НАШЕ НАСЛЕДИЕ (nashenasledie) wrote,
НАШЕ НАСЛЕДИЕ
nashenasledie

ПЕЧАЛЬНАЯ ВЕСТЬ... ОЧЕНЬ ПЕЧАЛЬНАЯ........


Наталья Леонидовна Трауберг.
Фото Эхо Москвы



2. Английская классика с русским акцентом
Переводчик должен раствориться в писателе, - полагает Наталья Леонидовна Трауберг. И остаться за кадром, - добавила бы я. Поскольку, любезно согласившись на интервью, Наталья Леонидовна с трогательной беззащитностью, но довольно настойчиво просила ее не фотографировать

А может быть действительно, в наш рекламный век гораздо важнее не вглядеться, а вслушаться сердцем в то, о чем поведает нам человек, который стольким детям и взрослым помог насладиться «Хрониками Нарнии», открыл нам, жившим за железным занавесом, доселе неизвестных К.С. Льюиса, Г.К. Честертона и многих других прекрасных христианских авторов.



3. Наталья Леонидовна и Яков Кротов на радио Свобода


4. Страница Натальи Леонидовны в библиотеке Якова Кротова


5. РАДИО Радонеж
Сегодня мы хотим поговорить о том, как можно учиться делать добро с помощью великой литературы. Мы знаем, что великая литература во все века занималась проблемами нравственности, проблемами добра. Мы пригласили в эфир переводчика, литератора, известного деятеля культуры и литературы Наталью Леонидовну Трауберг. Она известна как переводчица замечательных добрых книг. Прежде всего, детских. Это «Томасина», «Хроники Нарнии» Льюиса, и «Длинноногий дядюшка» Вебстера и много-много других книг. Она переводит с английского, итальянского, испанского языков. И занимается, конечно, не только детской литературой. Но мы сегодня как раз хотим поговорить о том, может ли литература в наше время учить людей делать добро. Наталья Леонидовна, как Вы считаете, издается ли в наше время хорошая литература, которая делает человека добрее.

6. О последней книге. "Только в семидесятые годы перестали об этом думать: стали как-то уродливо и странно жить. То есть кто мог — не очень уродливо и странно: Аверинцев какой-нибудь, Гаспаров писал и думал, даже я переводила какой-то самиздат, и в этом было вроде главное содержание жизни. Но у меня к тому времени уже накопилось ощущение, что я нахожусь в среде, для которой у меня нет органа — жабр каких-нибудь."
Tags: Память, Трауберг, Эхо Москвы, интервью, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments