталина, и первой его большой работой стала серия записей танцевальной и популярной музыки советских композиторов-песенников на радио. Их песни, оркестрованные Людвиковским, предстали в ярком, модном, американистом виде, это понравилось и авторам и слушателям. А в 1960 приняли и в Союз композиторов.
Но Людвиковский взялся за нечто большее. В начале 60-х он предложил Москве новый жанр – джаз-варьете. Блестящий бэнд играл самый модный репертуар в загримированном под западный найт-клуб ресторане "Советский", праздном оазисе оттепели с привкусом распутства. Бэнд был составлен из утесовцев, пока шеф лежал в больнице. Людвиковский был на вершине творчества и успеха. В 1966 Гостелерадио предложило ему создать оркестр для исполнения произведений советских композиторов. Так возник Концертно-эстрадный ансамбль Радио и ТВ, ставший не только мощным официальным форпостом джаза, но и образцом, которому подражали, а порой и завидовали. Лучшим аранжировкам был свойствен монументальный фресковый стиль, динамичность и полнозвучность.
К сожалению, студии не записывали лучшее, чем располагал оркестр. Но слава о партитурах, которые были в портфеле оркестра, о мирового класса солистах – саксофонистах Алексее Зубове, Георгии Гараняне, Геннадии Гольштейне, Юрии Албегове, трубачах Константине Носове, Германе Лукьянове, Владимире Чижике, Германе Петрове, Викторе (Арзу) Гусейнове, тромбонистах Константине Бахолдине, Викторе Мотове и Леоне Черняке, басисте и аранжировщике Игоре Кантюкове, ударнике Александре Гореткине, пианисте Борисе Фрумкине – перешагнула закрытые на замок границы Советского Союза. Это было опасно. В 1972 оркестр Чехословацкого радио пригласил Людвиковского и его музыкантов в Прагу на запись имеющихся у него оригинальных аранжировок. Пластинка вышла, но дни Людвиковского на радио были сочтены. В 1973, воспользовавшись бытовым поводом, его уволили из Гостелерадио, а вслед распустили и его “концертно-эстрадный ансамбль”, ставший уже ведущим советским джаз-оркестром.
После роспуска своего детища Вадим Николаевич стал фактически безработным. Будучи полным творческих сил, быть 22 года невостребованным в собственной стране, ясно сознавая свое профессиональное превосходство над теми, кого жизнь ласкает своим вниманием, вынести трудно. Заказов - даже на переписку нот - ему никто не давал.
Людвиковский медленно умирал. Его семидесятилетие встретили молчанием. Награждение вдогонку званием Заслуженного деятеля искусств России летом последнего года его жизни уже ничего не меняло. И впереди, кроме тишины и темноты, у него не было ничего. Оставалось ждать конца. И он наступил. 8 декабря 1995 года его нашли замёрзшим на одной из московских улиц. Выдающему музыканту стало плохо, а помощь никто не оказал.
На похоронах было немного народу. Кремация состоялась на Донском. А прах по его желанию развеян над любимой Москвой.

© Алексей Баташев
Tags: Баташев, Вадим Людвиковский, Память, Рознер, СССР, джаз, личный архив, фоторепортаж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments