?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

К. А. Горбунов. Последний прижизненный портрет Лермонтова. 1840-1841
Неорганичность для всего творчества М. Ю. Лермонтова приписываемого ему и настойчиво навязываемого даже в школьных учебниках стихотворения "Прощай, немытая Россия" давно уже вызывала сомнения в его подлинности.

Но так обычно бывает, что если ложь повторяется много раз, то к ней привыкают и она уже кажется правдой. Так и с этим стихотворением. Его на протяжении нескольких поколений заставляли заучивать в школе, и всем уже стало казаться, что авторство Лермонтова здесь несомненно. От этого навязанного предубеждения очень трудно отвлечься. А ведь, казалось бы, достаточно было просто положить его рядом с другими стихами - и грубость, топорность строк сразу же бросилась бы в глаза. Да и сама история появления этого стихотворения - спустя много лет после смерти "автора" - весьма странная.

И надо было очень захотеть, чтобы всё же приписать это стихотворение Лермонтову, включить в разряд несомненно авторских, сделать одним из немногих обязательных для изучения в школе. И если бы его не приписали Лермонтову, то уж наверняка бы Пушкину.

Айвазовский. Прощание Пушкина с морем
А. С. Пушкин:

К МОРЮ

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.


Приписывается М. Ю. Лермонтову

"ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ РОССИЯ"

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Обычно литературная мистификация, в отличие от злоумышленной подделки являющаяся просто весёлым розыгрышем, использует в качестве оригинала легко узнаваемое произведение, первые строки которого подвергаются лишь незначительному изменению. Этот приём широко используется также и в жанре пародии, в отличие от которой мистификация всё же предполагает элемент лукавого обмана, чужой подписи.

В последующих строчках автор пародии или литературной мистификации, как правило, далеко отходит от оригинала и поэтому вторые строфы двух стихотворений практически уже не совпадают:

Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз


и

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь я среди пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей...

В XIX веке литературные мистификации были широко распространены и представляли собой модную салонную игру. Выдавать своё оригинальное произведение или стилизацию за чьё-то чужое или неведомого автора было весёлым писательским розыгрышем. Именно таким было приписывание М.Ю. Лермонтову этого стихотворения. Но впоследствии оно было широко распропагандировано уже в совершенно других целях русофобскими идеологами и из мистификации превратилось в фальсификацию на заданную тему.

ОТ РЕДАКЦИИ.

Стихотворение "Прощай, немытая Россия" впервые всплыло в письме П. И. Бартенева к П. А. Ефремову 9 марта 1873 года с примечанием - "списано с подлинника". В 1955 году было опубликовано письмо того же Бартенева к Н. В. Путяте, написанное не позднее 1877 года (год смерти Путяты) с аналогичной припиской: "с подлинника руки Лермонтова". В 1890 году тот же Бартенев публикует еще один вариант этого стихотворения (во всех трёх случаях есть разночтения) в издаваемом им журнале "Русский архив" с примечанием на этот раз - "записано со слов поэта современником". За три года до этого П. Висковатов опубликовал в журнале "Русская старина" без указания на источник эту же бартеневскую версию с изменением лишь одного слова - "вождей" (№ 12, 1887). Автограф, на который ссылался в письмах Бартенев, разумеется, не сохранился. Более того, профессиональный историк, археограф и библиограф потому-то так ничего и не сообщил нигде об этом автографе: где он его видел, у кого он хранится и т.д. Для человека, посвятившего всю жизнь отысканию и публикации неизвестных материалов и литературно-биографических документов о русских писателях, такое непрофессиональное умалчивание адреса источника - "подлинника, руки Лермонтова" - вещь просто загадочная.

Пётр Иванович БартеневТаким образом, во всех случаях, кроме одного, где источник не назван, мы имеем дело с одним и тем же человеком - П. И. Бартеневым.

И каждый раз мы встречаем серьёзные противоречия: в письмах он ссылается на неведомый автограф, а в публикации уже более осторожно указывает на "феноменальную память" неведомого современника, спустя полвека позволившую воспроизвести этот "неведомый шедевр".

Логично поинтересоваться: кто же он, этот единственный источник вдруг всплывшего спустя десятилетия после гибели поэта странного стихотворения!

Пётр Иванович Бартенев родился в октябре 1829 года, и в момент убийства Лермонтова ему было всего 11 лет.

Среди его сочинений ряд книг и статей о Пушкине ("Рассказы о Пушкине, записанные со слов его друзей П.И.Бартеневым в 1851- 1860 гг." и др.) В 1858 году именно он передал А.И. Герцену сенсационные "Записки Екатерины II", опубликованные последним в Лондоне в 1859 году. С 1863 года он издаёт в течение полувека журнал "Русский архив", специализируясь на публикации неизвестных документов о русских писателях. Однако по отзыву "Краткой литературной энциклопедии", "многочисленные публикации Бартенева в археографическом и текстологическом отношении стояли на недостаточно высоком уровне". И это еще мягко сказано. Сотрудничество с Герценом и его бесцензурной прессой характеризует общественно-политическую позицию П.Бартенева. Накал политических страстей и потребностей поры на авторитет признанных всем обществом национальных поэтов требовал именно таких разоблачительных документов. А спрос, как известно, рождает предложение, и если у профессионального публикатора, посвятившего жизнь изданию специализированного для этих целей журнала, нет под рукой нужного материала, то для поддержания интереса к своему журнала, дла спасения тиража чего не сделаешь? Бартенев был хорошо знаком с творчеством Пушкина, симпатизировал разоблачительной пропаганде, набил руку на "сенсационных открытиях" и на публикации их. Написал восемь дубоватых строчек, хоть и с трудом, с помощью заимствований у Пушкина, - это было ему вполне по силам. А риска не было никакого. Разоблачённая, такая грубая мистификация не грозила ему ничем, кроме смеха и общественного внимания. Но вряд ли сам Бартенев ожидал, что этот розыгрыш будет иметь такие последствия.

Интересно, что составители собрания сочинений М. Ю. Лермонтова (1961 год) довольно остроумно прокомментировали это стихотворение. Не имея возможности (по понятным причинам) открыто разоблачить эту мистификацию, превращённую спекулянтами в фальшивку, они в комментарии к нему вклеили факсимиле подлинника М. Ю. Лермонтова "Родина" (т.1, стр. 706). И в самом деле, ничто лучше не разоблачает подделку, чем сопоставление её с подлинником. Однако, если очень нужно, то можно и не видеть подлинника и упрямо твердить бездарную подделку. Хотя даже непрофессионалу ясно, что Лермонтов и эта подражательная мазня ничего общего не имеют.

Продолжение.
А. А. Кутырева. Пародируя поэта.

В октябре исполнилось 170 лет со дня рождения Д.Д.Минаева - поэта "Искры" пародиста, перепевщика, не оставившего без внимания ни одного великого творения предшествующей "аристократической" эпохи и переписавшего их в духе либерализма - "ничего святого". Думаю, что "Прощай, немытая Россия" пора вернуть ее настоящему автору.

Современность всегда ищет опоры в прошлом и стремится интерпретировать его в своих интересах. На этой почве много конъюнктуры и фальши, когда прошлое превращается в заложника настоящего. Борьба с прошлым и за прошлое идет в социальном и символическом универсуме. В символическом универсуме одно из ее главных направлений - художественная литература, которая более чем какое-либо другое письмо (текст) приближена к массам, к практическому сознанию. Главной причиной предпринимаемых в разное время мистификаций и маскировок-обманов является (хотя это сейчас немодно звучит) социальная борьба. Многие мистификации основаны на идеологической переработке литературных шедевров в целях приспособления к запросам новой реальности. Так, были "исправлены" "Евгений Онегин", "Горе от ума", "Мертвые души", "Демон" и другие великие и популярные произведения.

Стихотворение "Прощай, немытая Россия" приписывается М. Ю. Лермонтову. Оно впервые упомянуто в письме П. И. Бартенева в 1873 году, через 32 года после смерти поэта. Странность в том, что современники поэта на это открытие почти не отреагировали. Не последовало их реакции и после первой публикации в 1887 году. Не было высказано никакой радости, не возникло полемики в печати. Может быть, читающая общественность знала, кому принадлежали эти строки?

Литературоведы, дорожащие своей репутацией, обычно оговаривают отсутствие автографа и никогда не приписывают произведение автору, не имея хотя бы прижизненных списков. Но только не в этом случае!

Обе публикации - П. А. Висковатова, а затем П. И. Бартенева, хотя они не однажды уличались в недобросовестности, были приняты без сомнений и в дальнейшем споры шли лишь по поводу разночтений. А вот тут развернулась полемика, не утихающая до сих пор. Однако аргументы противников авторства Лермонтова в этом споре всерьез в расчет не принимались. Стихотворение стало каноническим и включено в школьные учебники как шедевр политической лирики великого поэта. ПОЛНОСТЬЮ

Комментарии

( 4 комментария — Оставить комментарий )
tervby
1 сент, 2012 11:40 (UTC)
///Неорганичность для всего творчества М. Ю. Лермонтова приписываемого ему и настойчиво навязываемого даже в школьных учебниках стихотворения "Прощай, немытая Россия" давно уже вызывала сомнения в его подлинности.///

Попробую построчный анализ.

Прощай, немытая Россия
Как верно замечено, реминисценция из Пушкина: "Прощай, свободная стихия". В творчестве Лермонтова постоянно встречаются реминисценции из пушкинских стихотворений, в т. ч., и такие случаи, когда связь стихов Лермонтова со стихами Пушкина идет, так сказать, со знаком минус — выражается в сознательном следовании пушкинским темам, мотивам, художественным образам и одновременно в сообщении всему этому иной, подчас прямо противоположной, окраски, с переосмыслением пушкинских мотивов.
Слово "немытый" - не самое обычное для поэтического языка. Согласно, "Национальному корпусу русского языка" слово "немытый" употреблено в семи стихотворениях 19 века. По одному употреблению у Случевского, Никитина, Ашхарумова и Языкова, и три употребления у Лермонтова.

Страна рабов, страна господ.
Идея лермонтовская. "Жалобы турка": "Там стонет человек от рабства и цепей!.. Друг! этот край... моя отчизна!". . "Вадим": "Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесет жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем, но справедливо, он согласен служить — но хочет гордиться своим рабством, хочет поднимать голову, чтоб смотреть на своего господина".
Черта стиля Лермонтова - синтаксический паралеллизм полустиший. Ни твой привет, ни твой укор; Но песнь – всё песнь, а жизнь – всё жизнь; Слуга царю, отец солдатам; Звучал булат, картечь визжала; Укор невежд, укор людей; Не с благодарностью иль покаянием; Где ты росла, где ты цвела, Каких холмов, какой долины; Душой дитя, судьбой монах; И верится, и плачется и т. д. В стихотворении «Тучи» на 12 строчек приходятся три интересующие нас формы: Степью лазурною, цепью жемчужною; Зависть ли тайная, злоба ль открытая; Вечно холодные, вечно свободные.

Полустишия Лермонтова часто антонимичны (привет – укор, дитя – монах, тайная – открытая, родина – изгнание и т. д.). Антонимичные полустишия – черта лермонтовского идиостиля. Антиномии обусловлены романтическим мировоззрением поэта, чётко различающим добро и зло. Вторая строка содержит антонимическое противопоставление (рабов – господ).

Антонимия: рабы - хозяева, у Лермонтова встречается постоянно: "ни раб, ни властелин" (Тростник), "раб иль властелин" (Моряк), "И перед властию -- презренные рабы" (Дума), "раб пред владыкой" (Перчатка) "твой раб, твой господин!.." (Цыганы), "Да, счастие подобно всем рабам, Услужливо к чужим лишь господам" (Маскарад).

И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.


Синтаксический параллелизм в строках - это тоже черта лермонтовского стиля: Что ищет он в краю далёком? / Что кинул он в краю родном?..; Под ним струя светлей лазури, / Над ним луч солнца золотой…; В них слёзы разлуки, в них трепет свиданья; Не пылит дорога, не дрожат листы..

Использована метонимия - перенос названия с предмета на предмет на основе их объективной близости, логической связи. Автор переносит на жандармов наименование их форменной одежды: "вы, мундиры голубые". На подобной метонимии ("мундир" в значении "человек в мундире") основан новогодний мадригал Лермонтова:

Дай бог, чтоб вечно вы не знали,
Что значат толки дураков,
И чтоб вам не было печали
От шпор, мундира и усов;
Дай бог, чтоб вас не огорчали
Соперниц ложные красы,
Чтобы у ног вы увидали
Мундир, и шпоры, и усы!


Та же метонимия в поэме "Монго": "мундир" означает "людей в мундирах", противопоставленных "фрачным" - людям во фраках:

Но нет, постой! умолкни лира!
Тебе ль, поклоннице мундира,
Поганых фрачных воспевать?..
tervby
2 сент, 2012 05:34 (UTC)
Быть может, за стеной Кавказа

Лермонтовым часто употребляема метафора "стены гор": "Полувоздушною стеною Нагие тянутся хребты" (Моряк). "И ровны, прямы, как стена, По берегам темнеют горы" (Черкесская песня), "Вдали тянулись розовой стеной, Прощаясь с солнцем, горы снеговые" (Аул Бастунджи), "Стеной умели так высоко Громады скал нагромоздить" (Вид гор из степей Козлова), "синелись зубчатою стеной горы" (Герой нашего времени), "утесы синее и страшнее, и наконец они, казалось, сходились непроницаемою стеной" (Герой нашего времени).

Сокроюсь от твоих пашей,

Формы глагола "сокрыться" у Лермонтова встречаются 20 раз (Лермонтовская энциклопедия. Частотный словарь языка М. Ю. Лермонтова), например, "И тайна юного Селима, Чуждаясь уст, ланит, очей, От любопытных, как от змей, В груди сокрылась невредима!", "От глаз его сокроется ручей", "Года унылой чередой От нас невидимо сокрылись".
Интересно использование турецкого слова "паши". У Лермонтова не редки "турецкие мотивы". Выше говорилось о стихотворении "Жалобы турка", содержащем намёки на Россию. Сравнение "как турок" находим в "Валерике" и в поэме "Хаджа Абрек". Есть у Лермонтова и прозаическое произведение "Ашик-Кериб. Турецкая сказка", в котором шесть раз встречается слово "паша". Контекст связывает пашу и произвол: «иди с нами, к великому паше, закричали они, или ты отвечаешь нам головою». — «Я человек вольный, странник из города Тифлиза, говорит Ашик-Кериб; хочу пойду, хочу нет; пою, когда придется, — и ваш паша мне не начальник»; — однако, несмотря на то, его схватили и привели к паше. Есть упоминание турок в пьесе "Странный человек", и там опять-таки встречается слово "паша".

От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.


Снова синтаксический параллелизм строк. Слово "всевидящий" есть и в "Маскараде". Рифма "Кавказ - глаз" встречается и в стихотворении "Кавказ". Сочетание "сокроюсь... от их... глаза" напоминает "От глаз его сокроется" (Аул Бастунджи). Известно, что "Некоторые образы и стихи из «Аула Бастунджи» Лермонтов позднее использовал в других произведениях: «Хаджи Абреке», «Демоне», «Мцыри». То, что это именно самоцитата подтверждается тем, что часть поэмы со строками "От глаз его сокроется" была опубликована только в 1883 году, т. е. позднее "Немытой России".

Получается, очень органичное стихотворение для Лермонтова.
tervby
2 сент, 2012 05:37 (UTC)
///Стихотворение "Прощай, немытая Россия" впервые всплыло в письме П. И. Бартенева к П. А. Ефремову 9 марта 1873 года с примечанием - "списано с подлинника".

Автограф, на который ссылался в письмах Бартенев, разумеется, не сохранился. Более того, профессиональный историк, археограф и библиограф потому-то так ничего и не сообщил нигде об этом автографе: где он его видел, у кого он хранится и т.д. Для человека, посвятившего всю жизнь отысканию и публикации неизвестных материалов и литературно-биографических документов о русских писателях, такое непрофессиональное умалчивание адреса источника - "подлинника, руки Лермонтова" - вещь просто загадочная.///

Готовилось к выходу собрание сочинений Лермонтова. Бартенев участвовал в его подготовке и в связи с ним 9 марта 1873 года написал издателю П. Е. Ефремову: "С рукописью Лермонтова8 произошла оказия: прежде, чем <была> кончена копия, ее потребовала назад доставительница, г <оспо>жа Столыпина и обещалась списаться с Шангиреями. Вот еще стихи Лермонтова, списанные с подлинника. Прощай, немытая Россия, Страна рабов...". Филолог Н. Сапрыкина комментирует: Бартенев помогает лермонтоведам собрать архив поэта. Родственники Лермонтова показали ему несколько неизвестных рукописей. Бартенев обнаружил в них стихотворение антиправительственного содержания. Стихотворение прочитали родственники поэта и решили потребовать рукописи назад.
tervby
3 сент, 2012 08:25 (UTC)
///Литературоведы, дорожащие своей репутацией, обычно оговаривают отсутствие автографа и никогда не приписывают произведение автору, не имея хотя бы прижизненных списков. Но только не в этом случае!///

Cогласно "Лермонтовской энциклопедии": "Неизвестны доныне ок. 100 автографов стихотворений Лермонтова (прибл. четвертая часть их общего числа), среди них: "Нищий", "Умирающий гладиатор", "Бородино" , "Ветка Палестины", "Дары Терека", "Воздушный корабль", "Завещание", "Из под таинственной холодной полумаски" (...) Из поэм утрачены автографы полного текста "Сашки", а также автографы "Моряка", "Хаджи Абрека", "Монго", "Песня про... купца Калашникова", "Тамбовской казначейши", последней ред. "Демона". Погибли многие письма, к-рые Лермонтов посылал с Кавказа моск. и петерб. друзьям" (ст. "Рукописи Лермонтова").

Уже после 1873 года было опубликовано 42 стихотворения Лермонтова, автограф которых неизвестен. Среди них есть и незначительные стихотворения в альбом. Несмотря на отсутствие автографа, их принадлежность Лермонтову никем не оспаривается.


Первые посмертные публикации больших групп стихотворений по автографам были осуществлены: А. А. Краевским в «Отечественных записках» (1841, начиная с августа; 1842 и 1843), А. Н. Афанасьевым, П. А. Ефремовым, М. А. Полуденским, С. А. Рачинским в «Библиографических записках» (1858, 1859 и 1861), С. С. Дудышкиным в «Отечественных записках» (1859), П. А. Ефремовым, П. А. Висковатовым в «Русской старине» (1872, 1873, 1875, 1877 и 1882), П. А. Висковатовым в «Русской мысли» (1881, 1882, 1883 и 1884)

Большой вклад внесли своими разысканиями новых текстов издатели сочинений Лермонтова П. А. Ефремов (в 70-х годах), И. М. Болдаков и П. А. Висковатов (в 80-х годах).
К 1889 — 1891 гг., когда вышло в свет первое полное собрание сочинений Лермонтова под редакцией П. А. Висковатова, лирика поэта была представлена уже почти в окончательном своем составе.


В ряде случаев, когда автографы не сохранились источником текста в собраниях сочинений Лермонтова служат копии, сделанные разными лицами. Таковы копии из собрания А. А. Краевского, копии В. Х. Хохрякова и П. А. Висковатова, сделанные с автографов, в то время еще не утраченных (стихотворения «Поле Бородина», «Крест на скале», «В рядах стояли безмолвной толпой», «Юнкерская молитва» и другие).


П. А. Висковатов первым опубликовал десятки стихотворений Лермонтова, в т. ч., и "Прощай, немытая Россия".


///Странность в том, что современники поэта на это открытие почти не отреагировали. Не последовало их реакции и после первой публикации в 1887 году. Не было высказано никакой радости, не возникло полемики в печати. Может быть, читающая общественность знала, кому принадлежали эти строки?///

Если бы общественность знала, что проф. П. А. Висковатов - известный публикатор лермонтовских рукописей, издатель нового собрания его сочинений и автор биографии Лермонтова - опубликовал за подписью "Лермонтов" стихотворение кого-то другого, то последовали бы протесты.
( 4 комментария — Оставить комментарий )

Профиль

Закат над Кремлем
nashenasledie
НАШЕ НАСЛЕДИЕ

Календарь

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner